>
>
>
«ВИЧ — это еще не смертный приговор»: откровения психолога

«ВИЧ — это еще не смертный приговор»: откровения психолога

16.10.2017
5
Валентина Фролова

Абсолютно для всех диагноз — это большая неожиданность. С этим не каждый может справиться, и многие по нескольку раз проходят обследования, потому что не могут осознать и принять тот факт, что они инфицированы. Сначала идет отрицание, потом торг с самим собой и болезнью, потом обида на мир. И только когда человек принимает, что он болен — только тогда идет научение жизни с этой болезнью.

Главная проблема, с которой человек, получивший диагноз, обращается к нам — это невозможность с кем-то посоветоваться. Эта тема табуирована, и она воспринимается неоднозначно. И это несмотря на то, что по статистике каждый сотый житель края ВИЧ-инфицирован. А многие ведь просто не знают о своем диагнозе.

Был случай: звонит человек из другого города и говорит, что узнал про диагноз, купил наркотики и готов покончить с собой. Я его спрашиваю: зачем звонишь, если ты уже готов? Он отвечает, что хотел бы еще поговорить. Я ему: хочешь поговорить — приезжай завтра утром. Он: денег нет. Я отвечаю: на наркотики нашел, значит и на дорогу найдешь. И еще восьми утра не было, как он уже стоял на пороге.

Существует много центров психологической помощи, но проблемой ВИЧ никто из них не занимается. Чаще прорабатывают семейные отношения, личностный рост и тому подобные вещи. То есть нет специализированной массовой помощи.

Самое сложное и важное в работе психолога — донести до человека, что с ВИЧ-инфекцией жить можно. А потом мы ищем, как его «зацепить», чтобы жизнь его была интересной. Если есть любимое дело, которое хочется делать, человек очень уютно чувствует себя в этом мире. А если он все делает через силу, то его разорвет на куски если не болезнь, то он сам. Мы должны такому человеку помочь обрести почву под ногами, построить жизненный сценарий. Для этого проводится тестирование, чтобы выяснить, что вообще его держит в этой жизни. И потом вместе с ним мы строим его дальнейшие планы.

Мы работаем индивидуально, и здесь нет общих методик. Ведь каждый воспринимает проблему по-своему. Работа эта сложная, но ты не замечаешь времени, потому что чувствуешь, что нужен людям. Ты понимаешь, что в данный момент этому человеку обратиться некуда. Потом он, возможно, найдет поддержку у близких и друзей. Но сначала это очень тяжко. Понимание сути проблемы иногда спрятано очень глубоко, а в помощники человек никого не может позвать.

Нужно смотреть, над чем в первую очередь работать и что «отодвигать», чтобы человек понял: когда он обрастает проблемами, он видит мир совсем иначе. Некоторые ведь вообще не умеют решать проблемы.

О заражениях

В обществе сложилось такое мнение, что «если я твердо стою на ногах в жизни, я хозяин ситуации». И как раз эти люди после корпоративов и затяжных праздников очень часто становятся нашими клиентами. Особенный всплеск наблюдается после сезона отпусков. Вопреки распространенному заблуждению, люди, которые употребляют наркотики, дают 22-23% прироста заболеваемости. 62% — люди социализированные, после 30 лет. Они работают, содержат семьи. Молодежь до 20 лет дает прирост всего один с небольшим процент: это заслуга уроков ОБЖ и многочисленных акций и программ. А вот средневозрастная группа населения выпала, и здесь у нас ахиллесова пята. Сейчас мы начали работать и с этим пластом, внедряем программу «Здоровье на работе».

Способствующими передаче ВИЧ-инфекции факторами мы считаем состояния алкогольного и наркотического опьянений. В измененном состоянии сознания есть два стиля поведения: агрессивный, когда выясняют отношения, и сексуальный — а это беспорядочные половые связи.

Мы, психологи, знаем, что после праздников к нам приходят совершенно нормальные люди: кто-то в клуб пошел «налево», кого-то друзья сманили и «кое-кого» вызвали. Они готовы сквозь землю провалиться от стыда, но идут к нам, потому что справиться сами с последствиями своей ошибки не могут.

Я знаю случай: мужчина купил машину и перегонял ее. По пути подвез девушку. Вез довольно долго, общался. Потом она сказала, что денег у нее нет. И случилось то, что случилось. Что на него нашло, непонятно: женился по любви, воспитывает детей. Когда девушка одевалась, он заметил у нее проколотую вену. Мужчина приехал домой и... просто слёг. Год ничего не мог делать: жена его поднимала. А он тем временем внутренне себя уничтожал и считал, что жить права не имеет. Когда он приехал к нам, у него была внушительная папка с обследованиями — нигде ничего не находили. Из этого состояния, когда человек сам себя лишил года жизни, мы его вывели. Он ничем не заразился, но ему было очень стыдно смотреть в глаза жене. А родственники-то ничего не знали и, скорее всего, не узнают.

