>
>
>
Политэкология по-красноярски

Политэкология по-красноярски

21.02.2017
80

Чтобы увидеть Взлетку и Северный — здесь даже бинокль бессилен. Зато через этот, кажется, вечный смог отлично видно тех, кто за улучшение экологии вроде бы борется, но на деле просто использует ситуацию.

Посты наблюдения, мониторинг со стороны общественности и еще с десяток мер пытается курировать бывший депутат краевого парламента и бывший же чиновник профильного министерства. Так и не став своим во властных коридорах, он нашел для себя единственно возможный путь быть хоть сколько-то значимым — стать экологическим оппозиционером. Другой бывший депутат уповает на газовую трубу.

Занятно, что многие защитники экологии не беспокоятся сильно о том, как они выглядят со стороны. Примеров много: одни сперва защищают березовую рощу в Студгородке, а после предлагают прорубить в этой же роще просеки в шесть метров шириной для катания на лыжах; другие вдруг неожиданно приходят на митинг против уничтожения сквера и берут с собой группу поддержки и десяток как под копирку плакатов.

Материалы по теме
Правила выживания во время «черного неба»
Как не испортить себе здоровье?

То, что тема экологии и борьба за ее улучшение стала для отдельных красноярцев паровозом, который привезет их в светлое политическое будущее, сомнений не вызывает. То, что сам паровоз коптит небо, они стараются не замечать. Что называется, «попиариться» и покричать «доколе» — всё, на что способны многочисленные экологи от сохи.

Общественников в Красноярске много. И это, может быть, хорошо. Люди борются за свои права — добиваются сноса незаконных павильонов, жалуются на незаконные парковки и плохие горки, а также пытаются улучшить экологию. Последнее стало очень популярным занятием после того, как красноярцы подумали, что отстояли город и не дали построить завод ферросплавов.

С тех самых пор в городе сформировался целый взвод активных и неравнодушных граждан, всеми силами замеряющих ПДК, запускающих квадрокоптеры над КрАЗом, считающих срубленные ради Универсиады деревья и мечтающих газифицировать всю нашу жизнь. А еще пишут петиции. Много петиций.

Наверняка, у каждого из них найдется ответ на вопрос — что они сделали с того момента, как начали радеть за чистый воздух в городе. Но, наверняка, они начнут юлить, честно отвечая на вопрос — а зачем они этим занимаются?

Почему пахнет и как с этим быть?

Собственно, проблема «черного неба» в Красноярске очевидна. Причины более, чем ясны. Но, наверное, стоит их озвучить еще раз. И намекнуть общественникам — может бороться как раз с ними?

Автомобили и общественный транспорт. 500 тысяч машин на город. 40% от всего загрязнения

Весной прошлого года в Красноярске объявились общественники из организации «Зеленый патруль». Провели исследование «Чем дышит Красноярск?» и выступили на слушаниях в краевом парламенте. Организация столичная, местных правил не изучила и, вместо того, чтобы отругать тех, кого ругать привыкли, озвучила непопулярный вывод: по дорогам города ездит «автохлам», качество бензина низкое. И это напрямую влияет на качество воздуха Красноярска.

Кто из местных экологов подхватил эту тему? Есть такие? Нет таких. Бороться с автовыхлопами, все равно, что с народом. А то, что не приносит политических наград, считается среди красноярских общественников-экологов «бесперспективняком».

Минимальное количество зелени в жилых кварталах

«Зеленый каркас» и прочие пояса. Странно, что те самые общественники не ратуют за то, чтобы тот самый миллион деревьев появился в городских дворах. В Северном, на Взлетке. Почему они не митингуют около офиса строительных компаний, требуя вместе со строительством дома и детской площадки позаботиться еще и о посадке деревьев? Не кустиков размером по колено, умирающих через год, а полноценных деревьев. В должном количестве. Этих требований не слышно.

Точечная застройка

Та самая «лепешка» странного цвета почему висит над городом и опускается на него с завидной регулярностью? Потому что нет ветра. Почему нет ветра? Здесь, конечно, есть логичные объяснения метеорологов. Но есть еще и красноярские власти — бывшие и нынешние — благодаря которым плотность застройки попросту не дает ветру свободно гулять.

И вроде все очевидно, но процесс впихнуть высотку в три квадратных метра, кажется, не остановится никогда. Почему бы не вступить в борьбу со строительным лобби и не потребовать в обязательном порядке на план застройки получать экологическую экспертизу?

Енисей

Незамерзающий Енисей — это очень красиво. Он парит и превращает деревья в произведения искусств. Но именно эта особенность сибирской реки еще сильнее усложняет обстановку в холодное время года. Это заметили и в Красноярске, и в Новосибирске. В Новосибирске, кстати, провели исследование. И оказалось, что изменить технологию сброса воды, что позволит Енисею замерзать — тем самым уменьшить влажность, возможно. А что в Красноярске? Общественники активность не проявляют.

Крупные промышленные предприятия, в том числе и производители тепла от крупных до мелких, и заводы, которые дымят .

Самая ожесточенная борьба ведется с металлургами и энергетиками. В отчетах по Красноярску — это самые крупные загрязнители, с них и спрос. Да и давить на них проще, стоит только критикующему общественнику появиться на экране телевизора или на просторах интернета.

Год экологии, в который случатся довыборы в Горсовет Красноярска, для их экономики может стать особенно тяжелым. Но не потому, что построят больше очистных, а потому, что придется платить «налог на гражданское общество». Платить грантами и поддержкой проектов «За чистый воздух Красноярска», «Про чистый воздух Красноярска», «Где чистый воздух Красноярска» и далее по списку. Тем же общественникам, экологам и проч. Эта деятельность за годы результатов не принесла: старожилы говорят, сейчас предприятий меньше, а проблем больше. Но тут вопрос: нам шашечки или ехать?

Сваи, вбитые в попытке строительства нового гражданского общества, в краевом центре по-прежнему покрывает смог. И чем дальше, тем плотнее — на радость политтехнологам, в большинстве своем живущим не в Красноярске. Чтобы исправить ситуацию, нужно работать. Не над текстом петиции или выступления на круглом столе, а над ужесточением норм к строителям, автомобилям, проектам по озеленению.

Но это может принести борцам резкую критику от жителей, реакцию мощного строительного и нефтяного лобби, а главное — не приведет к депутатскому креслу, не выдаст денег на грант. Другими словами, это тот самый «бесперспективняк». Как и чистое небо над Красноярском.

Константин Рыбников

Рекомендуем почитать