>
>
>
Интервью с наркологом: «99% жителей нашей страны — алкоголики»

Интервью с наркологом: «99% жителей нашей страны — алкоголики»

15.07.2011
45

Наше общество давно в общих чертах сформировало отношение к проблеме патологических зависимостей — от алкоголя, никотина, наркотиков (в строгом смысле слова, алкоголь и никотин — это тоже наркотики, а люди, зависящие от них — наркоманы). У всех у нас словно бы накопилась усталость от муссирования этой темы, и большинство обывателей воспринимает проблему наркомании как нечто совершенно очевидное и, по большей части, — непоправимое.

Курить, выпивать и употреблять наркотики — вредно. Вылечиться от зависимостей — трудно. Россия — самая пьющая страна в мире. Нация деградирует. Все эти прописные истины, как мне кажется, несколько сужают наш кругозор и мешают отнестись к наркотической зависимости как к любому другому распространенному заболеванию, которое можно успешно лечить. Поэтому я и хочу поделиться с вами интереснейшей беседой, которая лично для меня раскрыла эту тему с новой стороны. Александр Викторович Звягин, мой собеседник — врач-психотерапевт, и в течение последних десяти лет он работает с людьми, страдающими от различных зависимостей. Наше интервью вышло довольно объемным, поэтому я разобью его на несколько частей — слишком уж не хочется жертвовать действительно занимательными фактами в угоду формату блога.

Александр Викторович, давайте начнем с очень простого вопроса — много ли людей в нашей стране страдают болезненным пристрастием к алкоголю?

У нас в стране выпивающих людей — где-то 99% — я имею в виду взрослое население. Как бы вы назвали человека, который употребляет героин хотя бы раз в месяц?

Наркоман.

Вот. Человек, который с такой периодичностью употребляет алкоголь — тоже наркоман. Остается только со стадией определиться. При первой стадии — вырастает доза употребляемого наркотика и изменяется его действие. То количество, которое у здорового человека вызывает, к примеру, приступ рвоты, уже переносится нормально. При второй стадии начинает утрачиваться количественный контроль. Пациент планирует себе какую-то дозу, а выпивает больше. Начинаются странности в поведении в состоянии опьянения. Обычно на этой стадии и приходит осознание зависимости: на утро после пьянки человек себе говорит: «Я так себя ужасно вел, потому что много выпил. В следующий раз выпью поменьше...». А выпить меньше уже не получается. Потом происходит утрата качественного контроля. Человек планировал встречу — и не дошел до нее, потому что был в этот момент пьян или в состоянии похмелья. Ну, и сам синдром похмелья — по сути, ломка, абстиненция.

То есть у людей на первой стадии не бывает похмелья?

Нет, у них интоксикация. Знаете, чем отличается интоксикация от похмелья? При первой одна мысль о том, чтобы выпить, вызывает тошноту. А при похмелье вполне допустима.

А что на третьей стадии происходит?

Если на второй стадии есть светлые промежутки, когда человек выходит из запоя и не пьет, то на третьей стадии такого не бывает. Это как у курильщиков со стажем — вот пример третьей стадии зависимости. Человек курит, курит, курит — ежедневно, раз в час. Без перерыва.

А человек, который, к примеру, курит за компанию — это первая или вторая стадия?

Одна из них. Но на этих стадиях курильщики долго не задерживаются. Если человек покупает сигареты и носит всегда их с собой — то это уже третья стадия. У него появляется страх, что наступит момент, когда начнется ломка — а под рукой нет наркотика. Алкоголики на третьей стадии начинают делать заначки. А курильщики — носить сигареты с собой.

Почему же, если у нас так много алкоголиков, не все из них переходят на следующую стадию?

Это заслуга предков, так сказать. Есть запас определенной устойчивости. Чтобы дойти до второй стадии нужно, чтобы на протяжении трех предыдущих поколений люди пили. А если вообще никто в роду не пил — шансов, что ты дойдешь до второй стадии — практически нет. Но никто не отменит вредность для следующего поколения — если родители выпивали, дети быстрее сопьются.

А бывали у вас такие случаи, когда приходили люди с первой стадией алкоголизма и просили избавить их от привычки даже изредка употреблять спиртное?

Бывали. Очень редко, но все же. В основном — бизнесмены. Физической зависимости не было — то есть они еще не опохмелялись. Но уже появлялась психическая зависимость — когда они выпивали, терялась мотивация к деятельности, а у них там бизнес, деньги крутятся... А желание вставать, идти на работу и что-то делать пропадает. А параллельно — чувство вины, что они зарплату не платят рабочим, перед партнерами неудобно. Но это — скорее исключение. Большинство людей находятся на первой стадии алкоголизма, и им кажется, что у них все хорошо и замечательно. Им ничто не мешает.

Выходит, что большинство читателей (так же, как и я) — алкоголики на первой стадии. Что вы можете предложить нам в качестве мотивации, чтобы мы перестали пить вовсе?

Я вам еще расскажу такие вещи, после которых возникнет серьезный вопрос о целесообразности такого пристрастия. Но если говорить только о здоровье — существуют зарубежные исследования, где вводится понятие о безопасной доле алкоголя. Врачи пришли к единому мнению, что больше двух так называемых «дринков» (около 36 мл чистого этанола) для мужчины и 1 «дринк» для женщины в сутки — это уже небезопасно. Если будешь выпивать больше этой дозы — обязательно разовьются проблемы со здоровьем. Чаще всего — с сердечно-сосудистой системой. Я еще не видел человека на первой стадии, который выпивает меньше этой дозы, бутылка пива — и то больше. Соответственно, выше риск гипертонической болезни, раковых заболеваний...

Этот факт часто вызывает у людей с алкоголизмом вопрос: «А смысл вообще пить сколько-то?»  И это правильный вопрос.

(продолжение следует)

Ольга Дарсавелидзе

Рекомендуем почитать