>
>
>
Много ли в крае чиновников-профессионалов?

Много ли в крае чиновников-профессионалов?

Очередной комитет Михаила Васильева рекорда не побил — кроме самого председателя были и еще народные избранники. Они рассмотрели полтора десятка вопросов и поставили под сомнение компетентность чиновников из двух министерств — инвестиций и инноваций, а также экономики и регионального развития.

Михаил Васильев вошел и заулыбался.

— У нас скоро журналистов будет больше, чем заседающих за столом, — сказал он, обведя взглядом зал заседаний. К тому, что журналистов на комитете по экономической политике давно больше, чем самих депутатов, все давно привыкли. Рекорд, когда Михаил Геннадьевич заседал сам с собою уже не побить. В этот раз компанию ему составили Владислав Королев и Владимир Леопа. И, к слову, неплохую компанию.

ГЧП

Министр инноваций о разнице между «обновлением» и «модернизацией»Услышав эти три буквы, сразу подумалось неладное — 91 год и все такое. Оказалось, это всего-навсего государственно-частное партнерство. Министерство инвестиций и инноваций опять попыталось протолкнуть бесспорно важный документ, что называется, «на простачка». В первый раз замминистра Андрей Трегубов попросту «налажал».

На комитете 22 ноября представлять переработанный законопроект пришел сам министр инвестиций и инноваций Андрей Вольф. Начал он с миллиардных показателей инвестиций, которые получает Красноярский край уже не первый год. При этом по итогам 2010 года край — лидер СФО по объемам сторонних вложений в экономику. Впрочем, справедливости ради, стоит отметить — около 70 % всех инвестиций занимают крупные инвестпроекты типа Ванкорнефти и Нижнего Приангарья.

— Мотивация к реализации проектов ГЧП — это привлечение дополнительного финансирования для обновления и модернизации инфраструктуры, создание нового качества жизни на территории края, — зачитывал цели и задачи Вольф. Интересно, насколько сильно в его голове или в голове его подчиненных-разработчиков отличаются слова «обновление» и «модернизация»?

Вольф продолжал. Не обошлось без кивка соседям — во многих регионах данный закон существует давно. Но именно существует, а не действует. Напомним, что законодательство в области ГЧП очень необходимо краевой власти — это своего рода правила игры, которые регулируют отношения с бизнесом.

— В разных регионах закон работает по-разному, но в основном он — чтобы просто был, а не чтобы он работал. Мы хотели бы, чтобы этот закон еще и работал. — Но оказалось, что до этого далеко. Даже исправленная с прошлого заседания комитета версия документа вызвала серьезную критику и депутатов, и экспертно-правового управления Заксобрания. В итоге, после долгих рассуждений в духе «как быть», Васильев с коллегами решили рекомендовать сессии принять закон только в первом чтении. Однако, если ведомство Вольфа сработает на «отлично» и успеет до 1 декабря довести его до ума (в чем, кажется, сомневается даже Вольф), есть шанс протащить бумагу и во втором чтении. Если ж нет, уже новый состав ЗС будет окончательно одобрять законопроект в феврале будущего года.

— Есть ощущение, что министерство в одиночку не напишет достаточно хороший текст для принятия. Просто потому, что у них нет специалистов, имеющих практику написания законов, — констатировал Васильев.

Мелочные вопросы

Все началось с разговоров о жилье по социальному найму. Замминистра строительства Евгений Диев быстро огласил какие-то технические изменения. И все бы ничего, но оказался у Диева второй вопрос — нужно было всего-то согласовать выделение денег на межевание земель. Слово за слово и оказалось, что земли эти межуются для реализации блага президентского — выделения участков многодетным семьям. Депутат Королев уточнил, а могут ли семьи, проживающие в ЗАТО, (Железногорск, например) претендовать на участки внутри своих поселений. Оказалось, что нет, там земля федеральная. Зато оказалось, что любая многодетная семья, проживающая в Красноярском крае, может запросить полагающуюся ей землю в любой территории региона (кроме, опять же, ЗАТО). Для этого, по словам, Диева, необходимо обратиться в муниципальную администрацию, и, при наличии подобных размежеванных участков, их обязательно выделят. В Березовском и Емельяновском районах, к примеру, сейчас такая возможность есть.

