>
>
>
«Народ любит жесткач и шутки про правый берег»: истории двух красноярских стендап-комиков

«Народ любит жесткач и шутки про правый берег»: истории двух красноярских стендап-комиков

26.03.2019
9
Виктор Снегирь (участник телепроекта «Открытый микрофон» на ТНТ, соорганизатор «Stand Up Сибирь») и Роман Могилей (стендап-комик, участник «Stand Up Сибирь», игрок команды «Проспект Мира» премьер-лиги КВН)

Что вообще сейчас происходит в российской комедии?

Виктор и Роман выделяют в современной комедии три направления: проекты телеканала ТНТ, проекты на Youtube и живые выступления (в барах и на других открытых площадках, например, в красноярском Yushin Brothers). Главная цель любого (уважающего себя и честного к зрителю) комика — попасть либо «в телик», либо в успешный проект на Youtube.

Виктор: Реальность такова, что для активных гастролей комику сегодня нужно быть либо с ТНТ, либо с Youtube.

Стендап (от англ. Stand Up)
Жанр комедии, в котором комик выступает перед зрителем с монологом из шуток от первого лица. Важное отличие от других направлений в юморе — рассказ о своём жизненном опыте или отношении к какой-либо смешной ситуации.

С учетом перспектив ко всему отношусь одинаково, на самом деле. Как слушателю и ценителю мне больше нравится Youtube-канал Stand-Up Club № 1. С финансовой стороны проще попасть в телик, так как чтобы стать участником Stand-Up Club № 1, нужно, как минимум, жить в Москве и пройти жесткий отбор. Я знаю ребят, которые ради карьеры комика переехали в столицу, но у них ничего не вышло. Не то, что бы Stand-Up Club № 1 снобы какие-то — просто начинающие комики не достигают их уровня, а там нет школ и «наставников» как на ТНТ.

Сейчас в Красноярске мы сами начали создавать видео-контент — отсняли одно мероприятие. Местные телевизионщики предлагали крутить наш стендап в новогоднюю ночь четыре часа подряд, но они попросили без мата, а на открытых микрофонах (площадки, на которых любой начинающий комик может проверить свой материал) это крайне сложно. Также у нас недостаточно комиков, чтобы сделать формат для телевизора. Мы пытались снять пилот одного шоу, но поняли, что все нужно продумать наперед, а мы все пока немного туповатые.

Роман: Многие пытаются попасть на ТНТ, им даже не важно - в «Открытый микрофон» (клуб Руслана Белого для поиска новых комиков) или в «Камеди Баттл». В прошлом году я участвовал и там, и там. Пока не прошёл отбор, но, возможно, и попаду в эфир.

Материалы по теме

Для начинающего комика такие кастинги — это стресс. Ты приходишь туда и думаешь, что твой блок в три минуты смешной, ты же так долго готовился всё-таки. На самом деле почти никто не смеётся, потому что в зале сидит 90 % комиков. Остальные — просто желающие послушать молодую комедию. Хотя я не завидую и этим зрителям. Все привыкли к многократно фильтрованному материалу из телевизора, поэтому кастинги в клубах — это ад для неподготовленных ушей. Можно очень сильно разочароваться в юморе.

Чтобы расти в комедии, не обязательно переезжать в Москву, можно расти и в регионе. В Красноярске стендап-клуб — это не то что бы плотное объединение комиков, а, скорее, костяк, который выступает в разных клубах и барах, чаще всего в Yushin Brothers. И за пять лет, что существует красноярское объединение комиков (я выступаю с 2015-го), многое поменялось.

Чем отличается выступление на ТНТ и в красноярском баре?

Виктор: Я совру, если скажу, что всегда одинаково выступаю. На ТНТ стендап отполирован спецами, все накрахмалено и вылизано. Если выступление — это большой пирог, то на редактуре тебе отрежут самую вкусную, как тебе кажется, часть, затем оставят маленький кусок, с которым ты выступишь, а позже на монтаже его еще обрежут.

В баре я чувствую себя свободнее, плюс есть импровизация. Я обожаю работать с хеклерами (слушателями, которые выкрикивают из зала) — это самое прекрасное, что есть в комедии (но это не значит, что надо кричать на моих выступлениях!). Шутка, придуманная на ходу, в два раза смешнее заготовленной. На сцене я громче, все внимание обращено на меня — значит, за мной преимущество.

Выступление Виктора Снегиря на «Открытом микрофоне» ТНТ

https://rutube.ru/metainfo/tv

Роман: На ТНТ весь юмор чистый. Я постепенно ввожу себе такую цензуру, стараюсь писать материал, который будет уместен, как в телевизоре, так и в баре. Сейчас в юморе много мата — это про лайв-выступления и Youtube.

Да, есть случаи, когда мат просто уместен (но его всегда можно заменить на приличный синоним), а бывает, что шутки держатся только на нём. Уберёшь слово, и чувствуешь, рвётся ниточка, тишина в зале. Народ любит жесткач.

На открытых микрофонах, будь то Москва или Красноярск, матерятся все. Иногда с этим перебор. С одной стороны все уже привыкли, потому что аудитория почти постоянная. Но как прививать этот молодой юмор людям в возрасте 40 и старше, непонятно. Например, я никогда не приведу маму на эту площадку, хоть иногда она и бывает на моих концертах и принимает нецензурный юмор.

Чем характерна сибирская аудитория?

Виктор: Красноярцы смеются над шутками про правый берег (почему-то в Новосибирске они не заходят). У нас люди осознают, что мы живем не в самом благополучном регионе, и, делая на этом акцент, создается ощущение, что все мы сплочены одной бедой и хотим посмеяться над ней.

На ТНТ публика очень лояльная: даже слабая шутка, на которую не ставишь, вызывает смех. А в Москве рынок перенасыщен, поэтому у каждого бара со стендапом сформировалась своя аудитория.

Теряется ли дух андеграунда, когда зрителей становится больше?

Виктор: Он теряется, но очень медленно, потому что мы позиционируем себя как андеграунд-комики: поднимаем темы, которые нельзя озвучивать в телике. Но подпись на афише «участники „Открытого микрофона“ на ТНТ» — это всегда прирост аудитории.

Мы открывали бесплатную летнюю школу комедии — записались сто человек. Многие отсеялись, потому что, оказывается, надо что-то делать. Сейчас у нас осталось около пяти ребят, которые активно выступают, а мы им помогаем. Прирост новых комиков очень мал, потому что люди приходят либо с историями (а их и друзья рассказать могут), либо с провокационным материалом, который мы читали еще три года назад — это все обшучено на сто рядов.

Роман: Не понимаю этого противостояния телевизионных проектов и Youtube. Проект Stand-Up Club № 1, который я очень люблю, ребята начинали снимать именно с идеей «мы андеграунд». Сейчас это не так: что в телевизоре, что в интернете каждый комик получает мощный пиар, который он ни за что не заработает у аудитории в барах.

(Комики проекта Stand-Up Club № 1 начали выступать на «Вечернем Урганте». Для подпольного стендапа это большой прорыв — прим. редакции):

Это то же самое, как отношение стендап тусовки к КВН. Первые считают себя круче, смешнее, динамичнее что ли. Если с последним соглашусь, то в остальном — это просто разница в форме юмора. КВН — это миниатюры, вброс шуток, которые могут быть никак не связаны с тобою лично. Стендап же про то, как ты пропускаешь каждую ситуацию через себя.

Кого считаете самым крутым комиком сегодня?

Виктор: Я большой фанат Саши Долгополова: как-то выступал у него на разогреве, а потом просто рыдал над его шутками. Когда видно, что он импровизирует прям при тебе, вживую отыгрывает шутки — это смотрится гораздо круче, чем на Youtube. По телевизору ты посмотрел пять минут выступление, и все, а вживую ты можешь даже поучаствовать. Я обожаю интерактивить с залом, когда кто-то что-то ляпнет, а я из этого раздую шутку. На недавние выступления я вовсе без материала приходил: «Ну, про что вам рассказать?»

Роман: Из тех, кто выступает на ТНТ, для меня это Иван Усович, из Stand-Up Club № 1 — безусловно, Долгополов. У обоих очень крутая подача. Но у Санька (Долгополова — прим. ред.) самая лучшая на сегодня комедия абсурда. А я люблю такое. Взять его шутку про то, как мать якобы несколько раз предлагала ему съесть какие-то семена. По ходу действия эти семена прорастают, мать настаивает: «Саша, съешь семена». Когда он соглашается, то видит перед собой огромный лес, лианы, кричит «Где семена?», а ему отвечают: «Иди вдоль реки...». Блин, это смешно, нереально, но смешно, когда представляешь себе картинку.

