>
>
>
«Французы вечно чем-то недовольны»: приключения красноярки в Париже

«Французы вечно чем-то недовольны»: приключения красноярки в Париже

17.08.2018
29

Расскажите о себе — где вы родились, где учились, кем работали до переезда?

Родилась и прожила в Красноярске 25 лет. Училась в средней школе № 16, затем в гимназии с углубленным изучением немецкого, поступила в КГПУ имени Астафьева на иняз, специальность — учитель немецкого и английского.

Работала много где — от редактора молодёжного журнала, администратора киностудии до секретаря со знанием английского в горной компании. Остановилась на преподавании языков.

Когда уезжала из России в 2010 году, за плечами был опыт работы учителем английского в средней школе с 6-10 классами, в Академии цветных металлов и золота, Сибирском государственном аэрокосмическом университете, частных языковых школах и репетитором.

А как случился ваш переезд?

В 2010 году я поехала во Францию по системе aupair: жила и питалась в семье, учила с ними французский, получала карманные деньги, а в обмен присматривала за их ребёнком.

Потом я ушла из семьи и работала няней на полную ставку. Через год выучила французский на достаточном (как мне тогда казалось) уровне, чтобы поступить в университет. Сначала в Sorbonne 4 на первый год магистратуры по немецкому языку. Но оказалось, что, поскольку это master recherche — исследовательская магистратура, то готовит она только к поступлению в аспирантуру.

На практике перспективы были такие: писать кандидатскую и самой себя содержать, работая низкоквалифицированной рабочей силой вроде няни или продавца в магазине. То есть там, где можно работать и без высшего образования. Причём даже после защиты кандидатской шансы получить место в университете минимальны: количество ставок всё время уменьшается. Да, профессора получают около 6 тысяч евро (450 тыс. рублей), но их на каждом факультете единицы. И их места не освободятся, пока, извините, они физически существуют.

То есть вы пишете кандидатскую, сами себя содержите, работая кем попало, платите ежегодный взнос около 700 евро (53 тыс. рублей), и всё ради того, чтобы — и это если крупно повезёт! — получить место соискателя и лет до 45 получать зарплату 1800 евро (136 тыс. рублей). То есть ту же самую, что и в магазине одежды — только там к 45 лет у вас, скорее всего, зарплата будет намного больше.

Кстати, у меня были сомнения насчёт этого и до поступления, поэтому я досконально изучила брошюру Sorbonne 4: они уверяли, что можно работать и в частном секторе после их образования. Но на практике это не так. Образование по гуманитарным специальностям, да ещё и с пометкой «исследования», здесь не ценится. После него вам дорога в безработицу или МакДональдс.

Вывод: нужно выбирать бакалавриат или магистратуру с пометкой «pro»: licence/ master pro.

Поэтому я ушла в другой университет на профессиональную специальность: Université Paris Nanterre, прикладные иностранные языки. Это смесь изучения английского, французского, русского с экономикой, правом и маркетингом.

Потом я вышла замуж. Сейчас работаю как фрилансер, удаленно преподаю английский и французский по Скайпу. В прошлом году запустила книжный клуб на английском языке о русской литературе. В этом году добавила книжные клубы на французском. Оба клуба приносят мне небольшой доход.

Пять самых больших различий России и Франции?

У французов очень высокие ожидания от своего правительства и политиков. Они не стесняются требовать от них порой непостижимых для моего русского разума вещей. Не так, как россияне, которые хоть и недовольны, но быстро смиряются. Поэтому когда в России что-то меняется в лучшую сторону, люди приятно удивляются. Во Франции же, каким бы высоким — по объективным показателям относительно других стран — здесь ни был уровень жизни, люди все равно очень недовольны.

Богатая и актуальная культурная жизнь — одно из главных преимуществ жизни в Париже: здесь всегда можно найти что-то на свой вкус. На выставке фотографий Мишеля Уэльбека.

Например, инфляция здесь не превышает 1% в год, а один раз была даже дефляция — отрицательная инфляция. Зарплаты при этом тоже индексируются. Но люди всё равно недовольны экономической обстановкой. В их представлении отсутствие рабочих мест — вина правительства. Мусор на улице — тоже вина правительства. То, что у нас называется гражданским обществом — выйти на субботник и прибраться, например — здесь не принято. Улицы здесь убираются на налоги местного населения. Соответственно, чем богаче район или город, тем там чище. Не только потому, что там меньше мусорят, но и потому, что там есть деньги на уборку.

Когда я жила в России, одна ученица рассказывала о том, как перед окном их отеля в Париже мыли улицы шампунем. Так и правда бывает, но далеко не во всех районах Парижа. Во многих местах ситуация с чистотой катастрофическая.