Случайная связь может разрушить всё

Видео предоставлено «Красноярским краевым Центром профилактики и борьбы со СПИД»

Не секрет, что сегодня молодежь достаточно долго учится, получая специальность. И очень часто молодые люди приезжают, поступают в учебные учреждения, знакомятся и решают жить вместе. Мол, посмотрим, что получится, а потом будем строить серьезные отношения. А до того, как эти серьезные отношения начинаются, бывают какие-то локальные сближения. И один от другого получает диагноз. Внешне-то это никак не проявляется. И получается, что у девушки в 19 лет ВИЧ и два хронических гепатита. И крест на будущей профессии, которая была связана с медициной.

В Красноярском крае увеличилось количество ВИЧ-инфицированных (32495 жителей региона, 29420 из них — с впервые в жизни установленным диагнозом).

Показатель заболеваемости, по данным на 1 июля, составил 1026,3 случая на 100 тыс. населения края, что на 19,0 % ниже показателя по СФО (1266,5 случая на 100 тыс. населения).

По закону мы не имеем права оглашать диагноз супругам зараженных. Человек должен сделать это самостоятельно, или подписать документ и позволить это сделать нам. У нас бывают случаи, когда кто-то получает диагноз и не хочет терять мужа или жену. Он спрашивает, как ему поступить в этой ситуации. Мы ищем разные варианты, и со вторыми половинами разговариваем. Потому что это семья, и в ней есть обязательства и по детям, есть отношения. Ведь не всегда получение диагноза зависит только от того, что человек «оступился».

Нередки случаи передачи вируса при изнасиловании. Что человеку делать в этой ситуации? Травма и так огромна, а если еще и ВИЧ, и гепатит... Ведь как часто бывает: начинаются кривотолки, что сама виновата, шла вечером одна...

О пациентах

Есть очень много примеров, когда человек жил как получится, получал диагноз и кардинально менялся: брал жизнь под уздцы, дисциплинировал себя и с помощью своего труда состоялся как личность, обеспечивал себя, обретал семью. Сегодня достаточно случаев, когда ВИЧ-инфицированные вступают в брак со второй половинкой, не имеющей диагноза. Время сейчас непростое, и людям нужно на кого-то опираться. Сегодня ВИЧ-инфицированные родители могут родить здорового ребенка, просто нужно выполнять определенные условия.

Мы работаем и с наркозависимыми, определяем в реабилитационные центры. Бывает, договариваемся, чтобы приняли бесплатно. Протестантские центры имеют хорошие показатели, если им удается удержать человека.

В прошлом году мы создавали несколько телепередач, где наши пациенты выступали с открытыми лицами. Все они говорили, что сейчас готовы были бы отдать все, лишь бы не получить диагноз.

Есть такие люди, которые говорят: «Сколько мне отмерено, столько и проживу». Но это только вначале. А когда он лежит, у него СПИД, и он понимает, что скоро будет обниматься со смертью, человек плачет и не хочет умирать.

Записаться на приём к медицинскому психологу Краевого «Центр СПИД» Валентине Фроловой можно по телефону (391) 226-84-08.

Есть те, кто неадекватно воспринимает себя, свою болезнь. Как правило, это люди маргинальных слоев, из мест лишения свободы и страдающие энцефалопатией — поражением головного мозга. Была у нас закоренелая наркоманка с двумя детьми от двух браков. Завязать она уже не могла. Ей в голову «вбивали», чтобы она приходила к нам по программе снижения вреда. Она приходила и брала шприцы и презервативы, чтобы не заражать других. С такими только так, как с маленькими детьми.

Сегодня звонила бабушка: ее внучка имеет диагноз, родилась с ним. Нужно поработать с этой семьей, чтобы потом у нее не было проблем, потому что ребенку исполнилось 14 лет. С этого момента, согласно законодательству, мы имеем право говорить родственникам о диагнозе.

С 1 января 2018 года в порядок диспансеризации вводят добровольное тестирование на ВИЧ. А это значит, что появятся новые невыдуманные истории. Те, кто впервые узнает о своем диагнозе, в этот момент будут нуждаться в особенной поддержке. Так уж выходит, что ни родным, ни друзьям эта задача часто не под силу. Психолог — тоже не сверхчеловек, но кто-то ведь должен нести эту непростую миссию: помогать тем, кто потерялся в жизни.

Беседовал Григорий Денисенко специально для интернет-газеты Newslab.ru,
фото Алины Ковригиной, pixabay.com

Больше материалов на эту тему вы найдете в сюжете «ВИЧ и СПИД: правда и мифы»

Рекомендуем почитать