Расскажи свою самую неудачную шутку

Виктор: За эту неделю? Знаешь, когда я пишу шутки, в голове смеюсь над всеми. Сейчас пытаюсь вспомнить такую, о которой даже про себя думаю: «Витя, зачем ты это придумал?». Например: Виктор Цой и Лю Кенг из Mortal Kombat — это один и тот же человек.

Роман Могилей

Роман: Плохие шутки... их нет, наверное. Не то, чтобы я мастер-комедии (смеётся). Просто одну и ту же шутку можно рассказать по-разному, во-вторых, важно угадать настроение аудитории.

Помню был неудачный заход с аналогией про убийство Немцова. Там про то, как некоторые вещи замалчивают. Я думаю, эту шутку убрали не из-за политического подтекста, а потому, что в тот вечер весь блок юмора собирали для «посмеяться, а не подумать». Про политику не шучу, не понимаю её. А так, как делает это Поперечный, мне не нравится.

А вот одно провальное выступление никогда не забуду. Меня позвали на разогрев какой-то популярной музыкальной группы. Они приехали в Красноярск, билеты были платными. Зритель настроился: «Я заплатил за музыку, дайте мне ее поскорее». А тут Рома Могилей со своим: «Знаете, в чем сходство цыган в Покровке и спортсменов Универсиады? И те, и те едут в Красноярск за золотом». В общем, с трудом нашёл в зале трёх смеющихся людей за столиком и выступал для них. Остальное в тишину. Потом понял, что эти трое и были музыкантами, которых я разогревал, так сказать. Пам-пам.

Комедия — это искусство или математика?

Виктор: Есть метод написания шуток, лекало, которое я стараюсь прикладывать к каждой теме — отсюда получается материал.

Я отношусь к этому как к искусству. В музыке нет идеальной формулы крутой песни. Есть мелодия, тональности, ритмика, но, если ты возьмешь все эти аспекты, не факт, что у тебя получится хит. С шуткой так же: есть четкая схема, но, даже сделав все по правилам, не всегда получится хорошая шутка. Мой сосед во время съемок ТНТ постоянно сверялся с книгой Джуди Картера «Библия комедии. Stand-Up». Я никогда не читал такого и иногда даже не понимал, он на мне шутку проверяет или свою историю рассказывает.

Роман: Нет такого, что есть какая-то схема в стендап-комедии и ты такой: «Сейчас на эту схему я наложу шутку и все посмеются». Нет. Ко мне шутки приходят интуитивно, я размышляю, примерно представляю, забавно это или нет, потом уже докручиваю мысль. В каждой шутке должен быть парадокс, неожиданный слом, вот от этого можно отталкиваться.

Отрывок выступления Романа Могилея на «Stand Up Сибирь»‎ в Красноярске

Источник: личные архивы Романа

Зарубежных комиков не смотрю, хоть и считается, что Америка и Англия — это две родины стендапа. Мне кажется, их менталитет настолько отличается от нашего, что равняться просто невозможно. Там есть комики, которые написали себе полный сольник (выступление на 30-60 минут) и могут кататься с ним по стране 30 лет. Луи Си Кей так делает, кажется, и пусть делает. У нас такое не пройдёт, российскому, а тем более местечковому зрителю, постоянно нужен свежий юмор.

Дикие истории комиков из жизни — реальность или выдумка? Твоя самая лучшая шутка?

Виктор: Большинство комиков придумывает истории, чтобы было смешнее. Я раньше сам грешил этим, ведь жизнь бурлит, а это интересно. Но я начал думать, что в истории нет ценности, как в комедии, потому что ты просто пересказываешь события, на которые ты как-то повлиял или был свидетелем. В этом нет мысли. Мне нравится, когда в комедии человек может оставить свое отношение. Хоть большинство и приходит просто посмеяться (в этом нельзя винить публику), люди смеются не над фактом, а над обдуманной мыслью. Я сам смеюсь в стендапе не над историями — мне нравится, скорее, как человек мысль подвернул.

Не скажу, что я ненавижу все свои шутки, или все они прекрасны. Ладно, вот шутка, которая очень нравится моей маме:

Видели, как на переходах и остановках выложили жёлтую пупырчатую плитку для слепых? Ну так вот... а зачем она желтая?

Роман: Вымысла в стендапе много, это касается не только абсурдной комедии. Часто комики придумывают шутки, но опираются на то, что могло бы произойти в реальности и происходит, но не с ним и не в данный момент.

Роман Могилей на выступлении в одном из красноярских баров

Больше отталкиваюсь от реальности. У меня бессонница, иногда я не могу заснуть несколько часов. Недавно в голову пришла шутка: «Когда я досчитал до 800 овец, то решил — пора заводить ферму. Это начало приносить мне доход. Потом появились жена, дети. В какой-то момент я понял, что та моя жизнь гораздо лучше реальной. Сейчас я стараюсь чаще открывать глаза, чтобы не потерять бизнес».

Есть ли запрещенные для тебя темы?

Виктор: Самоцензура появляется после того, как однажды на чем-то обжегся. В какой-то момент я стал смотреть на шутки коммерчески, потому что с лета до Нового года моим единственным заработком была комедия. Приходилось выступать в разных местах на разную аудиторию, и не думаю, что люди всегда и везде хотели бы слушать, например, мои шутки про смертельные заболевания. Смеяться над некоторыми темами они еще не совсем готовы. Но про самоубийство нормально заходит. Я стараюсь не шутить про онкологию из-за случая в жизни, а так у меня нет табу на юмор.

Роман: Запрещённых тем нет. Есть вещи, над которыми можно шутить не обидно и смешно. Даже если у человека нет руки, например.

Когда я готовил себе выступление на кастинг ТНТ, то решил всё-таки написать шутки про отца. У меня всегда были с ним напряжённые отношения, в частности из-за того, что он выпивал. Почти у каждого комика есть шутки про проблемы в семье. Вышло довольно смешно, материал утвердили. Но за несколько дней до кастинга отец умер. Я не знал, как поступить. Выкидывать целый блок — значит не выступать, а объяснять ситуацию зрителям было морально тяжело. Мама сказала: «Выступай, он бы тобой гордился». Рассказал со сцены всё, но про смерть добавлять не стал, потому что телевизионщики сразу превратили бы это в хайп, раздули шумиху. А я не хотел таким путём попадать на проект.

Можно ли заработать стендапом на жизнь?

Виктор: Основной заработок — это корпоративы, гастроли по городам, написание материалов другим. Есть команды КВН, которым я пишу шутки. Хоть я и ненавижу КВН, но 20 баксов есть 20 баксов.

Меня как-то позвали в Зеленогорск обучать комедии школьников. Первое, что я подумал: «Вы что, совсем того, стендап — это же не дисциплина в школе». Сказали, что денег дадут. В итоге два дня мы просто угорали с 14-летними подростками, позже у них было отчетное выступление — полный провал.

Виктор Снегирь: Для корпоративов у меня ценник 1 тысяча рублей/минута — это нормально, потому что меня по телику показывали. Но, допустим, когда мне предлагают выступить на корпоративе МВД под Новый год за 7 тысяч в течение 15 минут, я вспоминаю слова Хабенского: «Между работой и не работой надо выбирать работу». У меня не хватает жадности, чтобы говорить: «15 тысяч и все!»

В местном стендап-клубе я еще и организатор, так что нет смысла требовать оплату. А так обычно за выступление в клубе выходит в среднем две-три тысячи.

Роман: Самое большое, что удавалось заработать на стендапе и написании шуток для КВНщиков — 60 тысяч рублей. Это был декабрь, горячая пора, сами понимаете. За одно выступление в 15 минут я беру 5-7 тысяч рублей. Иногда, если это крупный концерт, на который приезжают известные комики из Москвы, можно поднять сразу 10 тысяч.

Главное в стендапе — дать людям отдохнуть, посмеяться или донести важные мысли?

Роман и Виктор: И то, и другое. Пока я стою с микрофоном, и люди меня слушают, стоит что-то донести. Например, я пытаюсь объяснить, что верить в Бога — не так плохо (хотя 26 лет обратное утверждал), верьте во что хотите! Такую вот небольшую мораль вставить — самому приятно.

Сейчас все комики приходят к тому, что вкладывают в своё выступление серьёзный подтекст, мысль, иначе юмор кажется пустым. Если делать это не так навязчиво, как какой-нибудь пропагандист, никто не устанет. Уйдёт человек домой, там подумает. Разве это плохо?

А у вас есть любимый красноярский комик? Красноярский клуб Stand Up Siberia проводит открытый микрофон в пространстве Yushin Brothers (ул. Карла Маркса, 102) каждый вторник. Там можно не только посмотреть на опытных стендаперов, но и выступить самому. Попробуйте, вдруг вы тоже мастер комедии?

Беседовали Анастасия Щепетова и Дарья Руковичникова специально для интернет-газеты Newslab,
фотографии и видео из личных архивов Виктора Снегиря и Романа Могилея

Рекомендуем почитать