>
>
>
«Взглянешь на студентку — она сразу паникует»: откровенное интервью красноярского натурщика

«Взглянешь на студентку — она сразу паникует»: откровенное интервью красноярского натурщика

29.08.2018
21

О зарплатах и дефиците натурщиков

Артемий с коллегой на рабочем месте
фото из личного архива

В профессию я попал почти случайно, через знакомых студентов — они учились и искали натурщиков, а я согласился подработать. Вот и работаю в СФУ уже три года: иногда позирую стабильно несколько раз в неделю в течение семестра, иногда реже. Насколько я знаю, все примерно так и становятся натурщиками, только изредка университет целенаправленно ищет людей пожилого возраста для сложных работ — у них фактура тела другая, кожа... А на первом-втором курсе всем больше нравится рисовать ровных и красивых людей, это проще.

Если заниматься этим постоянно, зарабатывать можно нормально. 120 рублей в час — стандартная ставка какого-нибудь официанта среднего кафе, а тут ты просто сидишь и получаешь за это деньги. Причем час — это академический час, то есть цена за 45 минут, а одна лекция стоит 240 рублей. В месяц получается несколько тысяч — неплохая подработка. Хотя натурщиков в Красноярске все равно все время не хватает. Думаю, это отчасти из-за того, что многие стесняются своего тела. Девушки-натурщицы, например, вообще часто позируют топлес.

О фломастерах и жалобах

Никаких требований к натурщикам нет — если ты неожиданно поменял позу, тебя просто поправят и попросят сесть, как сидел. Если поза неудобная, то тело затекает. Как-то раз, например, в руке у меня был шест — я его держал, а рука постоянно съезжала вниз. В итоге я фломастером начертил на рукоятке отметку, чтобы по ней ориентироваться, где должна быть моя рука.

Стандартный портрет могут рисовать одну ленту, сложную композицию — несколько занятий подряд. Все это время я стою с перерывами — раз в 15-20 минут мне дают немного размяться и отдохнуть, в зависимости от сложности. Если это сидячая поза, можно спокойно просидеть и 40 минут, а вот если стоячая... всякое бывает.

Один раз меня просто «повело» от того, что в аудитории было душно и жарко от софитов. Их выставляют, чтобы создать четкие тени. Чувствую, что сейчас в обморок упаду, и говорю так тихо: «Давайте окошечко приоткроем!». За тем, чтобы мне давали отдохнуть, приходится следить самому — завожу будильник, а иногда преподаватель назначает ответственного студента из группы. Хотя надеяться можно только на себя — о времени они часто забывают.

Позировал с лютней — научился играть

Самое легкое — когда рисовали мои ноги. Я просто сел, скрестил конечности и учил три часа испанский в мобильном приложении, слушал музыку. Но вообще рисуют обычно портреты или все тело в полный рост. Тут уж ничего не поделаешь — просто сидишь. Приходить просят в однотонной футболке, не яркой, чтобы не выбивалась по цвету. А если композиция, то выдают простыню, реквизит или, например, парик. Иногда раздевают до трусов и рисуют в плавках.

Вообще развлекаешь себя по-разному — один раз позировал с каким-то инструментом (кажется, это была лютня) на протяжении нескольких недель. В итоге я даже научился извлекать звуки и какие-то мелодии из этой лютни. Терпения освоить какой-то инструмент у меня обычно не хватает, а тут хочешь-не хочешь, но научишься — сидишь три часа и наигрываешь.

Иногда удается и прилечь
Фото: Olya Kova

Главное качество натурщика — это, конечно, усидчивость. Есть люди, которые правда не могут сидеть на одном месте, и это понятно — ты затекаешь даже просто сидя на портрете, конечности побаливают. А в настоящих композициях ты конкретно покачиваешься. Например, когда нужно долго стоять на правой ноге — ты чувствуешь, как она становится мощнее, потому что статика тоже прокачивает. Прям заметно, будто в зале занимался. Так что если кто-то думает, что это легко — он ошибается. Ну и еще софиты жарят — зимой еще ничего, а весной и осенью сильно печет.

Рисуют порой просто ужасно

Иногда работаем в паре с девушкой натурщицей — нас ставят в разных углах аудитории, а студенты выбирают, кого рисовать. Если честно, меня рисовать легче, потому что правильные черты лица. Девушку выбирают реже — её гораздо сложнее нарисовать, даже портреты чаще получаются не похожими на оригинал.

Я часто смотрю на то, что получилось у студентов: иногда это очень круто, а иногда просто ужасно. Но рисунки я никогда не забирал: хорошие преподаватели часто отдают в архив, а плохие — зачем они вообще нужны? Но оценивать публично меня не просят — у преподавателей свои критерии и свой взгляд на рисование. Если это академический рисунок, то смотрят, например, в основном на пропорции, штрихи и цветотени.

О внешности

Да, я стараюсь выглядеть подтянутым, так ведь приятнее, когда ты сохранишься в истории в лучшем виде. Что касается образа, то я за стабильность как в прическе, так и в одежде. Если работа продолжительная, то бреюсь чаще, чем обычно. Можно, конечно, бесконечно усложнять жизнь первокурсникам, но я, к счастью, только однажды перекрасил волосы посреди недели в зелёный цвет и совсем забыл, что позирую.

О девушках, стеснении и запретах

Фото Марии Ждановой

Очень забавно наблюдать за студентами. В основном, это девушки — молодые и стеснительные, которые вообще всего боятся. Иногда встречаешься взглядом со студенткой — она испуганно на тебя смотрит, стесняется, роняет карандаш, паникует. От волнения у нее потом все валится из рук. А ты не можешь ничего сделать — тебя попросили смотреть в эту сторону и не отводить взгляд. Так и смотрим друг на друга три часа. Смеяться хочется, а нельзя.

Иногда я поучаю студентов — например, вижу, что кто-то неправильно измеряет пропорции, неправильно держит руку, в итоге получается кривой портрет.

Иногда случаются совсем необычные ситуации: например, как-то раз на занятия пришла студентка-мусульманка. Она не стала меня рисовать и на занятия больше не приходила. Пропускала и никому ничего не говорила — потом оказалось, ей вера не позволяет смотреть на обнаженное мужское тело.

При этом никакого стеснения у меня нет (хотя это я, а не они, должен стесняться) — может быть, потому что я много работал с людьми или всю жизнь занимался танцами. Для меня нет проблемы красиво встать в трусах и позировать. У некоторых натурщиков есть какие-то предрассудки, мол, их сейчас нарисуют и жизнь начнет рушиться, но это все эзотерика — я об этом даже не думаю. Я не суеверный и без предрассудков.

Думаю, буду подрабатывать этим до тех пор, пока будут предлагать и я смогу совмещать с основной работой. Я воспринимаю это исключительно как хобби — например, в другое место я не пробовал заявляться в качестве натурщика, а на жизнь зарабатываю ремонтом компьютеров. Да и не всем нужны молодые натурщики: знаю, например, что в художественное училище им. Сурикова приглашают только пожилых или людей с нетипичной внешностью. Ну и пусть.

Беседовала Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать