>
>
>
«Всё просто: здесь хорошо, в Москве — плохо»: как я влюбился в Красноярск и бросил ради него столицу

«Всё просто: здесь хорошо, в Москве — плохо»: как я влюбился в Красноярск и бросил ради него столицу

18.11.2019
11

Пётр Иванов

Почему переехал?

Всё просто: здесь хорошо, в Москве — плохо. Обычно все говорят: «В Красноярске беда с экологией». А мне гораздо спокойнее, когда я понимаю, из чего складывается это явление — работа ТЭЦ, мелкие котельные, другие производства и прочие проблемы. Также я знаю, что эта проблема уже решается в городе за счёт различных «зелёных» программ и инициатив общественников. В Москве всё не так, там никто ничего не объясняет и не даёт гарантий, даже если твой район давно стал лидером на карте загрязнений.

Вторая причина — дистанция горожан и власти. В Красноярске достучаться до городских чиновников со своими идеями гораздо проще. Хотя бы потому, что численность населения здесь отличается от Москвы по меньшей мере раз в 10.

Третья причина — здесь очень красиво! И в архитектурном плане, и с точки зрения природы. Ну и последнее — мне очень нравится местная барная культура. Много отличных заведений, выбираешь любимое — и через пару визитов ты там уже свой.

Чем гордиться Красноярску?

Центр Красноярска изменился и стал лучше

Я уже считаю себя красноярцем, поэтому волей не волей подмечаю что-то как обыватель.

Мне приятно гулять по площади Революции. Она заметно преобразилась за последний год. В Москве много разных парков, где можно уютно проводить время, но подобных ей нет — например, с таким немыслимым количеством качелей, которые, заметьте, никогда не пустуют. Забавно, как вписался в эту современную теперь зону советский объект — статуя Ленина. Дети считают постамент продолжением площадки для игр и постоянно лазают по нему. А почему бы и нет? Отлично, что люди могут так взаимодействовать с городом.

Ещё я видел «Стакан» — сквер возле памятника Пушкину — на проспекте Мира до ремонта. Часто наблюдал за людьми, которые там собираются по вечерам, слышал много легенд об этом месте от коренных красноярцев. После ремонта привычный контингент оттуда куда-то переехал — и это загадка для меня. Но преображение пошло скверу на пользу — теперь тут аккуратные, новые скамейки, замечательный аптекарский сад, опять же, качели. Люди всё лето устраивали здесь выставки цветов, то и дело мелькали арт-маркеты живописи и одежды.

Проспект Мира стал «живым». И я вам скажу, почему. Тут расширили тротуары, а значит — увеличили проходимость, с этим изменилась и вся экономика улицы. Бизнес заходит сюда охотнее и получает больше прибыли. Какие-то недоделки в виде поехавшей или треснувшей плитки — совершенно нормальное явление. Поверьте, в столице всё гораздо хуже с ремонтами. Тут по крайней мере видно — и проектировщики, и строители, и власти заинтересованы в качестве. Откровенно плохие работы не принимают, бракоделы вновь и вновь исправляют ошибки, к горожанам прислушиваются.

О дорогах и мероприятиях, на которые можно не пойти

Я часто передвигаюсь пешком, а летом ещё и на велосипеде. Было бы здорово наладить в Красноярске инфраструктуру для велосипедистов. Но всё нужно проектировать в комплексе, даже если это будет касаться только островов Отдыха и Татышева. Разве будут там работать велосипедные дорожки, когда до них невозможно добраться по городу?

Спасение — единая стратегия для автомобильного и общественного транспорта, работа выделенных полос, оптимизация маршрутов, запуск метро, наконец.

Город — это огромное количество событий, на которые можно не пойти. Эту формулу я вывел в шахтёрском городке Чагдалым. Власти сокрушались: когда там строят фитнес-залы, бассейны и кафетерии, то сначала они пользуются большим спросом, а потом туда ходят только чиновники и библиотекари. Остальные будто сидят дома и играют в «танки» на компе. Тем не менее, это не повод бросать идею развивать населённый пункт.

Нельзя лишать людей возможности хвастаться: «в моём городе есть всё для комфорта, хочу пользуюсь, хочу — нет».

Сейчас в Красноярске именно так — много парков, магазинов, ресторанов, постоянно проходят культурные, спортивные и другие тематические мероприятия.

Пикник на обочине и большие дела в маленьком дворе

Летом мы организовали «Школу городских интервенций». На этом проекте собралась команда молодых архитекторов, дизайнеров и просто горожан с активной позицией. Ровно месяц одна группа занималась военным городком на Малиновского, другая — лофт-проектом «Квадрат» на Красной Армии, третья (в числе которых я и был) — двором дома № 117 на проспекте Мира. Все три интервенции («вмешательства» в привычный распорядок жизни города) прошли в формате «дворовых праздников».

С начала августа участники и лекторы рассуждали о проблеме исторической памяти. Почему местные жители в Красноярске не создают традиций своего двора? Мы анализировали опыт различных стран, в том числе американский, где устроить на улице барбекю на всю компанию — обычное дело.

В итоге родилась гипотеза: «Если создать нужный уютный антураж во дворе, вынести чай и устроить там небольшой праздник, соседи обязательно выйдут его поддержать»

Когда мастерили с ребятами уличную мебель из строительных паллетов, люди спрашивали, что это всё значит, причем скорее с интересом, а не с опаской. На само мероприятие вышли десятки жителей дома, принесли с собой еду, сладости. Кто-то даже приволок огромный мешок «Лего», рассыпав его на заготовленном ковре. Соседи общались и веселились — было очень здорово!

То же самое произошло и возле рабочего офиса «Квадрата», где мы на парковке устроили пикник.

С военным городком было сложнее, местные люди двояко относятся к историческому наследию «колчаковских» построек — кто-то боится, что на территорию зайдёт застройщик и уничтожит кирпичные дома, а кто-то ждёт этого, так как страдает от проблем аварийного жилья. Ребята много общались с местными жителями, узнали что в довоенные годы там была традиция устраивать соседские посиделки во дворе, но потом она незаметно для всех канула в лету.

Все три идеи подтвердили гипотезу. Также стало ясно, что в перспективе проект поможет реализоваться людям c хорошим ощущением городских пространств.

Отличный и, пожалуй, единственный в Красноярске пример уже действующего соседского сообщества есть в «Образцово». Там жители не ждут, когда придёт какой-то чиновник или умный архитектор с готовыми решениями всех их проблем. Сообщество само обращается к ним с идеями. Общими усилиями жители уже добились благоустройства сквера «Сибсталь» (Мичурина, 30). С организацией праздников и мастер-классов им теперь с удовольствием помогают местные бизнесмены.

Чего не хватает красноярским набережным?

Обновлённая левобережная набережная мне нравится. Недавно мы проводили исследование о том, как красноярцы взаимодействуют с Енисеем, и поняли, что недостаточно хорошо.

Люди видят в реке угрозу, опасность — он холодный, может затопить и прочее, но готовы говорить про реку бесконечно, гордятся ею. Благодаря новым деревянным спускам к берегу любой желающий может потрогать воду, покормить уток, созерцать большую воду. Проектировщики очень ненавязчиво дали жителям шанс стать ближе к природе, наладить взаимодействие. И таких планировочных решений должно быть больше. Когда закончат ремонт правобережной набережной, картина реки будет полнее.

Что касается набережной Качи, то тут немного другие акценты. Маленькими культурными действиями пространство будто вытянулось. Качели на бивнях мамонта, граффити, необычные арки. Замечаю, что разговоры горожан о «грязной речке» сменились предложениями погулять здесь. Сам с удовольствием провожу время на этой набережной. Ещё одно отличное нововведение в этом году — её соединили дорожками с левобережной набережной.

Развивать пространства города можно бесконечно. Совсем скоро у Красноярска начнётся новый виток преображений из-за подготовки к 400-летнему юбилею. Для проработки концепции со всех сторон в СФУ запустят «Институт города». Я убеждён: нет лучше способа изучить город, чем изменить его и посмотреть, что получится. Без экспериментов не было бы ни одного открытия. А начинается всё с того, что люди собираются и говорят: мы хотим перемен, вы с нами?

Анастасия Щепетова специально для интернет-газеты Newslab,
фото Алины Ковригиной

Рекомендуем почитать