>
>
Человек из стали / The Man of Steel

Человек из стали / The Man of Steel

21.06.2013
33
Кадр из фильма «Человек из стали»
Источник: kinopoisk.ru

Режиссер — Зак Снайдер

В ролях: Генри Кавилл, Эми Адамс, Майкл Шэннон, Рассел Кроу, Кевин Костнер, Дайан Лейн, Лоуренс Фишберн, Гарри Ленникс, Кристофер Мелони

Продолжительность — 143 мин

«Вы поверите, что человек может летать!» — так звучал один из классических слоганов комикса про Супермена. Да, в «Человеке из стали», очередной перезагрузке Супермена, люди правда летают — но вот с «поверить» там всё сильно сложнее.

Свою родословную «Человек из стали», как минимум третья кинематографическая версия приключений первого мирового супергероя, празднующего в этом году семидесятипятилетие, ведёт от одного момента в промо-кампании фильма «Бэтмен: Начало». Там сценарист «Начала» Дэвид Гойер обмолвился, что когда они с Кристофером Ноланом сочиняли новый подход к Бэтмену, они походя придумали и новый взгляд на Супермена, с помощью которого его можно было вписать в узнаваемую современную реальность. Восемь лет и одну законченную трилогию с многомиллиардными сборами спустя выходит «Человек из стали» — идея Дэвида Гойера и Кристофера Нолана, сценарий первого, продюсерский контроль последнего, исполняет Зак Снайдер.

Снайдер с Гойером с порога берут Супермена в жёсткие нарративные тиски. Поиски себя, обещанные неожиданно меланхоличными для летнего блокбастера трейлерами, как оказалось, вошли в рекламные ролики практически в полном своём объёме. Супермену не оставлено буквально ни одной сцены, где он мог бы заниматься чем-то ещё помимо драматически обставленного сокрытия своих способностей от землян или, наоборот, торжественной их демонстрации посредством спасения кого-нибудь и крушения своими оппонентами близлежащих крупных форм недвижимости. Времени на то, чтобы вздохнуть полной грудью и превратиться из концепта в живого человека, как получалось у того же Бэтмена или героев «Марвел» (и не вполне у снайдеровских Хранителей), в таких условиях попросту не остаётся.

Гойер, может, и правда придумал Супермену интересный тематический заход (если коротко, «Человек из стали» выстроен вокруг простого вопроса, уже рассматривавшегося, кстати, в нолановском «Бэтмене» — а как обычные люди могут отреагировать на появление среди них инопланетянина с человеческой внешностью и безграничными возможностями?) вместе с Ноланом — но писать конечный сценарий пришлось сольно. Это заметно, к несчастью, задолго до финальных титров, где про это можно прочитать.

Чёрт с ним, что часть сюжетных ходов подсмотрена в прочих комиксовых фильмах не последней свежести (злодей требует, чтобы герой сдался, угрожая смертью невинных людей — это из «Тёмного рыцаря», боевая кульминация в мирном мегаполисе, на который внезапно обрушилась инопланетная армия — понятно, «Мстители»). Но вот отдавать каждую первую сцену из суперменского детства — коих тут почти на полфильма — под подробное и торжественное проговаривание всех главных тематических моментов фильма деревянным языком плаката было совсем необязательно. Ведь потом оживлять этот сценарий в картинках на экране берётся режиссёр Снайдер, человек, искренне не понимающий смысла понятия «Хватит!».

С детскими сценами у Снайдера, впрочем, ещё что-то получается — в них сквозит совершенно неожиданная в снайдеровской вселенной пронзительность, пусть и воплощенная исключительно приёмами, целиком позаимствованными из «Древа жизни» (что, наверное, делает «Человека из стали» лучшим фильмом Снайдера со времён «Рассвета мертвецов», ха-ха). Да и с актёрами ему везёт — грустный папа Костнера становится настоящим бьющимся сердцем всего фильма, даже несмотря на то, что вместо живой речи у него сплошь программные монологи, а Дайан Лейн делает образцовую мудрую маму одними только верно подобранными движениями бровей.

Но как только наступает пора отвлечься от ностальгии, «Человек из стали» немедленно переходит в режим ополоумевшего перфоратора. Практически весь экшен в фильме, в особенности финальная деструктивная гастроль на три четверти часа, не меньше, отчего-то выполнен в духе эпической спецэффектной истерики — Снайдер будто бы хватает зрителя за грудки и принимается вопить прямо ему в ухо «Смотри! Смотри! Сейчас будет эпическая битва, достойная Супермена!».

Бог с ним, что те же Вачовски благополучно довели до абсурда и, следовательно, закрыли тему бесконечных сражений между неуязвимыми всесильными существами ещё лет десять назад — но масштабные разрушения в «Человеке из стали» ещё и обставлены с неприятной беспечностью по адресу находящихся вокруг людей. Всесильные оппоненты шваркают друг друга об дома и магазины, сносят бензоколонки и поезда, таранят собой с десяток небоскрёбов в и без того разваливающемся мегаполисе — и всё это безо всякой оглядки на людей.

В тех же «Мстителях» посреди эпического разрушения Нью-Йорка герои никогда не забывали о том, что всё дело в спасении его жителей — Супермен же, взорвав заправку или протаранив навылет очередной небоскрёб, не ведёт и бровью. Более того, за всем этим колоссальным дестроем Снайдер как-то спускает на тормозах ответ на вопрос, с которого всё началось — ну, про реакцию жителей Земли на появление Супермена.

В финале его, кажется, просто принимают с распростёртыми объятиями, ни разу не поставив под сомнение совершенные им действия — что выглядит несколько странно в свете попыток создать в первой половине фильма более-менее реалистичный человеческий мир. Да и озвученный много раз выбор самого героя — стать ли ему человеком или пойти возрождать по новой свой родной Криптон — становится немного бессмысленным в свете разворачивающейся в третьем акте бойни. Всех, с кем можно было делать второе, убил, а первому так и не научился — вот с чем приходит к финалу герой в «Человеке из стали». Авторы, как водится, совершенно не замечают этой загогулины и преподносят нам этого Супермена, как окончательно определившегося героя. Ох, ну спасибо, ребята.

Вердикт — очередной перезапуск истории про Супермена — интересный с концептуальной точки зрения, недоделанный со сценарной и структурной, и бессмысленно-оглушающий со зрелищной

Рекомендуем почитать