>
>
>
«Сыночка нет, но я пирожков настряпала, угощайтесь!»: как мы с приставом гонялись за злостными алиментщиками

«Сыночка нет, но я пирожков настряпала, угощайтесь!»: как мы с приставом гонялись за злостными алиментщиками

03.06.2019
13
Пристав Евгения к обходу готова — сегодня мы ищем злостных алиментщиков

Три раза неделю как к себе домой

Судебный пристав проводит рейд три раза в неделю. Главная цель — найти должника, узнать о его финансовом положении и понять, как именно взыскать с него долги.

«Должника дома редко удается застать. Обычно мы проводим рейды вечером, тогда хотя бы кого-то можно застать дома. Но чаще всего и это не помогает», — говорит наш проводник в мир долгов по алиментам Евгения Соколова.

После нескольких закрытых дверей нам везет. К сожалению, открывает не должник, а его мама.

«Здравствуй-здравствуй, Женечка. Заходи, я пирожков настряпала, угостить тебя?», — так встречает пристава пенсионерка в одной из квартир. Сын ее задолжал своим детям приличную сумму. Дело дошло до суда, теперь должника «ловят» судебные приставы. Но дело это нелегкое. Пристав — частый гость в этом доме, потому пожилая хозяйка так запросто и обращается к ней — «Женечка». 

Часто должники нигде не работают или устроены неофициально, поэтому взыскать с них какие-то деньги очень сложно. Имущества у них нет либо минимальное — одна квартира в собственности, которую не конфискуешь.

«Сначала должника пытаются заставить платить добровольно, — рассказывает Евгения. — Если он не выполняет требования суда, его могут посадить на 15 суток или привлечь к общественным работам — например, устроить в зоопарк „Роев ручей“. Это в качестве наказательной меры, за работу они там не получают ничего. Если и после этого он не отдает алименты, возбуждают уголовное дело. Алиментщика могут отправить в тюрьму, где его все-таки заставят работать, а заработанные деньги отправят в счет погашения долга».

Правда, таким образом привлечь удается не многих. В месяц уголовное наказание получают около 20 должников. Остальных же приходится ловить и привлекать до бесконечности. Так ситуация обстоит только с алиментщиками — их долги не списываются и не исчезают никогда.

Родители ругаются, а мы разгребаем

Сейчас в Красноярском крае около 32 тысяч должников по алиментам, общая сумма их долгов — 5,5 миллиардов рублей. Большая часть из них — 79 % — мужчины.

«Мужчины часто не платят алименты из-за конфликта. Когда люди разводятся, они почему-то не могут разойтись миром — мать не разрешает отцу общаться с детьми, а тот в отместку не дает денег. Начинается ссора, никто не может договориться. Потом все это переходит в суд, и оттуда к нам, приставам. Мы пытаемся как-то урегулировать конфликт или же просто исполняем постановление и принудительно забираем алименты».

Есть алиментщицы и среди женщин. Но это, как правило, дамы с асоциальным образом жизни, которые просто-напросто забывают о своих детях.

Материалы по теме
«Уходите, я в Нарнии!»: как выбивают долги из красноярцев
Прятки в грязном белье, любовь к кобылам и ролевые игры приставов

«Вообще нас не любят все. Должники — за то, что требуем с них деньги или забираем имущество. Заемщики — за то, что долги возвращаются не так быстро или не в том объеме. А мы просто выполняем свою работу, исполняем закон», — говорит Евгения.

У должников по кредитам или займам лазейка все-таки есть — по 46-й статье «Возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства». Если с человека ну совсем нечего взять, его не могут найти, или взыскатель отказывается от имущества, или еще по каким-то причинам — производство может быть просто закрыто. Тогда никто никому ничего не должен. Через какое-то время заемщик (банк или частное лицо) могут повторно подать в суд на того, кто им задолжал, но обычно это выходит слишком дорого и долго.

Как заработать на бывшем муже

Не всегда должник — виновник. Иногда на бывшем муже пытаются заработать — например, попросить все мыслимые и немыслимые неустойки, отсудить моральный вред. Порой бывший муж помогает финансово семье, но никак это не фиксирует — нет ни расписки, никаких других свидетельств о том, что деньги были. Некоторые женщины этим пользуются, отрицают, что получали от него что-то, и идут с исками в суд.

Что-то похожее случилось с одним красноярским моряком. Мужчина уходил в навигацию на своем судне, а когда был в городе, давал бывшей жене деньги на двоих детей. По его словам, суммы составляли 50-60 тысяч рублей в месяц, но подтверждений этому нет. Дети выросли, достигли совершеннолетия и подали на отца в суд. По алиментам он задолжал около 160 тысяч рублей, а требуют с него 4,7 миллиона — проценты, издержки, моральный вред. Суд иск детей удовлетворил. Так моряк оказался должен несколько миллионов. Судно арестовали, тогда он попытался продать его своей падчерице за смешные 300 тысяч рублей. Сейчас все стороны процесса судятся за отмену сделки. После этого корабль попытаются продать снова, а деньги отдать детям моряка.

«Такие истории частенько происходят — когда вроде по-человечески ты понимаешь должника, но по закону он все равно не прав. Пристав не может решать, кто прав, а кто нет, у него другая работа. Мы — исполнители, мы только реализуем закон. А решает всё суд. Поэтому в случае каких-то претензий нужно обращаться именно туда», — делится Евгения.

«Закон суров, но это закон» — главный принцип работы судебных приставов. Они — последняя инстанция, куда отправляются все человеческие конфликты. И пусть работа это нелегкая, но делать ее, кроме приставов, пока больше некому.

На поиски нерадивых отцов и матерей ходила Валя Котляр, специально для интернет-газеты Newslab, фото Алины Ковригиной

Рекомендуем почитать