Другие мелочи посыпались на вопросе, который оглашал министр экономики и регионального развития Анатолий Цыкалов — докладчик пытался согласовать план приватизации краевого имущества на три года. Пока министр озвучивал планируемые к продаже объекты движимого и недвижимого имущества, депутат Королев что-то помечал на бумаге. Позже оказалось, что подозревал он докладчика в подвохе.

Подкованный в бизнесе Королев оказался неплохим помощником Михаилу ВасильевуПосле оглашения списка сразу начались подводные камни. К примеру, продажа акций одного из предприятий невозможна без перевода некоторых активов. Но последнее до сих пор не сделано. Цыкалов не нашел ничего лучше, как заявить, что он лично гарантирует успешное завершение сделки.

— Вы говорите, что все в процессе, а мы сейчас решение принимаем, — пытался растолковать абсурдность министерских гарантий Королев. А потом, не получив ответа, перешел и вовсе на фольклор. — Вот нам как поступать: утром деньги — вечером стулья, или как вы предлагаете — наоборот?

Королева поддержал и Васильев, заявив, сквозь смех, что может дать гарантию председателя комитета. «Правда, через неделю выборы», — оговорился он.

Еще одна мелочь произошла с продажей акций краевого предприятия «Автоколонна 1265» на улице Мичурина, 75. Подкованный в бизнесе Королев посчитал, что возможно власти будет выгоднее оставить тлеющее предприятие и на его месте построить что-нибудь другое. Цыкалов в этом, как, впрочем, и в других вопросах упирался рогом. Министра попытался убедить Васильев.

— Мы можем продать эти акции в надежде на то, что предприниматель будет грузоперевозками дальше заниматься и сохранит там 50 рабочих мест, либо можем пересчитать, составить бизнес-план и использовать этот наш актив другим способом, — объяснял он неподкованному министру экономики. — Край сам может ликвидировать предприятие и продать земельный участок.

Как отреагировал министр? Понятно, как. Либо он и правда не понимает, либо ему очень надо продать акции предприятия вместе с землей, на которой оно находится.

Очередная мелочь — продажа судов. Несколько стареньких корабликов типа злополучной «Булгарии», названные в честь известных русских композиторов. Износ — от 97 до 99 %.

— Все эти три судна используются как гостиницы и рестораны — безапелляционно заявил Королев — Кто получает сейчас доход с этих судов?

У Васильева аж глаза на лоб полезли.

— А они используются? — только и смог он недоуменно произнести.

Цыкалов тут же передал фотографии, где корабли представляют жалкое зрелище. По его словам, а также по заверению замминистра транспорта Еремина, они стоят на приколе «в затоне» и продаются как металлолом.

Странным образом, гостиница «Маяк» на Речном вокзале располагается как раз в подобном теплоходе.

Также официально металлолом теплоход «Композитор Прокофьев» сейчас тоже вполне «живой организм». По данным специализированного интернет-портала parohodoff.ru «в 2005 году теплоход был выведен из эксплуатации и поставлен в Красноярске у Речного вокзала. На нем оборудованы служебные помещения Речного вокзала. К теплоходу швартуются другие суда, и пассажиры проходят через „Композитора ПРОКОФЬЕВА“. В настоящее время на борту теплохода „Композитор ПРОКОФЬЕВ“ оборудована касса Красноярского речного вокзала».

А вот еще что можно найти на этом интересном сайте: «в 1997 году теплоход „Композитор КАЛИННИКОВ“ был списан и продан коммерческой организации, которая организовала на базе теплохода стоечное судно с кафе и гостиницей. Гостиница „ВИКТОРИЯ“, расположенная на теплоходе „Композитор КАЛИННИКОВ“, находится в Красноярске на реке Енисей недалеко от исторического центра Красноярска».

Никому не кажется, что здесь что-то не то?

Александр Зотов, интернет-газета Newslab.ru

Рекомендуем почитать