>
>
Юрий Шевчук: «Когда идут переговоры — нет войны»

Юрий Шевчук: «Когда идут переговоры — нет войны»

13.09.2010
15

После своего последнего выступления в Красноярске лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук дал пресс-конференцию. Вот некоторые выдержки разговора и подборка фотографий Анны Кульченко с концерта и пресс-конференции.

О новом альбоме

Уже второй год работаем над этим альбомом. Песен новых много — 24. Чего-то, возможно, ещё не хватает. Но торопиться смысла нет, всё серьезное делается долго. Тарковский фильмы снимал долго, Герман тоже. В этом альбоме не будет песен на злобу дня, сиюминутных — они уже в мусорной корзине. Мы стараемся отойти от каких-то надоевших штампов, ищем новую музыку. У нас масса идей, мы видим в этом материале что-то мощное, что можно развивать. А самое главное, что альбом получается философский, размышленческий. О молодом человеке, который живет в наше время, примеряет на себя разные одежды — то одежду гнева, до добра, то любви. В нём что-то сгорает внутри, он мучается, переживает... Вот такой главный герой начал жить в этой программе.

А еще мы стараемся выявить некое сквозное действие, историю, которая будет проходить через всю программу. Сделать не рок-оперу — это я не люблю — а постановочный рок-концерт со своим сюжетом, сценарием, отдельным видеоартом, параллельным кино. Очень интересная художественная задача.

О новых музыкантах

Мы далеко отошли от ритм-энд-блюза, поэтому потребовался новый барабанщик. Тёма Мамай как раз играет другую музыку, так что его появление в группе естественно. Продолжаем работать над фольклором, но пытаемся показать не просто русскую песню, а какое-то Средневековье, доскрестись до начала времен. Поэтому с нами выступают Алена Романова и Тина Кузнецова из группы Zventa Sventana. Они играют джаз-рок, очень хорошо поют джаз, рок и народную музыку — то, что нам надо.

Алена вообще молодец. Перед концертом в Красноярске она ездила по деревням, нашла какую-то столетнюю бабулю, которая ей напела много песен, которые ну никто не знает. Это очень важно. Народная культура должна быть не кабацкая — не Надежда Бабкина, а что-то другое. Вы знаете, чем глубже погружаешься в народную культуру, тем легче и спокойнее она ложится на любую музыкальную форму. В том числе и на тяжелый рок. А какая-то трактирная песня не ложится.

О Брайане Ино

Я недавно ездил в Англию, в Лондон, со многими пообщался. Подружился с Брайаном Ино, отцом психоделики. Он настолько серьезный человек, я даже не ожидал. Сказал ему: «Брайан, вы сделали саунд U2, может, и нам поможете?». Он очень удивился. И повел меня в свою студию. А у него там три бревна, брусы квадратные, на них натянуты три струны. Струны на пружинках, на них висят медные чаши с камнями. А бревна все в гитарных датчиках. И вот он бросает туда камешек — струна начинает резонировать. Потом в другое бревно, звук идет — пэнь, пэнь. Потом гвоздик положил — и звук сразу делится, получаются полутона. В результате совершенно космический нойз — никакого рока, гитар. Я увидел великого музыканта, который дошел до Небес. А я тут со своим роком... Какие барабаны, это давно в прошлом! Все очень просто — пэнь, пэнь! (Смеется.)

Вообще, если брать передовую мировую музыку, то поиск в ней идет не ритмический, а тембровой, звуковой, очень глубокий. Все ритмы уже, по-моему, переиграны. Музыка будущего, вероятно, в соединении разных звуков — музыка настроения, какого-то погружения. Психоделика дошла до такого вот удивительного уровня. Брайан Ино свои бревна возит в лес, туда приезжает толпа людей, и лес еще шумит — тут же записывается шум деревьев и пение птиц. Это все обрабатывается на синтезаторе и выдается стена уникального звука, после погружения в который тебе ничего больше не надо. Нам до этого далеко, у нас в стране другие проблемы — нам бы общий ритм найти, чтобы так дышать всем вместе. (Смеется.) Поэтому рок мы еще поиграем.

О U2

U2 познакомились с нашей музыкой через Брайана Ино и Артемия Троицкого. Им, как ни странно, понравился наш альбом «Пропавший без вести». Боно говорит: «Вот тут у тебя что-то народное, фолк — круто, круто!» (Смеется.) Хорошие ребята, никакого звездизма. Не фраера, которые тащатся от своей звездности и ходят беременные любовью к себе. Боно — он еще и гражданин, тащит на себе много всяких фондов, для него это важно. Он очень пытливый, всем интересуется. Мы с ним много говорили о музыке. Боно сказал: «Я послушал старое „ДДТ“, 80-х годов, и новые записи — разница настолько огромная, что просто здорово». Конечно, мне это было очень приятно.

Но, вы знаете, Россия даже в модернистской культуре (в лице отдельных музыкантов) становится на мировой европейский уровень. Никакой разницы в мышлении, в понимании. Уже нет ощущения, что мы отстали, живем в лесу.

О нападках со стороны политических движений

Когда в прессе пишут, что Шевчук и «ДДТ» исписались, нет новых песен, и поэтому, мол, мы пиарим себя, говоря что-то на гражданские темы — мне странно такое слышать. Это бред собачий, у нас море музыки. Они мне звонили — эти «наши-ваши». Я им говорю: «Ребята, я же вам не запрещаю устраивать демонстрации. Ходите со своими флагами, сейте доброе, вечное, как можете. Но у нас демократия, блин. Мне об этом Путин сказал, я это слышал своими ушами. Почему же вас так трясет, когда мы проводим какие-то акции?» Понимаете, мы не ищем врагов — мы ищем сторонников. А они постоянно ищут врагов — внутренних, внешних, цепляются за прошлое, за 37-й год. Но это старые песни, от которых страна давно устала. Зачем?..

О полемике и гражданском обществе

Я за любой спор, за любую полемику. За то, чтобы каждый в стране имел право голоса. И Лимонов, в том числе. Я его убеждения не разделяю. Но он гражданин страны и он тоже имеет право говорить — почему нет? Что, будем затыкать ему рот, как это сейчас делается?.. Все мы находимся на войне. Я четыре войны прошел. Эти козлы, прости Господи, меня назвали мародером. Их не было в Грозном в 1996 году, когда я оплакивал бойцов и капитана Марковца (его звездочки с погон Шевчуку передали на память друзья погибшего офицера, что спустя 15 лет послужило поводом для нападок со стороны «Молодой гвардии» — Е.К.). Надо выходить из этой войны. Она у нас везде. Идешь по улице, навстречу человек — он не улыбается, он насторожен, ждет подлянки. До чего мы дожили, где любовь?.. Почему нет полемики? Давайте разговаривать на уровне идей. Когда идут переговоры — нет войны. Народ у нас не дурак, он выберет то, что ему надо.

Если послушать наших оппонентов, все они говорят одно: слесарь должен точить болты, шофер — крутить баранку, музыкант — играть. А все остальное они не должны делать — так, что ли, получается? У каждого своя профессия, но зачем сужать человека только до его профессиональных границ? Все мы — граждане России. И естественно, есть общие проблемы, которые стоят перед нами. Проблемы свободы, неравенства, коррупции, тотального деспотизма бюрократии. И проблемы расслоения общества. У нас сейчас какое-то Средневековье: есть сословие князей и бояр с мигалками в башке, как я их называю, и есть тягловый народ. А между ними огромная пропасть и она все больше расширяется. Как эту пропасть завалить любовью? Как?.. Я не знаю. Но надо что-то делать! Новой революции не хочется, потому что при революции маргиналы будут бомбить магазины, грабить и убивать. Я давно не пою песни «Предчувствие гражданской войны» и «Террорист». Я с ними завязал, не хочу их петь. И радует, что меня об этом никто не просит.

О Noize MC

Я согласен, что русский рэп во многом перенял от рока по своим текстам. Noize MC один из лучших, хорошо складывает тексты, в них есть интеллект. Я с ним участвовал в одном концерте, мне понравилась его харизма, нервяк такой. Другое дело, что мне не очень нравится гангста-рэп — он похож на русский шансон, только под другие барабаны. Noize в нем, скорее, исключение.

А то, что он отсидел... Мы все в свое время сидели в милиции, и ваш покорный слуга тоже — как видите, живой. (Смеется.) Это опыт. По моему ощущению, в стране сейчас такое шатание... Многие люди не хотят ничего нового, светлого. Много реакции на местах. Реакционеры почувствовали силу и начинают все душить — закрывают рок-фестивали, молодежные объединения, клубы. Но это не политика Кремля, смею вас уверить. Это какие-то местные начальники, которые хотят, чтобы был один монолит под названием электорат. Вы поймите — любая власть желает, чтобы все ее слушались и не перечили, это естественное выживание любой системы. Так было тысячи лет — это закон истории, закон человеческого общества. За всю историю ни один царь, император или президент ничего не дал народу просто так — народ всегда все выгрызал у власти. И пока мы будем сидеть тихо и молчать, наши права и свободы будут резать. Нам нужно отстаивать свои права. Это и называется гражданским обществом.

О любимом празднике

Мой любимый праздник — Рождество. Я взял моду у Бродского и всегда на Рождество пишу стихотворение.

Елена Коновалова, фото Анны Кульченко

Рекомендуем почитать