>
>
>
Леонид Гусев: «Развивай голову, чтобы стать успешным»

Леонид Гусев: «Развивай голову, чтобы стать успешным»

09.10.2015
10
Леонид Гусев
Фото: Newslab.ru

И, что немаловажно, на конкретных примерах показать детям и родителям, что наука — это не только интересно, но и перспективно.

«Потребляем» знания

Леонид, когда родилась идея фестиваля науки и почему был выбран именно такой формат?

Впервые фестиваль в России состоялся ровно 10 лет назад на базе Московского госуниверситета, это была инициатива ректора МГУ Виктора Антоновича Садовничего. Идея родилась достаточно интересно. Для того, чтобы популяризировать достижения ученых университета за рубежом, вуз несколько раз приглашал с визитом группу зарубежных научных журналистов. Во время неформального общения они как-то отметили, что университет обладает большими возможностями, в его стенах происходят важные открытия, но широкая общественность в России не очень хорошо понимает, как развивается наука, куда она движется. И привели в пример фестивали науки за рубежом, где этот формат давно и успешно используется. Ректор сказал: «Давайте попробуем!».

Буквально три месяца потребовалось, чтобы организовать и провести первое подобное мероприятия. Оно было только фестивалем МГУ, реализовали все силами университета. Не было широкой рекламной кампании, но на фестиваль пришло 20 тыс человек. Формат оказался нереально востребован.

Уже второй фестиваль проходил на 23 площадках по Москве — ведущие вузы и некоторые институты Академии наук включились в движение, а МГУ сохранил за собой статус центральной площадки в столице. Начиная с 2009 года, мы стали активно привлекать к участию на московской площадке крупные региональные вузы, научные центры. Был очевидный интерес к этой инициативе и в 2009 году 5 регионов провели у себя фестиваль науки, в 2010-м он прошел в 20-ти регионах. С 2011 года фестивалю был присвоен статус всероссийского мероприятия. С этого времени он ежегодно проходит в 60 регионах страны.

За эти 10 лет цели фестиваля как-то поменялись?

Материалы по теме

Нет, цели остались прежними. Фестиваль — это некая точка входа для широкой общественности, возможность познакомиться с наукой и технологиями. Люди узнают о том, в каких направлениях развивается наука, как она влияет на качество нашей жизни, какие тенденции сегодня определяют «повестку дня».

Для школьников это возможность сделать выбор — определиться с вопросом «Кем быть?». Студенты, придя на фестиваль, могут убедиться, что выбранная ими профессия актуальна, есть точки роста. Для самих ученых — это площадка, где они показывают свои достижения. Плюс, общество в целом понимает, на что сегодня тратятся деньги налогоплательщиков в науке.

Есть мнение, что неправильно делать из науки шоу, так как это вносит в восприятие серьезных областей некую легковесность.

На мой взгляд, в течение 10 лет нам удается находить уникальную грань между праздником и компетентным мнением, высококлассным представлением науки для широкой общественности.

Когда десять лет назад я говорил, что делаю фестиваль науки, реакция была примерно такая: «Фестиваль?.. Науки??». Людей действительно удивляло такое сочетание.

Сегодня многое поменялось. Общество интересуется технологиями, достижениями науки, понимая, что они влияют на качество жизни. Мы объявляем об открытой лекции ученого и за 2-3 часа на нее записываются несколько сотен человек, так что приходится иногда даже ограничивать вход.

Материалы по теме
Фоторепортаж: первый научный автоквест в Красноярске
Как физика и химия помогают побеждать и выигрывать призы

Мы как раз за то, чтобы фестиваль не скатывался в шоу. Фестиваль — это праздник науки, технологий, открытий. Но было бы странно делать его, не учитывая современные тенденции подачи информации, типа TEDx или Science Slam.

В противном случае на ваше мероприятие просто никто не придет. Формат фестиваля как раз и доказывает, что наука — это интересно, ей стоит заниматься. Уверен, что ни у одного ребенка после фестиваля не остается сомнений, что нужно учиться, развивать себя. Если ты умный — участвуй в олимпиадах, осваивай технические знания. Если тебе нравится работать руками — делай проекты, занимайся протипами, создавай модели новых космических кораблей. Словом, развивай свою голову, свои возможности, свои руки и тогда ты будешь востребован, у тебя будет интересная работа и понятные перспективы.

Трех дней для того, чтобы популяризировать науку, вряд ли достаточно. Что еще, на ваш взгляд, нужно сделать?

Нужно проводить как можно больше научно-популярных мероприятий. Запрос на это у общества есть.

Если в 2006 году фестиваль собрал 20 тыс человек, то в 2014 году в Москве на него за три дня пришло порядка 600-800 тыс человек. По всей России — около 2 млн человек.

Тяга к «потреблению» научно-популярных знаний у людей есть. Понимая это, мы в рамках фестиваля начали издавать ежемесячный научно-популярный журнал «Кот Шредингера». Живым и доступным языком рассказываем в нем про исследования российских ученых, про технологии в нашей стране.

Получается, есть о чем рассказывать и наука в России — это не «выжженное поле», как думает большинство?

Это утверждение абсолютно неверное. За последние несколько лет — на мой взгляд, справедливо говорить о последних пяти годах — в финансировании российской науки произошли кардинальные изменения. Идет реформирование Академии наук, Минобр по-новому смотрит на организацию научного процесса — есть очевидный крен к тому, чтобы наука делалась в вузах. Заметно вырос уровень научных исследований. Начали возвращаться ученые, которые уехали на Запад — сейчас они делают свои исследования здесь, привнося зарубежный опыт организации научной деятельности. Это как раз одна из задач фестиваля: показать, что наука в России не стоит на месте, она развивается.

Поэтому мы проводим не только выставки научных достижений, но также лекции, на которых ученые рассказывают о своей работе. Проводим «Дни без турникетов», где можно узнать об исследованиях, уникальном оборудовании на том или ином предприятии.

Материалы по теме
Фоторепортаж: Как в Красноярске делают цемент
Красноярский завод устроил горожанам экскурсию во имя науки

В Красноярске, например, мы организовали экскурсии на режимные предприятия, которые в обычное время закрыты для посещения.

Люди получили возможность посмотреть на разработки и то, как технологии влияют на промышленный процесс здесь в Красноярском крае.

Зачем этому учиться?

Очевидно, что мероприятия вроде фестиваля науки повышают интерес к профессии ученого. А дают ли они ответ на более насущный для многих вопрос «В какую научную область пойти, чтобы быть востребованным в будущем?»

Материалы по теме
Сергей Стафеев: «Успешную карьеру нужно делать в науке»
Как сделать физфак престижнее эконома и юридического

Конечно. Раньше все было более-менее очевидно. Тяга к естественным наукам — иду в инженеры, к гуманитарным — на филологию или историю. Можно еще спросить совет у родителей — трудностей при выборе профессионального пути в общем-то не было.

Сейчас же технологии развиваются настолько быстро, что ответа на вопрос «Куда мне пойти, чтобы быть востребованным через 5-10 лет?» вам не дадут ни родители, ни учителя.

А на подобных мероприятиях можно встретить именитых ученых, которые знают, в каком направлении развиваются технологии и науки. Представителей крупного бизнеса, которые также определяют «повестку» будущего. И, собственно, посмотреть на своих сверстников — тех, кто уже занимается наукой и изобретениями, и задаться вопросом «Почему они могут, а я нет?»

К слову, о бизнесе и молодых кадрах. Во время подготовки к фестивалю вы общаетесь с представителями многих крупных компаний. Насколько им нужна «свежая кровь»?

Она нужна всегда, потому что если мышление начинает костенеть — это плохо, а молодежь позволяет эту проблему решить. Важно, чтобы та молодежь, которая приходит и будет приходить в компании а) хотела учиться, б) умела учиться. Важно само желание развиваться и делать новое, для того, чтобы внедрять это в работу.

А в вузах сегодня этому учат? У студента 2-3 курса есть возможность делать шаги в науке?

Разумеется. Без студентов наука в вузах и даже в академических институтах не была бы реализована. Студенты — это руки процесса. 90% практической науки — это эксперименты, которые делают как раз студенты, а уже после аспиранты и профессора анализируют эти данные и выдают результат.

Многое здесь зависит от учебного учреждения. Если вуз заинтересован в том, чтобы воспитать ребят, которые дальше пойдут в науку, он должен прикладывать все усилия, чтобы начиная со 2-3 курса, привлечь студента к проектной работе в университете. Если научная группа за счет грантов сможет обеспечить молодому человеку пусть небольшой, но доход, он не будет искать дополнительный приработок на стороне, а останется в вузе и будет вовлечен в проект. Если при этом у него будет возможность общаться со сверстниками из других стран, видеть, как и над чем они работают, это еще лучше.

Наука в XXI веке — это интернациональная отрасль?

Наука всегда была интернациональной. Вспомните XVIII век, время становления науки в России — наши ученые либо учились за рубежом, а потом возвращались. Или же европейские ученые приезжали в России, получали гранты на исследования и здесь делали науку. В XIX веке тенденция сохранилась, но наши научные школы уже встали на ноги и проводили большое количество собственных исследований. Привнесение научных знаний из-за рубежа и их использование в исследованиях всегда помогает.

Главное, чтобы сейчас не сложилось ощущение, что мы не самодостаточны. Нет. Мы довольно уникальная нация, которая может делать научные открытия и этим действительно стоит гордиться. Многого мы просто не знаем или забываем.

Вертолеты, самолеты, радио, лазеры — практически все прорывные технологии были впервые открыты в России. Наша проблема в том, что что-то открыв, мы не всегда можем довести это до конца. Если сможем устранить этот разрыв: науку ввести в технологию, а технологию в промышленность, проблема будет решена.

Материалы по теме
Фотоистория: Как Красноярск на полвека обогнал Голливуд
Ученые из Красноярска на себе поставили эксперимент из блокбастера

У нас ведутся серьезные исследования, работают ученые мирового масштаба, ребята хотят заниматься наукой.

Сейчас важно сделать так, чтобы профессия ученого вновь была престижна. Чтобы, если ты говорил «Я аспирант» или «Я молодой ученый», на тебя не смотрели косо, над тобой не посмеивались.

А как изменить ситуацию?

Один из инструментов — это фестиваль науки. Второе — сделать так, чтобы у ребят было жилье. Третье: обеспечить молодым ученым возможность заниматься наукой, а не бюрократией. Потому что когда ты 80% времени тратишь на написание грантов — это плохо. На наш взгляд, и министерство и грантодатели сейчас это понимают — появляется все больше «долгоиграющих» грантов, на три года.

За последнее время какое достижение российской науки удивило лично вас?

С недавних пор пресс-служба МГУ делает проект, направленный на популяризацию достижений российских ученых. Его идея в том, чтобы мониторить статьи сотрудников университета, которые в ближайшее время выйдут в высокорейтинговых мировых научных журналах, и готовить пресс-релиз для широкой общественности с информацией про то или иное исследование. Задача — выпускать два таких пресс-релиза в неделю. Получается, что мы каждую неделю узнаем о новом прорывном исследовании, которое делается в стенах МГУ.

Я уверен, что в других вузах ситуация похожая. Это к разговору о том, что сегодня происходит в российской науке. Отвечая на ваш вопрос: могу поделиться цифрой, которая меня по-настоящему удивила. Недавно было подписано соглашение о сотрудничестве между МГУ и Роскосмосом. Так вот, порядка 300 научных разработок вуза сейчас используется в технологиях Роскосмоса. Разве после этого может остаться сомнения в том, что наука в России жива и у нее есть будущее?

Наталья Мороз специально для Newslab.ru

Рекомендуем почитать