>
>
>
«Понаехавшие»: Из Уэльса в Красноярск

«Понаехавшие»: Из Уэльса в Красноярск

11.09.2015
110
Майкл в Красноярске
Фото из личного архива

Расскажите о себе — где родились, где учились, кем работали?

Меня зовут Майкл Оливер-Семенов (я взял фамилию своей жены), я писатель и поэт. Я родился в Кардиффе, столице Уэльса — региона на юго-западе Великобритании.

После школы я учился в колледже, изучал валлийский язык, литературу и СМИ. В университет решил не поступать — слишком устал от системы образования. Вместо этого отправился на ферму в горах, где прожил три года. Там я прочитал дикое количество книг, научился ухаживать за лошадьми. Это были три лучших года моей жизни.

Потом мне пришлось вернуться в Кардифф (хозяйка решила продать дом), я устроился в банк. Я возненавидел эту работу с первого дня, не знаю, как мне удалось продержаться там 5 лет. Еще успел поработать в кино и в театре.

Сейчас я писатель, но, прежде всего, поэт. Когда я решил в 30 лет переехать в Россию, то думал, что мне придется бросить творчество, чтобы зарабатывать себе на жизнь, но вышло все наоборот — издатель заказал мне книгу о жизни в России, о культурных различиях, своего рода мемуары. Она получила название Sunbathing in Siberia («Загорая в Сибири»).

Что стало главной причиной переезда в Красноярск? Трудно ли было решиться?

Однажды мне понадобился перевод моего стихотворения на русский, так я познакомился с Настей, моей будущей женой. Мы продолжали общаться через интернет, потом в 2010 году встретились в Париже, который не так далеко от Кардиффа (примерно 500 км по прямой, как от Красноярска до Кемерово — прим. ред.), куда она приехала на Рождество. После этого у нас были отношения на расстоянии (если быть точным — то на расстоянии 3 616 миль).

В конце концов мы решили пожениться, я собрал документы и приехал к Насте в Красноярск. Когда мы пришли в ЗАГС, то оказалось, что подавать заявление необходимо за месяц, а моя виза кончалась как раз через 30 дней. К счастью, нам сказали, что есть «окно» через два дня — и мы согласились. Купили дешевые кольца, но не успели как следует подготовиться к свадьбе, как это принято у русских — с поездками по городу, грандиозной церемонией, кучей гостей и тому подобными вещами. После бракосочетания мы вернулись домой и наелись торта. В итоге свадьба обошлась нам примерно в 3 тысячи рублей, что, надо сказать, не очень много по местным меркам (смеётся).

Вообще законы об иммиграции в Великобритании очень строгие. Для того, чтобы моя жена могла приехать ко мне в Кардифф, я должен был зарабатывать не менее 18 тыс. фунтов стерлингов в год (1,9 млн. рублей в год, или 158 тыс. рублей в месяц), а также иметь собственное жилье. Однако в Великобритании почти ни у кого нет своего жилья — из-за его высокой стоимости купить дом могут позволить себе только люди с высоким доходом.

У меня не было ни такой зарплаты, ни жилья в собственности, к тому же, мне надоело жить в этой стране, так что я легко решился на переезд. Многие мои друзья, с которыми мы вместе снимали квартиру, когда нам было по 20 лет, потом разъехались по разным странам — Мексику, Австралию, и я понял, что упустил возможность посмотреть мир.

Я даже не знал, где находится Красноярск, просто сел в самолет и полетел, так как знал, что пришло время быть смелым.

Чего боялись больше всего, когда принимали решение о переезде? Оправдались ли опасения?

Однажды мои друзья показали мне статью об одной женщине в Сибири, которая убила мужа и сделала из него шашлык. Они шутили, что моя жена тоже меня однажды поджарит.

Майкл на рыбалке
Фото из личного архива

Конечно, я так не думал, но некоторое беспокойство было. В британских СМИ про русских часто пишут, что они могут обмануть, обхитрить и попытаться воспользоваться тобой. Еще я читал советы, что надо всегда носить с собой паспорт — и я всегда держу его при себе, но за пять лет у меня ни разу еще его не спросили.

На улицах здесь никто не приставал ко мне, Красноярск вообще намного более спокойный город, чем мой родной Кардифф. У нас по пятницам и субботам тысячи людей в центре города сильно напиваются, спят на улицах, и не потому, что бездомные, а потому, что просто не в состоянии добраться домой. В Красноярске я такого не видел, может быть, здесь у людей больше гордости?

Вы слышали про русских нехорошие вещи, а подтвердились ли они в жизни?

Сейчас я работаю учителем английского языка в частной языковой школе Welcome, а до этого, начиная с 2012 года, успел поработать и в других частных школах. Я слышал, их в Красноярске больше сотни, и только у 11 из них есть лицензии. Большинство школ не платят налоги, и я устал от этого, поэтому перешел на работу в Welcome, где, насколько мне известно, все законно.

Этим летом со мной случилось неприятная история: в школе, где я работал до этого, у директора с учителями возник конфликт, и они в полном составе ушли и открыли свою собственную школу. Я остался один, и мне дали всего один урок в неделю. Этого было мало, и через месяц я тоже уволился. В результате директор меня возненавидел, а через некоторое время властям на меня кто-то донес.

Я не знаю, был ли это директор или кто-то другой, и, наверное, никогда этого не узнаю, но меня обвинили в том, что я учу на уроках разным нехорошим вещам, занимаюсь подрывной деятельностью в России. Из-за этого у меня возникли проблемы с визой. Трехлетняя виза закончилась, и мне нужно было получать пятилетнюю. Соответствующие органы после доноса задержали выдачу визы, начали проверять мою работу, все аспекты моей жизни.

Майкл на Енисее
Фото из личного архива

После долгих разбирательств мы встретились с чиновником, поговорили с ним, я рассказал ему обо всех своих статьях, в которых я стараюсь писать о положительных сторонах моей жизни в России, формирую позитивный имидж России на Западе.

Я в течение нескольких месяцев не знал, получу ли я визу, моя жизнь превратилась в ад. Ведь если бы мне не дали визу, мне пришлось бы покинуть страну и оставить жену, которая сейчас ждет ребенка. И это всё из-за чьей-то обиды, которая могла просто разрушить мою жизнь, как в сталинские времена.

К счастью, визу мне дали, власти признали свою ошибку, и теперь у меня с ними хорошие отношения. Они посоветовали не связываться больше с нелегальными школами, и найти нормальную, что я и сделал.

И вот так подтвердился стереотип о том, что русские могут обмануть и подставить.

С другой стороны, все русские, которых я знаю, все мои друзья и знакомые в Красноярске, готовы отдать последний рубль и последнюю рубашку, если мне это понадобится.

Например, с соседями на даче мы все время меняемся разными вещами — столами, кроватями и другой утварью.

Еще мне знакомо знаменитое русское гостеприимство, когда невозможно уйти с пустыми руками — когда я прихожу в гости, даже если я не голоден, меня стараются угостить, накормить и дать что-нибудь с собой.

Самые большие различия между Красноярском и вашим родным городом?

Я чувствую себя здесь более свободным. Мне кажется, что в Красноярске безопаснее. В Кардиффе, как и в любом другом большом городе Великобритании, по ночам на улицах много пьяных, которые могут пристать к тебе только потому, что ты не навеселе. Здесь же я спокойно могу гулять ночью.

Лето здесь тоже лучше. В Кардиффе, например, половину этого лета шли дожди, а в Красноярске было жарко. В Сибири более четко выражены времена года. Зима переносится легче, когда идет снег, а не дождь.

Любят ли красноярцы иностранцев? Сталкивались ли с проявлениями межнациональной нетерпимости?

Ко мне все относятся толерантно, часто спрашивают, зачем я сюда приехал. Мой тесть думает, что я шпион, спрашивает про мои часы, считает их какими-то специальными, а я объясняю ему, что купил их здесь, в «Спортмастере» (смеется).

Еще я помню, как моего друга Стива, проработавшего здесь полтора года и вернувшегося в Америку, все родственники считали шпионом, потому что он слишком хорошо говорил по-русски. Хотя Стиву было не до этого, он много работал, ему некогда было шпионить. И такие обвинения можно часто услышать, и это очень раздражает.

Трудно ли было найти жилье в Красноярске? Устраивают ли бытовые условия и арендная плата?

Нет, не трудно. Хотя здесь и небольшие квартиры, но они вполне доступны. К примеру, в Великобритании чтобы купить квартиру, вам нужно иметь около 100 тыс. фунтов (около 10,5 млн рублей), а здесь такая же обойдется вам в 20 тысяч (около 2 млн рублей).

Мы с женой в ближайшие дни внесем последний платеж по ипотеке. Первое время я жил у родителей жены, они помогли сделать начальный взнос за квартиру. Мы взяли ипотеку в Северо-Западном на 4 года, платеж был небольшой.

Жилищные условия нельзя назвать идеальными из-за сезонных отключений воды. Но есть и положительная сторона — горячей водой можно пользоваться практически бесконечно, я могу стоять под душем хоть целый день и писать книгу! В Великобритании горячая вода стоит очень дорого, коммунальщики просто бессовестно грабят людей! К примеру, одна моя знакомая, которая совсем не бедствует, все равно вынуждена подставлять ведро, когда принимает душ, чтобы потом использовать эту воду для других нужд.

Чтобы вы могли представить порядок цен — 5 лет назад в месяц я тратил 50-60 фунтов (5,2 тыс-6,2 тыс рублей) только на воду. Та же история с отоплением — здесь оно круглосуточное, а в Великобритании его включают по необходимости.

Мой друг однажды забыл выключить его на ночь и это обошлось ему в 5 фунтов (520 рублей). Многим даже приходится выбирать зимой между тем, чтобы поесть или согреться, поэтому пожилые люди иногда просто умирают от холода.

Самая большая проблема на новом месте? К чему до сих пор не смогли привыкнуть?

Незнание языка. Но это только моя вина — всё из-за лени. Моя жена прекрасно говорит по-английски, мы просыпаемся и говорим по-английски, потом я иду на работу и там тоже говорю по-английски. Нет особого стимула учить язык.

Майкл с Настей
Фото из личного архива

Правда, когда я приезжаю на дачу и выпиваю достаточно коньяка, мой уровень владения русским языком заметно вырастает.

Но в обычном состоянии я почти не говорю из-за боязни ошибиться. Я знаю, что в русском всего шесть падежей, но мне кажется, что их целых 50. Русский — очень сложный язык!

Еще одна проблема — низкий уровень сервиса. Почему, когда я подхожу к уличному ларьку с кофе на вынос, я должен стоять и ждать, пока бариста 10 минут говорит со своей девушкой по телефону? Нет, он совсем не заслуживает моих денег за такое отношение!

Еще был странный случай зимой — мы с женой хотели купить мороженое и зашли в магазин, но продавщицы не было на месте. Мы долго ждали ее, а когда она вернулась, то накричала на нас — зачем мы тут стоим и ждем ее? Мне было непонятно, почему она не хочет заработать, неужели ей не нужны мои деньги?

Материалы по теме
Кофейня Tasty Day: хорошо, что красиво
Еще одно новое модное место в центре Красноярска

Еще мне не нравится, что в кафе часто приносят холодную еду. В местных кафе в 9 из 10 случаев вам принесут остывшее блюдо. К примеру, кафе в котором мы сейчас с вами сидим — «Вкусный день» — испортилось с момента своего открытия. Сначала они позвали шеф-повара из Лондона, который разработал меню, научил готовить и подавать блюда. Это было лучшее кафе в городе! Но потом он уехал, меню сократили, и однажды мне пришлось ждать 40 минут, пока меня обслужат, хотя в кафе было мало народу.

Возможно, это объясняется тем, что персонал в красноярских кафе и магазинах финансово не заинтересован, им все равно — доволен останется клиент или нет. Они получают зарплату, и им плевать на все остальное. В Великобритании не так — люди стараются делать свою работу хорошо независимо от зарплаты.

Покидая родную страну, с чем/кем было тяжелее всего расставаться?

У меня осталось много друзей в Кардиффе. Мы были очень близки с отцом, ходили с ним в походы, катались на велосипедах, проводили много времени вместе.

Мне не хватает книг, которые пришлось оставить в Кардиффе. Дома осталось много книг, я собирал их 15 лет, многие из них очень редкие. Я скучаю по ним, по их запаху. Я мог в любое время взять с полки книгу, чтобы найти какую-нибудь цитату, а здесь мне приходится гуглить. Я ненавижу гуглить!

Экономика вашей жизни в Красноярске: больше/меньше зарплата, больше/меньше траты. Стало легче жить в плане денег?

Все относительно. В Великобритании больше зарплаты, но больше и расходы на аренду жилья, коммунальные услуги и так далее. Я никогда не был богатым человеком, не зарабатывал много.

Материалы по теме
Майкл Оливер-Семенов: «Я показал русских с необычной стороны»
Как валлиец написал книгу стихов в Красноярске

Впервые за всё время работы в России я заключил трудовой договор в школе Welcome. До этого мой средний заработок в школах Красноярска составлял примерно 20 тыс. рублей в месяц. У меня были не слишком большие расходы, поэтому мне хватало и этого. В последнее время зарплата выросла, так что мне понадобится время, чтобы привыкнуть к этому. И это очень кстати, потому что скоро у нас родится ребенок, и расходы увеличатся.

Сколько вы уже живете в Красноярске? Мечтаете вернуться на родину?

В 2011 году я трижды приезжал в Красноярск, а с 2012 живу здесь постоянно. Я скучаю по друзьям и родным, по валлийскому языку, по пейзажам Уэльса, но возвращаться на родину не собираюсь. Мне не нравится правительство Великобритании, которое сейчас у власти — кучка лживых воров и ублюдков, пожалуйста, так и напишите!

Я называю себя британским диссидентом, мне хорошо живется здесь. Я чувствую себя свободным. Несмотря на стереотипы о серых советских буднях, здесь моя жизнь имеет больше красок, чем дома.

Переезд в Россию повлиял и на мое творчество, изменил мой поэтический стиль. Здесь я стал учителем, хотя раньше даже не предполагал, что могу преподавать. Я стал здесь совсем другим человеком.

Какой бы Вы дали совет иностранцам, собирающимся сейчас переехать жить в Сибирь?

Чтобы понять, как не надо себя вести, прочитайте книгу Германа Гессе «Паломничество в Страну Востока». Потому что вы и в самом деле едете на Восток.

Оставьте все предрассудки и откройтесь для совершенно нового взгляда на жизнь. И захватите теплые носки!

Майкл Оливер-Семенов специально для Newslab.ru

Рекомендуем почитать