>
>
>
«Люди своего дела»: как создать семейную мануфактуру

«Люди своего дела»: как создать семейную мануфактуру

28.07.2017
0
Ульяна Байфа

Как давно работает ваша компания?

«Ковчег» основал мой отец Владимир Федотович Мазур. Он в числе первых в Красноярске получил патент на индивидуальное предпринимательство — это было еще в 1986 году. В свое время отец закончил Строгановку (Московская художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова — ред.) по специальности художник-монументалист, работал в красноярском художественном фонде, и все его наработки в этой области потом воплотились в деятельности нашей компании.

Собственно, основная технология, по которой изготавливаются наши изделия — так называемый «Прокат бетона» — это авторская технология отца. Так что «Ковчег» уже более тридцати лет «на плаву», и нам есть чем похвастаться — некоторым объектам, которые мы выполняли, примерно столько же лет, сколько и компании, и мы с гордостью отмечаем, что они до сих пор в идеальном состоянии.

Какие это объекты, например?

ООО «Компания «Ковчег»
Год основания: 1986.
Профиль деятельности: производство по уникальным авторским технологиям высокопрочных изделий из бетона для нужд реставрации, архитектуры, благоустройства и строительства жилья.
Штат: около 20 сотрудников (на постоянной основе).

Например, наши главные визитные карточки — Большой театр и музей Пушкина в Москве. В 1997-98 годах мы оформляли на этих объектах фасады, выполняли колонны, пилястры, вазоны. Если говорить о Красноярске, то в числе наших первых больших объектов «Банк Москвы» на Ленина — там установлены колонны и пилястры «Ковчега». Кроме того, мы оформляли фасады железнодорожного вокзала, клиники доктора Савяка. Пожалуй, один из самых заметных объектов — часовня УВД на улице Дубровинского: колонны, фонари, памятные доски — это все наша работа.

Также в конце 1990-х мы начали делать фонтаны. Первый объект — иркутский драмтеатр, возле которого появились наши первые шесть фонтанов. Поначалу мы немного опасались, как материал будет взаимодействовать с водой, но оказалось, что он вполне спокойно реагирует, не разрушается, более того, со временем становится только крепче. Поэтому с тех пор мы постоянно работаем с фонтанами, выполнили уже множество подобных объектов и входим в число ведущих «фонтанщиков» России.

«Прокат бетона» — звучит противоречиво: как бетон можно прокатывать? Расскажите о вашей технологии.

Суть технологии заключается в том, чтобы максимально уплотнить бетон, извлечь из него поры, где может скапливаться вода, и добиться высокой степени пластичности. Проще говоря, мы достигаем того, что бетонная смесь становится подобной пластилину. Для этого используем специальное оборудование, которое также является нашей авторской разработкой. На выходе мы получаем материал, из которого с помощью валов и шаблонов можно производить любые, в том числе тонколистовые и сложно-профильные изделия. Поэтому технология и называется «Прокат бетона». При всем прочем изготовленный по такой технологии бетон получается высокопрочным, долговечным и морозостойким. А главная особенность в том, что мы не используем специальных пластификаторов и уплотнителей, и производим материал из стандартных составляющих — цемент, щебень, песок и вода.

Плюс в поверхностных слоях мы применяем различные каменные включения для создания каменной фактуры. Это позволяет имитировать натуральные породы камня, особенно, различных видов песчаника, травертинов. Это, кстати, очень востребовано. Москва в свое время «загорелась» повторениями итальянских архитектурных стилей, и туда начали везти различные породы камня, которые ценятся на юге Европы. Но оказалось, что в российских экстерьерах эти породы очень плохо себя «чувствуют», так как у нас слишком агрессивная внешняя среда. Мы же полностью имитируем эти породы камня, при том что наши изделия в несколько раз превосходят их по прочности. Также наша технология позволяет производить все виды лепнины и создавать эффект состаренности камня.

Естественно, технология запатентована. В свое время, в начале 90-х, нас обязали получить технические условия, поскольку мы не подпадали ни под одни ГОСТы. В результате, в Москве, в Госстрое России моя мать Лариса Мазур совместно с главным специалистом ЦНИИ Проекта Госстроя России Новаторовым разработали и зарегистрировали особые ТУ, и с тех пор работаем по ним. Кстати, заказ от Большого театра наша компания получила благодаря рекомендации именно специалистов Госстроя после того, как там ознакомились с нашей технологией.

Кроме оформления фасадов и фонтанов, у вас есть какие-то направления деятельности?

Еще одно из наших направлений — венецианские полы. Отец в свое время занимался каменными мозаиками, его работа «Синильга» даже была выставлена в московском Манеже. Сама компания долго в этом направлении не работала, но в последнее время мы его возобновили и сейчас делаем полы, набранные камнем. Причем используем не традиционный итальянский камень, а нашу сибирскую гальку. Снаружи это невзрачный камень, но, если его разрезать, там невероятная палитра цветов. И что немаловажно — прочность нашей гальки гораздо выше, чем у южных камней. Мы ее собираем, режем и укладываем с латунными вставками в напольные панно. Это достаточно уникальная работа, и востребована она в основном частными заказчиками — все-таки это дорогостоящие, эксклюзивные вещи.

Также мы производим универсальный блок — тоже наша разработка. Это строительный блок, который выходит из формы в готовом виде, так называемая несъемная опалубка с каменной фактурой внешней стены. Мы его спроектировали под возведение социального жилья, поскольку его применение процентов на 20-30 удешевляет работы по сравнению с традиционной технологией монолитного строительства. В свое время, когда мы презентовали этот блок на техсовете, нам даже аплодировали. Но, к сожалению, эта разработка широкого спроса пока не нашла.

Какова на сегодня география ваших объектов?

Красноярск для нас недостаточно емкий рынок, поэтому мы работаем по всей России, в большей степени на западе страны — Урал, Москва. Начали «осваивать» Питер. Мы получили заключение Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга, согласно которому наши материалы можно использовать при реставрации исторических объектов. Очень часто бывает, что выработка месторождения какого-то природного камня завершена, и реставрацию того или иного объекта произвести нечем. Мы со своей стороны можем выполнить имитацию этого камня. Для Питера, с его огромным массивом исторических зданий, это актуально.

А местных подрядчиков там разве не найти? Зачем привлекать компанию, расположенную за несколько тысяч километров?

Конкуренты, безусловно, везде присутствуют, но это компании, которые работают по технологиям, разработанным в Европе и Америке. Например, так называемый Cast Stone — технология восстановления песчаника. Она достаточно широко применяется, но у нее есть серьезный недостаток — камень не армируется. То есть изделие представляет собой сплошной тяжелый монолит. Конечно, есть испытанные технологии монтажа, но бывали случаи, когда лепнина или другие элементы не выдерживали своей же тяжести и падали.

Материалы по теме

У нас же обязательно присутствует армирование изделия, предусмотрены выходы для монтажа, продумана вся инженерия. Сама конструкция, если говорить о круглых изделиях, полая. То есть мы работаем, образно говоря, как горшечники — на своего рода гончарных кругах, которые стоят горизонтально, либо вертикально, мы «катаем» изделие — накатываем миллиметр за миллиметром слои бетона. В итоге получаем достаточно тонкостенные и легкие изделия, усиленные внутренним армированием. Это значительно усиливает безопасность их монтажа и дальнейшей эксплуатации. Многие проектировщики и архитекторы знают это преимущество нашей технологии и предпочитают работать с нами.

Вы сами не пробовали продвигать вашу технологию за рубежом?

В конце 90-х нашими разработками заинтересовались в США. Мы выиграли конкурс среди инновационных предприятий Красноярска, который проводила Администрация международной торговли при Министерстве торговли США в Вашингтоне через специальную программу SABIT. Нам предложили открыть предприятие в США на территории штата Нью-Йорк. Мы туда приехали, представили свою технологию, провели переговоры, потом в течение года разработали бизнес-план, который в результате был одобрен. Дело дошло уже до того, что мы совместно с властями округа Отсего штата Нью-Йорк начали подыскивать территорию для строительства предприятия, причем на само строительство нам уже выделил грант Департамент по развитию штата Нью-Йорк.

Но буквально через месяц после утверждения проекта в США случилась трагедия 11 сентября. В результате все фонды в стране закрылись для внешнего финансирования. Поэтому проект сначала был отложен, а когда в Америке оправились от потрясения, прошло уже достаточно много времени, у нас сменились приоритеты, и мы решили не возобновлять этот проект. Хотя предложения оттуда были.

Сколько человек занято в вашей компании?

Постоянный штат небольшой — около 20 человек. Но когда выполняем большие заказы, набираем дополнительных работников — как на производство, так и на монтаж. Бывает до 100 человек. Например, как-то делали большой фасад в Москве, на Рублевке, и привлекали для этого 60 человек. Причем везли их отсюда — в столице, как ни удивительно, проблема с рабочей силой.

Проектированием в нашей компании занимается мой брат Алексей. Он уже около 10 лет живет в Израиле, и с его отъездом пришлось наладить систему удаленной работы в компании. Сейчас у нас все осуществляется дистанционно, в режиме онлайн — руководство, проектирование, бухгалтерия. Используем облачные хранилища, не приобретая какие-то дорогостоящие программные модули.

У вас в полном смысле семейный бизнес — начинал отец, а продолжаете вы с братом...

Скажу больше. Нас пятеро детей в семье, и все, кроме старшей сестры, вовлечены в этот бизнес. Причем вместе с мужьями и женами. Одна моя сестра — экономист, вторая — бухгалтер, брат — дизайнер, архитектор, проектировщик. Отец с детства привлекал нас к своему делу, и мы с удовольствием ему помогали. При этом удивительно, что никто из нас не стал художником или скульптором, что можно было бы ожидать. Профессии у всех разные, и никак не связанные с тем, чем мы занимаемся. К примеру, я по образованию — референт-переводчик с английского и китайского. Тем не менее, мы все продолжаем дело, начатое отцом, и все руководство компании — это одна наша семья. Как мы сами себя называем — «сибирская семейная мануфактура».

Видимо, в этом секрет долголетия вашей компании на рынке?

Мы пережили все кризисы и при этом ни разу не кредитовались. В этом принципиальный подход — ничего ни у кого не просить, и никому не быть должным. Просто потихоньку развивались, вкладывали в дело оборотные средства, в результате на сегодня есть завод, станки, машины, продукция со стабильным спросом. Только в этом году мы впервые в истории нашей компании взяли заём, который потребовался нам на открытие нового направления.

Если не секрет, что это за направление?

Оно совершенно не связано с нашей основной деятельностью. Дело в том, что в нашей семье все любят и очень хорошо умеют готовить. Это такая семейная традиция. И нам пришла идея попробовать себя в общепите и открыть пончиковую. Это, если хотите, бизнес для души, нам нет необходимости делать все по стандартам хорека (HoReCa — индустрия гостеприимства — ред.), но мы предполагаем и возможное дальнейшее развитие этого направления. Поэтому мы решили обратиться в Агентство развития бизнеса и взять заём на его запуск.

Почему именно в Агентство?

ООО «Компания «Ковчег»
Адрес: Дивногорск, ул. Гидростроителей, 2г/16
Тел.: +7-913-516-00-25, +7-923-280-95-98, +7-923-280-95-99
Сайт:
kovchegcompany.com
E-mail: office@kovchegcompany.com

Я услышала от подруги, что там кредитуют малый и средний бизнес под небольшой процент. Мы туда обратились, и это казалось действительно так. Нас смутили некоторые условия предоставления займа, но в результате мы нашли общий язык с руководством Агентства, они пошли навстречу и специально для нас внесли некоторые изменения в договор. За что им огромная благодарность.

Каковы ваши планы по развитию основной деятельности?

Прежде всего, расширение рынка сбыта. Мы все время ездим по стране, ищем заказчиков, мониторим рынок. У меня даже «гугл» так настроен, что любое упоминание о фонтане попадает ко мне. Я постоянно настраиваю всю нашу команду на поиск новых клиентов. А вторая задача — это модернизация нашего завода в Дивногорске.

Алексей Хитров для интернет-газеты Newslab.ru,
фото предоставлено компанией «Ковчег»

Рекомендуем почитать