>
>
«Страшно только в самом начале»: история красноярского ученого, пережившего рак

«Страшно только в самом начале»: история красноярского ученого, пережившего рак

09.08.2018
3
Профессор Института вычислительного моделирования СО РАН Олег Капцов

Профессор Института вычислительного моделирования СО РАН Олег Капцов родился в Новокузнецке, учился в Новосибирске, а после перебрался в Красноярск. В 2005 году с жалобами на резкое увеличение селезенки он был госпитализирован в Красноярскую краевую больницу, где ему поставили диагноз «лейкоз» — рак крови. Тогда Олег Капцов по счастливой случайности оказался в первой пятерке пациентов, которых лечили по новой схеме двумя эффективными препаратами — Флударабином и Мабтерой. Шесть сеансов химиотерапии в течение полугода помогли не вспоминать о болезни — вот уже 12 лет.

Шок и спокойствие

Считаю ли я свой случай уникальным, сказать трудно. Наверное, есть доля везения. Хотя ведь эту болезнь нельзя совсем победить, она в тебе таится. Вопрос только в том, как долго тянется ремиссия.

В целом для человека такой диагноз — это шок, слово «рак» всегда пугает, но потом просто привыкаешь. Я разговаривал с другими пациентами и знаю, что любой воспринимает болезнь примерно одинаково. Только в начале страшно, когда впервые слышишь «рак», а потом становится легче. Человек, как собака, вообще ко всему довольно быстро привыкает.

Ремиссия
Ремиссия (лат. remissio «уменьшение, ослабление») — период течения хронической болезни, который проявляется значительным ослаблением или исчезновением её симптомов.

Есть ли страх, что ремиссия прекратится? Он идёт фоном. Каких-то больших переживаний по этому поводу нет. Подобные обстоятельства всё равно от нас не зависят. Чтобы вы поняли, я, например, не вожу машину, потому что сильно нервничаю. Но с дорожным движением понятно: есть единые для всех правила, но кто-то их постоянно нарушает. И относиться спокойно, так сказать, философски к этому сложно. А когда ситуация ни от тебя, ни от кого-либо не зависит, как в случае с болезнью, то и смысла нервничать из-за неё нет.

Химиотерапия и восстановление

«Борьба с раком» — сильно громко звучит, никакой сверхъестественной борьбы не было — что там, борьба! В физическом плане рак — это слабость. Даже когда постепенно становилось лучше, внешне казалось наоборот, что тебе всё хуже.

Химиотерапия — это каждый раз потеря ресурсов и сил. По иммунитету она бьет очень сильно, но это даже не обсуждается и воспринимается как необходимость. Важно ведь только одно: живой ты в итоге или нет.

Лейкемия
Лейкемия (лейкоз, гемобластоз) — это онкологическое заболевание, при котором клетки костного мозга мутируют, не развиваясь в нормальные зрелые лейкоциты, а становясь раковыми клетками. От других видов рака лейкемия отличается тем, что при ней не образуется опухоль в каком-то одном месте, а раковые клетки присутствуют в крови и костном мозге, иногда также и в лимфатических узлах, селезенке и других местах в организме.

В моем случае было шесть курсов химиотерапии в течение полугода, потом пара лет ушли на восстановление. Я отказался от работы, которая влекла нервные напряжения. Прежде я был завкафедрой в Институте математики и фундаментальной информатики СФУ, но оставил эту должность и стал работать только в качестве преподавателя. На своей основной работе я стал заниматься только тем, что мне нравилось и не вызывало каких-то нервных переживаний. Мне кажется, это полезно.

Однозначно — надо меньше нервничать. И побольше физической активности. Я стараюсь много гулять, когда на улице не воняет этим ужасом красноярским, еще в волейбол играю, например.

Соревнования по волейболу
Фотография предоставлена героем материала

Переоценка ценностей

Лечение лейкоза вообще происходит по относительно стандартным схемам, насколько я понимаю. Есть мировой опыт, есть стандарты, но врачи должны подстраиваться под каждого пациента и находить оптимальный путь, и это спасает больных.

Есть математик в Сибирском федеральном университете. У него болезнь в точности совпала с моей, и он тоже в краевой пролежал, и тоже ремиссия длится вот уже несколько лет. Это удивительный факт, что люди одной и той же специальности, одной и той же болезни, и у обоих ремиссия. Мы лечились у одного специалиста Елены Виноградовой, и я считаю, это её заслуга. Хотя некоторые врачи говорят, вот за этим человеком «сверху смотрят», или что-то подобное. Я пока лечился, часто такое замечал.

Но влияние нематериального мира и само его существование — это такие тонкие моменты, что относительно себя подобные вопросы я не задавал.

Материалы по теме
«Он сжигает изнутри»: всё, что вы боялись спросить о раке
Ответы врача на вопросы жизни и смерти

Хотя некоторая философия была, немножко поменялось мировоззрение, акценты некоторые сместились. Было даже удивительно. Например, к материальным вещам стал проще относиться. Понял, что деньги нужно воспринимать как средство, а не как цель. Но потом, когда начал выздоравливать, к таким вопросам вернулось прежнее отношение.

Сам я не думаю, что моя история слишком уж интересна. Вы сами как считаете? Да, кому-то повезло, кому-то не повезло. Мне кажется, людей больше интересуют какие-то конкретные способы, рецепты, что можно сделать в такой ситуации. Так вот, побольше двигаться и не нервничать — вот, пожалуй, два моих главных совета.

Беседовала Кристина Иванова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать