>
>
>
«Усыновить сразу двоих решили всего за полдня»

«Усыновить сразу двоих решили всего за полдня»

28.03.2016
12
Большая семья Дмитриевых
Фото из личного архива

Как чужой становится своим

Я являюсь попечителем фонда «Счастливые дети», который занимается усыновлением. Часто, встречаясь с приемными родителями, вижу: так или иначе они стараются решить собственные проблемы (нет собственных детей, боятся остаться в одиночестве в старости). А ведь в первую очередь нужно позаботиться об интересах сирот. Понимать, насколько это ответственный шаг, ведь наладить жизнь с усыновленными детьми намного сложнее, чем с родными, кровными.

Конечно, ребенку в любом случае лучше в семье, но, чтобы сделать его счастливым, необходима серьезная подготовка.

Полина Дмитриева

Хорошо, когда родителям есть что дать приемным детям: нередко им требуется особое внимание и забота. В том числе — сопровождение специалистов, таких, например, как логопед или невропатолог. В обычном детском саду будет непросто. Да и сами родители должны точно понимать себя, свои мотивы, свои собственные психологические особенности.

Поэтому, прежде чем приступать к конкретным шагам по усыновлению, нам с мужем важно было состояться финансово и психологически. К тому моменту, когда мы обратились в центр, все бытовые, «денежные» и мотивационные вопросы были решены.

Сомнения были, но только в том, сможем ли мы принять нового ребенка, окружить его настоящей искренней любовью.

Вы говорите «ребенок», но усыновленных детей у вас двое?

Второй сын появился в нашей семье неожиданно для нас самих. По направлению от центра мы поехали в другой город знакомиться с малышом, анкету которого выбрали в региональной базе данных. Совершенно случайно познакомились еще с одним мальчиком. Понадобилось полдня, чтобы решить, что забирать мы будем обоих. Переоформили документы. Так два года назад в нашей семье «родились» еще два сына.

Иван и Богдан идут из детсадика с поделками
Фото из личного архива

Почему вы приняли решение забрать обоих? Что произошло?

Мне часто задают этот вопрос. И, если честно, не могу на него четко ответить. Нет, сердце не ёкнуло, никаких сцен, как в книгах или фильмах, не было. Было сложное чувство — нечто между жалостью и ответственностью. Сначала мы хотели забрать домой одного малыша, чтобы дать ему шанс на счастливую жизнь. Познакомились со «своим» мальчиком, Илюшей. Но, увидев Богдана, просто не смогли его оставить в Доме ребенка.

Как жили мальчики до знакомства с вами?

От обоих отказались при рождении. Богдана родила молодая девушка, с какой-то, как нам сказали, криминальной историей.

У младшего сына врожденная особенность — расщелина нёба. Это заболевание исправляется при помощи операции (которую мы сделали). Но женщину, родившую Илюшу, это обстоятельство напугало, и она от него отказалась.

Как старшие дети отреагировали на появление братьев?

К усыновлению мы готовились давно, поэтому ни для кого оно не стало сюрпризом. Мы обучались в школе приемных родителей (обязательный этап для всех будущих опекунов и приемных родителей).

Полина Дмитриева
Фото: Newslab.ru

Одним из заданий в Школе приемных родителей было обсудить с близкими родственниками это решение. В течение месяца, пока готовились документы и мы навещали наших «новых детей», я показывала фотографии, рассказывала о мальчиках старшим. Дочь Яна ездила со мной в дом ребенка.

Дочери приняли сыночков очень хорошо. Юлия души не чает в младшем брате, Яне интересно с Богданом. Как и в любой большой семье, есть небольшая ревность. Но проявляется она в обычном требовании внимания, просьбам посмотреть, послушать. Ничего специфического, связанного с усыновлением, нет.

Наш кровный сын Иван оказался средним братом. Первые недели ему было сложно, он ревновал нас с мужем к Богдану и Илье, всячески пытался отвоевать внимание. Но очень быстро мальчики нашли общий язык, появились совместные игры, интересы, все братья стали дружны. Сейчас, если не видят друг друга полдня, начинают скучать друг без друга. Во всех сказках, которые они сами сочиняют, главные герои — три богатыря.

А как приняли изменения в жизни Илья и Богдан?

Когда мы забирали Илюшу, ему был 1 год и 10 месяцев. Но из-за врожденной расщелины неба он медленно ел, и у него была серьезная нехватка веса, слабый иммунитет, он даже ходить не умел. Мне кажется, он ничего не понял в тот момент. Просто вдруг появились мама и папа, которые начали с ним возиться, играть, обнимать и любить....

Старшему, Богдану, было сложнее всех. Он уже многое понимал. Было видно, что ему очень страшно. Он очень волновался, много говорил, обрывал обои, комнатные цветы, плохо спал, очень много ел.

Наверняка и вам, родителям, было нелегко...

На самом деле, процесс усыновления очень напоминает рождение ребенка. Пока ты знакомишься с малышом и ждешь оформления документов, то испытываешь нечто вроде эйфории, совсем как перед родами. А после появления нового человека в семье начинаются будни. Много бытовых сложностей, психологических. Много всего было — сильная усталость, раздражение, неприятие.

Кровный младенец кажется самым прекрасным существом в мире, с приемным все не так. Поначалу сложно привыкнуть как он выглядит, пахнет, ходит, разговаривает. Но постепенно все приходит в норму.

Меня очень поддерживал муж: когда видел, что я сильно устала, присматривал за детьми, чтобы я могла отдохнуть и заняться собой.

Материалы по теме
Как стать приемными родителями
Пошаговая инструкция и ответы на все вопросы

Я директор по персоналу торговой сети, и по договоренности с руководством полгода декретного отпуска в основном работала дистанционно. Затем с «новыми детьми» стала сидеть замечательная няня — Ольга Викторовна Гончарик. У нее специальное образование и был соответствующий опыт, она отлично справлялась. Сейчас сыновья ходят в очень хороший, внимательный к интересам и желаниям детей, развивающий сад «Мэри Поппинс».

Почему детям, которые пережили сиротство, требуется особенный уход?

Такие ребятишки лишены самого главного для них человека — в психологии его называют «персональный взрослый». Когда рождается домашний ребенок, с ним постоянно кто-то контактирует — мама, папа, бабушка. Таким образом складывается базовое доверие к миру. От того, есть оно или нет, зависит чрезвычайно много — общение, эмоции, память, интеллект, социальные навыки. Вся жизнь.

Братья всегда помогут друг другу
Фото из личного архива

Поэтому ребята, которые с рождения живут в приютах — они другие. Иначе себя ощущают, постоянно ждут чего-то плохого, у них нет доверия к миру.

Наверняка за эти два года были и поводы для огорчений...

Спустя две недели после того, как мы приняли детей, у меня был упадок веры в свои силы. Ведь от меня зависели теперь два маленьких человека со сложной судьбой. Я плакала, сомневалась, что справлюсь с ситуацией. Выйти из этого мне помог муж. Больше таких срывов, пожалуй, не было. Конечно, случается усталость. Но мы можем позволить себе полноценный отдых в выходные и стараемся ездить отдыхать с детьми два раза в год.

Зимой мы живем месяц в Таиланде. Снимаем дом, арендуем машину. Дети считают, что у нас есть дом, где зима, и дом с бассейном. И, конечно, второй им нравится больше, ведь там мама и папа всегда рядом, море с солнцем.

Тёплое море Таиланда, зима 2016 года
Фото из личного архива

Серьезным поводом для огорчения стало то, что мы долго не могли сделать Илюше операцию. Из-за слабого иммунитета он постоянно болел, и в итоге его взяли на операцию с критическим уровнем лейкоцитов. Но, к счастью, все прошло хорошо. Спасибо огромное хирургу Алексею Львовичу Телятникову. Сейчас Илья много занимается с опытнейшим и высокопрофессиональным логопедом Любовью Викторовной Черняевой, учится разговаривать. Пока его речь понимают только самые близкие люди, но, верю, это можно исправить.

Расстраивает и огорчает недоверие, которое проявляется у Богдана к миру. Проявляется оно во всем. Сейчас, конечно, не так сильно — ведь мы два года усиленно реабилитируем мальчиков.

Но весь первый год, например, в бассейне, мы видели: Богдан нам не доверяет. Он очень хотел плавать, но всегда держался за бортик. При этом отказывался от помощи, говорил, что он все сам, что с нами он «утОну»... На улице любое незнакомое место проходило настоящую проверку на безопасность. Только после внимательного осмотра он начинал играть. До сих пор боится засыпать — ведь он не контролирует этот процесс.

Два года прошло — что изменилось?

Многое. Сейчас, думаю, их трудно будет отличить от обычных детей — довольные, спокойные, счастливые дети...

Материалы по теме
«Она, пусть и приемная, но моя дочь»
История красноярской семьи, взявшей ребенка из детдома

Младший любит музыку, танцевать, ходить в детский сад. Очень общительный, и, мне кажется, будет творческим человеком. Старший — лидер. Любит красиво одеваться, постоянно что-то исследует. Ему нравится открутить, разобрать, посмотреть что внутри. Задает много вопросов, настоящий «почемучка». С большим удовольствием помогает мне или сестрам в домашних делах — пылесосить, подметать, готовить. Любое дело, за которое Богдан берется всерьез, у него получается на «отлично»!

Огромное счастье — Богдан научился по-настоящему обниматься. Поначалу он этого не умел, представляете! Мы его называли Буратино: обнимаешь, а у него все тело напряжено, ножки и ручки как деревянные.

Радость складывалась из мелочей. Из моментов, когда он первый раз сказал: «Я тебя люблю». Когда я брала его на руки и чувствовала, что он начинает расслабляться. Когда он впервые спел и станцевал на празднике в саду. За эти два года он начал рисовать. И если первые рисунки изображали мрачные черно-красные круги, то сейчас он начал рисовать цветы и бабочек.

За помощь в организации интервью благодарим фонд «Счастливые дети»

Наталья Николаева, специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать