>
>
>
«Фрилайф» в Театре на крыше

«Фрилайф» в Театре на крыше

18+ запрещено для детей
01.12.2015
2
Кадр из спектакля "Фрилайф"

Интерактивные постановки перестают быть чем-то исключительным для красноярской публики, хотя по-прежнему воспринимаются как экзотика, разложенная, к тому же, и по оригинальным форматам. Театр «Вспышка» водит людские вереницы с экскурсиями по правобережной «Каменке», заодно пересказывая им вырыпаевское «UFO», пушкинцы с помощью швейцарской гостьи Корин Майер смастерили перфоманс «Questioning/Кто ты?» — проект категорически нестандартный даже по российским меркам.

Материалы по теме
«Город, где я» в Театре на крыше
Жесткий арт-хаус в Красноярске

У «Фрилайф» тоже особый подход — организаторы окрестили его «спектаклем-трип». Фактически это вояж по съемочной площадке молодежного ситкома, в котором публика выполняет почетную функцию закадровой массовки, гуськом перемещаясь из одного сюжета в другой следом за артистами. Происходит это всё под космические мелодии группы «Твоё далеко», обосновавшейся на сцене. Здесь есть несколько интерьерных локаций, разбросанных по всей территории клуба: квартиры персонажей — типичные сериальные уголки с креслами-диванами, танцпол с барной стойкой, уединенные столики для задушевных разговоров; а если верно настроить свет, то даже лестница на второй этаж превратится в заброшенный дом, моднейшее место для фэшн-съемки.

Условность декораций в духе кинопавильона определяет и правила игры — персонажи охотно ловят зрительскую реакцию, а некоторые свои реплики позёрски бросают в микрофонные стойки.

Сюжет пьесы трагикомичен, незамысловат, и обыгрывается и режиссером, и артистами в обманчиво позитивном ключе — великовозрастный хипстер-оболтус (играющий его Александр Князь фактически продолжает в нём своего же героя из «Как я стал?...») выуживает старшую сестру (Елена Кайзер) из многолетней рутины, в которой монотонная работа сменяется однообразными посиделками со скучным мужем (Виктор Буянов) у телевизора. Сам он живёт на фрилансе, свободно и весело: тусовки, творчество, поездки на Бали, каждый день как последний и никаких ограничений, за исключением необходимости до сих пор ютиться в маминой квартирке вместе с бабушкой. Сестра припоминает бурную юность и постепенно поддается соблазну — уходит от немногословного, любящего супруга к этим ярким и легким, но совершенно необязательным людям, так напоминающим сюрреалистичных грачей, чьи изображения постепенно заселяют клуб.

Наблюдать за ровным течением спектакля по-своему занимательно: Безъязыкову удается обозначить по небольшому конфликту в каждом диалоге, включая проходные, даром что драма это исключительно бытовая — без высоких страстей или душеразрывных признаний. Даже момент перехода на светлую (или тёмную, тут сразу и не скажешь) сторону обыгрывается так мягко, что не чувствуешь сценарных натяжек.

Главное достоинство «Фрилайф» заключается в том, что постановка долгое время и с юмором уклоняется от твердолобой морали «от добра добра не ищут», которая, конечно, всё равно прозвенит в концовке.

Любопытно и то, как на такую атмосферу работают эпизодические персонажи — например, не затерявшийся в бригаде тюзовцев Никита Еленкин из «Вспышки», который даже не соблазняет героиню, а как бы с обозначает к ней интерес, и то с ощутимой ленцой — чего уже почти что достаточно для неизбалованной переживаниями домохозяйки.

Тем не менее, финал производит странное впечатление — драматическая развязка вкупе с кислотными «птичками» резко и безальтернативно сгущает почти что чеховскую безмятежность до состояния радикального гротеска. Однако это не логично жахнувшее за кадром ружье, а что-то из арсенала любителей русских мелодрам — впрочем, вполне ситкомовское по духу. Другая проблема заключается в том, что артисты, кажется, не определились касательно общего тона, и если некоторых из них ведут себя игриво, то другие предельно серьезны, что не всегда вытекает даже из их типажей. Впрочем, вряд ли это особенно портит общую картину: «Фрилайф» — симпатичное, лишенное манерности высказывание, причем сделанное в очень символичных декорациях.

Рекомендуем почитать