Другое яркое отличие — отношение к работе и отдыху. Франция — идеальное место, чтобы научиться расслабляться и наслаждаться жизнью. Во французском языке есть для этого специальное понятие joie de vivre — буквально радость жить. Это здесь ценится намного выше возможности заработать больше денег: подавляющее большинство французов не согласятся на дополнительную работу, даже если их финансовая ситуация оставляет желать лучшего.

Поначалу это шокировало: ты живёшь небогато и тебе предлагают подработку: надо просто что-то сделать и получить деньги. Но нет, французов это не прельщает. Отдых здесь — закон и почти предмет национальной гордости. Закреплённый, кстати, на уровне законодательства: только совсем недавно разрешили работать по воскресеньям, и то только в туристических зонах. Появились супермаркеты, открытые допоздна. До этого продукты было невозможно купить после 6:00 или на выходных. То есть, если на неделе ты не закупился, то на выходных сидишь с пустым холодильником.

Был даже случай, когда пекаря оштрафовали на крупную сумму за работу в воскресенье — он пек булочки в своей собственной пекарне! Одна из причин, почему французы так упираются работать сверхурочно, в том, что они боятся злоупотреблений работодателя: чтобы не заставили их работать больше и на выходных за те же деньги. Но ведь этот пекарь работал на себя!

О том, чтобы устроиться сразу на несколько работ, здесь вообще речи не идёт: это просто невозможно.

О зарплатах
Минимальный размер оплаты труда во Франции 1498,5 евро (113 тыс. рублей) до выплаты налогов и 1188 евро (88 тыс. рублей) на руки. То есть столько здесь гарантированно получит даже дворник.

С высшим образованием по востребованной специальности можно найти работу с зарплатой в полтора минимальных размера оплаты труда и больше. Дальше карьерные перспективы зависят от вас.

Следующее отличие в отношении к качеству предоставляемых услуг. Такое ощущение, что всю свою требовательность французы растратили на политиков. То, что в англоязычном мире называется службой заботы о клиенте (customer care service), здесь не существует в принципе. Клиент здесь почти никогда не прав, зато обслуживающий персонал — почти всегда. Если у официанта плохое настроение, то он считает своим правом это не скрывать. Если вы заплатили в отеле за интернет, но он не работает, на ресепшене разведут руками: а что поделаешь?

Совсем другое отношение к конфликтам. Это к политикам французы настроены очень воинственно, а в повседневной жизни они стараются ссор избегать, насколько это возможно. Надо при этом добавить, что многое здесь устроено так, чтобы исключить возможность личных разборок. Например, автострахование и страхование квартиры здесь обязательны. Поэтому если вас затопили, то разбираться с этим будет страховка.

Выходцы из других стран часто выдают себя громким конфликтогенным поведением. Француз же будет до последнего избегать открытого столкновения. Например, большинство почтальонов здесь не удосуживаются дойти до вашей двери и принести вам посылку — хотя их услуги стоят 7 евро. Чаще всего они кладут в почтовый ящик уведомление, что вас не было дома. И большинство французов не будут ничего предпринимать, даже если они заплатили за эту услугу из своего кармана.

Больше всего мне здесь нравится еда. Очень легко найти свежие и вкусные органические фрукты, овощи, орехи, свежие мясо и рыбу. Свежеиспеченный хлеб из любой муки: ржаной, без дрожжей, с миндалем. Молоко без лактозы. Отличное красное вино (я не люблю белое), начиная от 6 евро (460 рублей). Когда базовые ингредиенты хорошего качества, то не нужно и не хочется их портить излишними варениями-жарениями. Свежее хорошее мясо можно поджарить за пять минут и украсить спелыми помидорами с солью и оливковым маслом и бокалом красного — получится так, что просто пальчики оближешь!

Что бы вы хотели изменить в Красноярске, руководствуясь опытом жизни во Франции?

В Красноярске меня больше всего не устраивают две вещи, хотя они отчасти связаны: грязный воздух и отсутствие метро. Красноярск географически намного протяженнее Парижа, и метро было бы для него просто спасением. Особенно учитывая пробки и выхлопные газы.

Ещё Красноярску не хватает парков, в которых можно было бы собираться с друзьями, устраивать пикники на траве. В Париже таких мест десятки. Это очень помогает почувствовать себя в городе как дома.

На газоне перед Базиликой Сакре-Кёр/ Basilique du Sacré-Cœur, расположенной на вершине Монмартра, можно посидеть с друзьями и насладиться видом и хорошей погодой.

