>
>
>
«Это не моё!»: что заставляет красноярцев менять профессию?

«Это не моё!»: что заставляет красноярцев менять профессию?

12.09.2017
23

Евгений Покинсоха: от инженера до пилота

По первому образованию я инженер безопасности жизнедеятельности в техносфере. На 4-м курсе понял, что не моё — больше нравилась кафедра инженерной экологии, в этом ключе даже писал диплом. В авиацию тянуло тоже. Была мысль перевестись, но посчитал, что поздно. После вуза работал где угодно, но не по специальности: от рекламы до видеосъёмки. Затем попал на наземную должность в авиакомпанию. Однажды начальник штаба заговорил про набор в училище в Красноярске. Это был тот самый момент, когда что-то внутри щелкнуло. До поступления в училище препятствий было много — на полтора года все затянулось. Не раз я задумывался, не зря ли это всё, один раз даже уже совсем готов был бросить, но в нужный момент снова сработал внутренний щелчок.

Пилоты в большинстве своём уверенные и строгие к себе люди, у меня было предубеждение, что им все даётся гораздо проще, чем мне. И учились они пацанами, а мне через год 30 (я поступил в 28 лет, первые полёты начались, когда мне было 29). В моём возрасте люди семьи заводят, детей воспитывают.

Я вырос в авиационной семье, дед — штурман, папа и дядя, младший брат — пилоты. В старших классах я думал идти по этой же дороге, но возрастные проблемы со зрением не позволили. Сейчас понимаю, что нельзя сравнивать то желание и желание сегодняшнее — тогда это было совершенно неосознанно. Не могу сказать, почему так вышло. Я с детства помню запах сгоревшего авиационного топлива, звук запуска двигателя, но только во взрослом возрасте от всего этого стали возникать те самые «мурашки».

Материалы по теме
«Авиация — одна большая постель»: откровенный рассказ стюардессы
О томатном соке, сексе перед рейсом и пассажирах-истеричках

Пришлось ли мне переучиваться? Мягко сказано — пришлось учиться заново, что я и делаю сейчас. Помогает технарский склад и инженерное первое образование. Сейчас чувствую, что нахожусь на своём месте. Думаю, я мог бы другими путями пойти, найти себя в других сферах, но доставляло бы это такое удовольствие и вдохновляло бы так же? Вряд ли. Хотя у меня всегда был и будет запасной аэродром, на которой я, возможно, вернусь на пенсии.

Александра Цирюльникова: от кафеля до кондитера

Готовить я начала очень рано: где-то в шесть или семь лет очень захотела блинов, а мамы дома не было: замесила тесто, налила на сковородку масло, блин благополучно плавал... Поняла, что здесь что-то лишнее — вылила масло и сделала блины, которые и готовлю с тех пор. Позже я поступила на технолога общественного питания на ресторанный бизнес в Красноярский государственный торгово-экономический институт.

Но я никогда не считала, что готовить — мое призвание. Всегда казалось, что это умеют все. И где только я не работала (параллельно занимаясь детьми): в журналах, в дизайн-студии (поэтому прекрасно разбираюсь в керамограните). Везде, но не в ресторанной сфере. Я часто кормила коллег сладостями и пирожками, и мне все говорили, что пора на этом начать зарабатывать.

В какой-то момент я стала преподавать в кулинарной школе, ведь высшее профильное образование у меня было, а затем после удачной встречи с руководством одного из ресторанных холдингов города, устроилась кондитером. К вечеру была выжата как лимон: когда в 11 часов вечера выходила с курсов, то не могла встать. Люди ведь разные: кто-то тебе отдает, кто-то — забирает энергию. Если ты ведешь курс — ты полностью в людях, ты отдаешь знания, а если ты не можешь отдавать эту энергию, не нужно кого-то чему-то учить. И я приняла решение расставить приоритеты: лучше направить энергию на что-то одно. Так я стала бренд-шефом известного красноярского ресторанного холдинга.

Я на 100% уверена, что это моё. Многие из моих друзей к 30 годам кардинально стали менять сферу деятельности. Один приятель был менеджером, а затем отучился на пилота, потому что мечтал летать. Другой мой друг — шеф-повар, но по образованию психолог. У всех «стреляет» по-разному!

Алексей Худяков: из следователей в молодежную политику

После юрфака СФУ я пошёл по стопам родителей — в органы прокуратуры. Работал следователем, а затем — помощником прокурора. В 28 лет получил звание юриста первого класса (капитан).

Я юрист в третьем поколении. Моя бабушка имела звание заслуженного юриста России, мама — старший советник юстиции — проработала в органах прокуратуры более 30 лет и была прокурором района, отец — полковник милиции — проработал в органах более 30 лет и был заместителем начальника криминальной милиции и начальником уголовного розыска Красноярского края. Это была их мечта, чтобы я стал генералом или полковником. Но мои душа и сердце тяготели к другому.

В 16 лет я занялся брейк-дансом и за 15 лет стал многократным чемпионом Сибири, победителем турниров в Москве и Питере, международных соревнований в Германии, Чехии, Польше, Италии, Франции. В молодёжной политике оказался в качестве эксперта с 2005 года.

В 2013 году передо мной мной встал вопрос: работать по диплому или по зову сердца? Я ушёл из органов, отдав службе шесть лет, и нашёл в себе смелость признаться всем — это не моё. В итоге меня пригласили работать начальником отдела культуры в администрацию Емельяновского района, где я родился и вырос. Я обучал детей в местной школе, потом ездил по всему краю с мастер-классами и участвовал в образовательных программах. В 2015-м я увлёкся военно-патриотическим направлением и стал развивать его в крае — до сих пор организовываю патриотические краевые мероприятия.

В июле 2016 года мне поступило предложение возглавить Краевой дворец молодёжи (Каменку). С 31 июля я вступил в эту должность.

Материалы по теме

Менять что-то в этой жизни, пока вы не ушли на пенсию, никогда не поздно. Всегда страшно менять что-то кардинально — не боятся лишь сумасшедшие. На любой работе всегда много проблем, но вопрос в другом: любите ли вы то, чем занимаетесь? Я — точно люблю. Я никогда не прекращал тренироваться и тренировать, обучать и обучаться. После службы шёл в танцевальный зал, а на выходных занимался творческой деятельностью, много ездил на соревнования и продолжаю ездить сейчас. Я очень доволен своей работой сейчас, так как честен с собой: делаю то, что хочу, а не то, что приходится в силу образования или обстоятельств.

На словах звучит просто, но за сегодняшней моей должностью стоят 15 лет творческого пути, 11 лет трудовой деятельности, 17 лет тренировок, более 50 мастер-классов, тысячи километров дорог, тонна пролитого пота, дюжина травм, гора потраченных нервов. Если вы думаете, что менять что-то поздно в 25-30 лет, то вы ошибаетесь. Главное — захотеть и поверить самому себе!

Изменить свою жизнь к лучшему и расстаться с нелюбимой работой проще, чем кажется. Наберитесь смелости и терпения, придумайте план и начинайте действовать, и тогда, быть может, и на работу не придется ходить с траурной маской на лице.

Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать