>
>
>
Фильм: «Пираты Карибского моря: На странных берегах»

Фильм: «Пираты Карибского моря: На странных берегах»

20.05.2011
40

Плавали, знаем — это как раз про «Пиратов Карибского моря». Новая серия сказочно-приключенческого блокбастера «На странных берегах» вызывает именно такие чувства — где-то всё это уже было. Причем значительно лучше.

После трёх бессменных вахт Гора Вербински у штурвала «Пиратов» сменил Роб Маршалл, бывший бродвейский хореограф и постановщик двух больших мюзиклов («Чикаго», «Девять») и одной большой костюмно-исторической драмы («Мемуары гейши»). Человек с высокоразвитым чувством «дорогого-богатого», но полным отсутствием опыта в динамичном приключенческом кино, Маршалл с порога казался немного сомнительным кандидатом. «На странных берегах», к несчастью, все эти сомнения полностью подтверждает.

Режиссер — Роб Маршалл
В ролях: Джонни Депп, Пенелопа Круз, Иэн МакШейн, Джеффри Раш, Кевин МакНелли

На первый взгляд в новых «Пиратах» происходит всё то же самое, что и обычно. Проклятия, пророчества и поиски мистических артефактов, потусторонние злодеи и роковые красавицы, дерзкие побеги и невероятные спасения. Сразу несколько партий, движущихся к одной и той же цели с самыми различными намерениями, главные герои, весело перепрыгивающие из одной партии в другую. Интриги и обман, сомнительные мотивации. Джонни Депп, наконец, со всем набором своих фирменных ужимок и прыжков.

Всё на месте, да — но смотрится оно отчего-то совершенно дежурно. Редкий талант Вербински — заставлять абсолютно всё, каждую шуточку, каждый диалог, каждую гримасу, каждый компьютерный пиксель, каждое движение в схватке буквально звенеть и петь, как туго натянутая струна — у Маршалла отсутствует напрочь. Если развивать метафору, струну он вроде натянул. Но вот как заставить её звенеть, так и не придумал.

Дело, видимо, вот в чём. Раздумывая о том, с какой стороны подойти к новым «Пиратам», Маршалл почему-то отказался от идеи взять и утащить их в какую-то свою, свойственную только ему сторону. Вместо этого он пытается сделать так же, как у Вербински — а на это у него банально не настроены его индивидуальные режиссерские инструменты.

Причем дело доходит до смешного — как только у Джека Воробья и героини Пенелопы Круз случается внезапный диалог под музыку, перерастающий в спонтанный танец, Маршалл тут же радостно хлопает в ладоши и делает отличный, яркий, эмоциональный эпизод. То есть, мысль о том, что «На странных берегах» лучше бы смотрелись мюзиклом, может, и несколько неожиданна, но почему бы, в конце концов, и нет — это же «Дисней», господи, тут можно делать всё, что угодно.

Справедливости ради, в случае четвертых «Пиратов» сказать «Роб Маршалл, гори в аду» и на том успокоиться немного не получится. Бессменным сценаристам Тэду Эллиотту и Терри Россио тоже не помешало бы ответить на парочку интересных вопросов.

Например, от чего фактурнейший актёр МакШейн вынужден только грозно зыркать из-под треуголки и довольствоваться тем, что про его героя Чёрную Бороду все всё время только говорят, что его страшно боятся все пираты, но ни разу не показывают, почему же?

Или с чего вдруг Джек Воробей, чьи виртуознейшие лавирования между сторонами добра и зла всегда составляли львиную долю прелести «Пиратов», тут принимается действовать исходя из банальных угрызений совести (какой совести?)?

Почему Кита Ричардса, мощнейшее секретное оружие «Пиратов», бездарно тратят на экспозицию — минуте на 20-й он внезапно высовывается из подворотни, вводит героя Джонни Деппа в курс дела основного сюжета и в буквальном смысле слова пропадает на ровном месте?

Зачем понадобилось вводить эту историю с христианством, искореняющим бесовское язычество, если у Вербински та же тема была обыграна точнее и масштабнее, на уровне замены общего взгляда на мир, с мифологического на рационально-деловой?

На кой чёрт, наконец, им сдался этот смазливый проповедник, полфильма бессмысленно топчущийся на заднем плане и заводящий неловкий роман с русалкой?

Хотя последнее как раз понятно — эта межвидовая любовная линия нужна для компенсации полнейшего, катастрофического отсутствия романтической искорки между Деппом и Круз. Их якобы эмоциональные пикировки заставляют устыдиться всех тех, кто радовался выдворению с корабля парочки Блума и Найтли (ваш покорный слуга был в первых рядах, каюсь) — по сравнению с дуэтом Джонни и Пенелопы Орландо и Кира были практически воплощенный секс.

Нет, сказать, что «На странных берегах» совсем беспомощное кино, наверное, нельзя. Это нормальный блокбастер, где много бегают и периодически включаются спецэффекты. Что-то вроде «Принца Персии» — увесисто, смешно, профессионально, почти не скучно.

Местами по старой памяти становится совсем хорошо — вот Джонни Депп сбегает с королевского двора при помощи люстры и пирожного, вот Джонни Депп сложным образом забирается на пальму (этот эпизод наверняка был задуман ироничным приветом киношному папе Джека Воробья).

Но до той планки, что установил в предыдущих частях Вербински, четвертые «Пираты» не то что не достают — они даже и не собираются прыгать в том направлении. Барахтаться в переполненном лягушатнике бессмысленного летнего развлечения — судьба, которая их полностью устраивает. Ну, что ж. Счастливого, так сказать, плавания.

Вердикт Кочерыжкина  совершенно необязательный довесок к отличной законченной трилогии в виде проходного глуповатого блокбастера со спецэффектами и беготней

Рекомендуем почитать