>
>
>
Олег Юстус: «Очередь на усыновление маленьких детей — это очень хорошо»

Олег Юстус: «Очередь на усыновление маленьких детей — это очень хорошо»

16.06.2015
5
Семья Юстусов
Фото из личного архива Олега Юстуса

Олег Юстус — скромный молодой мужчина. Он говорит тихо и спокойно. Появление приемной дочки в семье он называет не случайным и рассказывает про знак свыше.

Мама, папа и двое детей. Такая у нас семья. Сын — свой, дочка — приемная. Сыну скоро будет семь лет, приемной девочке летом будет пять. Удочерили мы ее несколько лет назад.

Как пришло понимание, что вы хотите и готовы взять ребенка в семью?

В силу своей профессии я монтировал видеоролик для детского дома и увидел сирот. И как-то так одна девочка запала в душу. В тот момент я подумал, что было бы здорово взять ее. Поговорили с женой. Она сказала — если ты берешь на себя всю ответственность, пройдешь все процедуры, то я буду готова. Это было еще семь лет назад, до рождения сына. Я получил консультации, первую информацию о том, как и что. Но не стал ничего делать, видимо, тогда еще не был готов. А когда родился свой ребенок, пришло понимание, что усыновить по-прежнему хочется, и второго ребенка тоже хочется. Обсудили с супругой и поняли, что наше желание обоюдное.

Почему именно приемная дочь?

Дочь и сын
Фото из личного архива Олега Юстуса

В этой теме есть такое понятие, как «выбирать ребенка». Оно немного режет слух, но оно есть — все равно ты заполняешь анкеты, вводишь на сайте какие-то параметры. Хотели именно девочку, потому что сын уже был. И возраст — до одного года. Это были все наши пожелания. В банке данных нам показали несколько детей и еще одну девочку, которая была не в Красноярске, а другом городе края. И именно в этом городе в это время наш сын гостил у бабушки. Мы поехали забрать сына и забрали еще и дочь. Вот такое совпадение. Или знак свыше.

С точки зрения оформления — насколько все было долго и сложно?

Я думал, что будет все намного сложнее. Но при сборе документов и оформлении у меня не было никаких негативных моментов. Когда я говорил чиновникам, что мне нужна справка для усыновления, они были отзывчивы и быстро все делали.

Привезли дочку домой и что поменялось?

Первое воспоминание, как все было — во время первой встречи. Девочка кричала, не хотела с нами разговаривать. И мы не понимали, что будет дальше, были растеряны. На второй встрече она молчала и мы спокойно гуляли и катали ее в коляске. Первое мое ощущение как отца — ты садишь ее на колени, нюхаешь ее, а она пахнет по-другому. Чужой запах. Я подумал — интересно, он когда-нибудь поменяется? И уже через две недели у дочки был другой запах, запах моего ребенка.

Как у вас прошел период адаптации?

Дочка была достаточно маленькая и больших трудностей не было. Мы забрали ее летом и все лето провели в развлечениях, прогулках, купались, отдыхали. Поэтому жесткого периода адаптации не было.

Насколько важно для вас была тема под названием «гены» и «настоящие родители»?

Мы не придавали ей большого значения. Но мы сразу поняли, что не сможем взять больного ребенка — может быть, позже. Ведь мы молодые родители, нам самим нужно строить карьеру, развиваться, обзавестись жильем побольше.

Девочка знает, что она неродная? И знает ли сын, что у него неродная сестра?

Да, мы говорим. Сыну был третий год, когда мы взяли дочку. И тогда мы ему говорили, что у него появится сестра. Психологи сейчас рекомендуют говорить сразу детям, потому что дальше может произойти травма.

Счастливы вместе
Фото из личного архива Олега Юстуса

Как дочка относится к тому, что она приемная?

У нее пока детское восприятие, она знает, что «меня родила другая тетя, но мама у меня вот эта тетя и все сейчас хорошо».

Ваши дети ладят? Они не спорят из-за того, что сын — родной, а дочка — нет?

Нет, у нас равные отношения. Они, конечно, спорят и дерутся, как и все другие дети, но не из-за темы родства.

Вы сами взяли ребенка и сейчас работаете в фонде. Насколько институт усыновления поменялся за последние годы?

Сейчас существует очередь на маленьких детей. И вот так как мы взять и усыновить ребенка сразу вряд ли получится. Но это хороший признак — люди стали больше об этом задумываться.

Если вернуться к началу разговора — вы не узнавали, как сложилась судьба той девочки, которую вы хотели удочерить еще семь лет назад?

Нет, но я думаю, что у нее все хорошо. Я знаю, что тогда, когда у меня возникло желание ее удочерить, уже были кандидаты в ее родители. Поэтому я более-менее спокоен.

Рекомендуем почитать