И, конечно, сортировка и переработка мусора. Невообразимо, что в самой большой стране мира до сих пор нет общепринятой системы сбора, сортировки и переработки мусора. Весь мусор, производимый людьми, идёт на свалки и будет там гнить и отравлять всё вокруг столетиями!

Вы чувствовали себя чужой в Париже? Как там живется русским?

Если брать среднюю температуру по больнице, то отношение настороженное, в соответствии с тем, что говорят о России местные СМИ. С другой стороны, а какая вам разница? Важны люди, которые вас окружают, а их вы можете выбирать сами. Мои друзья здесь самых разных национальностей: больше всего американцев, есть англичане, французы, шотландец, португалец, итальянка, украинка, турок, филиппинка, японка, иорданец, марокканец, словак. Все они — образованные и интеллигентные люди, для которых мнение СМИ не является надежным источником информации.

Они не мыслят национальными стереотипами, а оценивают людей по их личным достоинствам и недостаткам. Иначе бы мы и не могли стать друзьями.

Отмечаем мой день рождения с друзьями 8-ми разных национальностей в саду Виймэн/Jardin Villemin. Все держат свои подарки — носки.

На мои англоязычные книжные клубы также приходит очень мультинациональная публика. Сейчас мы изучаем самое начало русской литературы, то есть Пушкина, скоро перейдем к Гоголю. И все они с большим энтузиазмом читают эти практически неизвестные на Западе книги, узнают о жизни в России в XIX веке и проводят параллели с той Россией, которую они знают — так как многие бывали там в командировках или же знакомы с ней по книгам Достоевского и Толстого. В их отношении к России много уважения и любознательности, они стремятся разгадать загадочную русскую душу.

Среди французов же отношение двоякое: есть те , кто «средняя температура по больнице», а есть интеллектуальная элита. Последние очень хорошо подкованы в русской литературе и культуре! Конечно, культурные связи между Россией и Францией восходят к XVIII веку. Кстати, один из членов моего книжного клуба подписал контракт на книгу о русско-французских отношениях с XVIII века до настоящего времени.

Можно сказать, что насколько присутствует негативное отношение к России в политическом плане, настолько силён и пиетет к русской культуре.

Уезжая из России, с чем/кем было тяжелее всего расставаться?

Тяжелее всего было расставаться с близкими. И сейчас я скучаю больше всего по людям, а не по стране. Хотя чем дольше живу за границей, тем больше осознаю в себе свою русскость. Книжные клубы о русской литературе стали для меня средством поддерживать связь с родной культурой.

Сколько вы уже прожили во Франции? Не думали вернуться?

Материалы по теме

В сентябре будет 8 лет, как я уехала. Я отвыкла от России, Красноярска и когда слышу иногда новости, искренне не понимаю, как можно с этим жить. Например, история про управляющую компанию, которая несколько лет собирала деньги с жильцов, не перечисляла их поставщику воды, а потом обанкротилась. Ситуация прогремела на весь город, власти сказали: платите и поставщику напрямую, и управляющей компании, чтобы не потерять льготы. И это был совет юриста! Причём бывшие владельцы уже зарегистрировали новую компанию и действуют тем же способом. У меня в голове не укладывается, как такое может происходить. В такие моменты кажется, что со времен «Мёртвых душ» в России мало что изменилось.

Я знаю, что многие сейчас читают это и думают: «а у вас там во Франции разве всё всегда гладко»? Нет, конечно, у нас есть свои проблемы. Есть проблемы, которых в России нет, и это не считая адаптации к другой стране, культуре, языку. Но я не верю в абсолютный релативизм. Что, мол, всё относительно. Нет, есть объективные показатели: чистота воздуха, уровень инфляции, покупательская способность (сколько и что можно купить на зарплату), доступность товаров. В моём случае, например, книг.

Моя зарплата преподавателя в СибГАУ была около 2700 рублей— на полную ставку! Даже по курсу валюты в 2007 году это было 76 евро, тогда как одна книга стоит 10-20 евро. Абонемент audible — 10 евро в месяц, это одна аудиокнига. А если ты хочешь говорить на актуальном языке, ты должен читать, слушать и быть в курсе, чтобы тебе было чему учить учеников. Не говоря уже о том, как можно вообще прожить на такую зарплату...

Мне жаль, что многие воспринимают такие доводы в штыки, будто критикуют их, а не конкретные обстоятельства в стране. Поэтому, нет, для меня возвращение было бы шагом назад.

Татьяна Уфимцева специально для интернет-газеты Newslab.ru,
фото из личного архива

Больше рассказов Татьяны о жизни в Париже можно почитать в её Фейсбуке.

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать