>
>
>
«Воруют и наркоманы, и школьники»: как работают магазины одежды в Красноярске

«Воруют и наркоманы, и школьники»: как работают магазины одежды в Красноярске

17.01.2017
41

Об опыте. Я начал работать продавцом с 2009 года. Через год меня сделали кладовщиком, еще через год — логистом (начальником склада). Так как я работал за «декретчицу», пришлось уйти на понижение, а после — перейти в другую компанию. Последние полтора года я администратор магазина. Вообще иерархия должностей во всех крупных сетевых магазинах одежды похожа.

О женщинах. Весь этот рынок — полностью матриархальная система. Например, в России из всех 300 магазинов сети, в которой я работаю, на моей должности — только два парня, остальные — девушки, здесь так принято. И мужчинам не проще пробиться: большинство повышений завязаны не на способностях, а на дружбе с региональным менеджером, которая — сюрприз! — естественно, тоже девушка.

О выручке. В некоторых магазинах обороты просто огромные: например, в «Планете» в сезонный месяц (с 15 августа по 15 сентября и с 15 декабря по 15 января) магазин может выручить 25 млн рублей. Чистая прибыль при этом тоже огромная: судите сами, джинсы для вас стоят 3 тыс. рублей, а их реальная закупочная цена — всего 300.

О воровстве. Когда мы ловим воришек, то часто даже не можем привлечь их к уголовной ответственности. Полиция запрашивает стоимость вещи, и когда узнают, что она стоит 300 рублей — говорят, что это лишь административная ответственность. Воров все эти годы мы ловим буквально каждую неделю, а уголовных дел завели всего пару штук.

Как люди воруют? В конце нулевых, в основном, воровали наркоманы. «Крокодильщиков» (так называют наркоманов, «сидящих» на дезоморфине) было очень легко вычислить по характерному запаху. Как-то раз мы с таким ждали полицию, и он достал шприц и давай колоться, биться головой об стену и орать: «Помогите, убивают!»

А сейчас воруют школьники из обеспеченных семей, в золоте и с шестыми айфонами. Бывали ситуации, когда прилетала мать и при нас била дочь со словами: «Ты что меня позоришь!». Опыт позволяет вычислять вора без камер и слежки: при бешеной проходимости уследить за всеми просто не получается, но ты заранее узнаешь преступника по поведению. Сейчас вычислить труднее: наркоманы больше не воняют.

В соцсетях полно групп, где школьники соревнуются между собой, кто больше украдет вещей из магазинов. Делают они это, конечно, ради удовольствия. Но мы в эти группы не ходим и не вычисляем: в сетевых магазинах есть определенный порог — воровство уже учитывается при подсчете прибыли. Есть такое правило: если порог недостачи превышен (больше 1% от оборота), значит ворует кто-то из персонала магазина, а не покупатели. Воровство процветает: воруют миллионами, «проводят» несуществующие возвраты и всё в таком духе. Но случается и так, что ворует кто-то один, а после инвентаризации уволить могут весь персонал магазина.

О судьбе вещей. Что случается с вещью после распродажи? У разных магазинов разная политика. Например, в откровенном масс-маркете — H&M, New Yorker и им подобным — ее будут уценивать до самого дна, так как магазинам не выгодно хранить и убирать дешевые вещи. Но у продавцов бутиков иная ситуация: проходит сезон, не проданные вещи увозят на склад в Москву, и присылают к следующему сезону.

Доходит до абсурда: в 2016-м в новой коллекции висят вещи 2013-го года. И не так страшно, если речь идет об обуви, а вот шерстяной пуловер может выглядеть просто чудовищно.

О зарплатах. У каждого работника есть фиксированная часть зарплаты и премии: за общую выручку и выполненный план, за конверсию (сколько из заглянувших в магазин купили что-нибудь), за количество позиций в среднем чеке. Если честно — продавцам везде (может быть, кроме Mango) платят плохо. Их вообще не принято считать за людей, это пушечное мясо — такова позиция руководства. В некоторых магазинах даже премии получают только директора. Поэтому чем больше и дешевле магазин, чем меньше зарплаты, тем больше студентов там работают, тем больше текучка.

О правах потребителей. Люди у нас совсем не знают о своих правах. Нормальный магазин всегда вернет деньги за заводской брак или некачественную вещь, будь ты хоть сто раз не прав. У нас был случай, когда мужчина купил куртку за 10 тыс. рублей, а потом через полгода принес с этикетками обратно — мол, не ношу. Конечно, мы были вправе не возвращать деньги, но мы возместили полную стоимость куртки, хотя она уже на распродаже и стоит гораздо дешевле. Даже если продавец видит, что ты сам испортил вещь, порвал ее — вам все равно вернут деньги. В компании, где вещи стоят копейки, лучше сохранить репутацию — слишком большая конкуренция на рынке.

Об объедках и скидках. Многие вещи не доходят до покупателей. Как-то раз к нам пришли 20 футболок отличного качества, но они даже не висели в зале — все купили продавцы. Что касается корпоративных скидок, то условия разные: где-то работникам не разрешают покупать со скидкой вещи с распродажи, где-то разрешают. Когда ты приходишь работать, в базе хранятся данные о твоем размере и поле, поэтому продавец-мужчина не может купить женский пуховик со скидкой — во время проверки к нему возникнут вопросы.

Об аккуратности. Многие покупатели неряшливы. Например, женское белье нужно или не мерить, или мерить на собственное белье — для этого на трусиках есть специальная защита. И все равно находятся люди, которые срывают защиту, примеряют белье на голое тело, портят. А потом мы сортируем целые коробки кружевных трусов, испачканных, простите, в результате примерки.

О гигиене. Покупателям лучше не знать, что творится с одеждой на складах. Как-то раз нам нужно было отправить товар в Москву — женское белье в коробки мы запихивали ногами. Вещи могут швырять, кто-то может навалить кучу вещей и прыгнуть в нее...

Не исключено, что бельё, которое вы купили в магазине, долго валялось по пыльным углам склада. Обязательно стирайте вещь, когда приносите ее из магазина! Даже если это бутик.

Рекомендуем почитать