>
>
>
Мастер коммента. Ссылки.

Мастер коммента. Ссылки.

Про сову.
Мне подарили стеклянную сову,
"Как символ мудрости", -
сказав, не без намёка.
Не думал я, что скоро доживу,
До столь неподобающего срока.
По мне, так, филин - более пригож.
Я по ночам не сплю, как будто филин.
Я сам давно на филина похож -
А как там у него насчёт извилин?
Я принял с удовольствием сову.
Мне лестно, хоть и числюсь в своенравных.
Но мне бы не хотелось, наяву,
С лупатой птицей выглядеть на равных!
Да ладно, нам не нужен секундант.
Меж нами нет конфликта никакого.
А знаешь, ты - классический педант! -
Я говорю в хорошем смысле слова.
Про анабиоз.
Ты впал дружок, в анабиоз,
Коль пишешь этот стих.
Вон, посмотри: событий - воз,
А ты всё, мимо них.
Народ вон, в радости большой,
Встречает светлый день.
Он весь, к истории, с душой,
А ты - уходишь в тень.
Я расширяю кругозор,
Поелику могу.
А ты - как пёс мой, звать Дозор,
Гуляешь на лугу.
Ему бы лапу приподнять,
На каждый встречный куст.
Тебе б, команде доброй внять,
Но ты, приятель, пуст!
Прости меня за мой запал,
За чувств избыток мой.
Ты первый на меня напал.
Что, погулял? Домой!
...Я для чего создал конфликт,
На грани двух миров?
Анабиоз - он как реликт.
Усвоил? Будь здоров!
И я не стал бы сочинять,
Ответных эскапад.
Когда б странички не менять,
Всё будет невпопад!
Ты пишешь вроде бы в уме,
И проникаешь вглубь явлений.
Но потеряешь реноме,
Когда поймёшь, что ты - не гений!
Опора народа.
Привыкли чиновников хаять везде,
Как вроде, кукушки кукуют в гнезде.
Но мы для народа лишь только живём,
Хоть вроде нахлебников в массах слывём.
Чиновник - опора народа, хребет.
Народ он избавит от нынешних бед.
Но если с чиновником вышла беда,
Его укорить - не составит труда.
Мы все из особых, отборных дружин.
Мы высидим кресла до самых пружин.
И пусть наши чресла легли на остов,
Но мы не оставим
чиновных постов.
Чиновник у нас - это каста из каст.
Он маму свою, если надо, продаст.
Но чтобы остаться в чиновном строю,
То купит обратно он маму свою.
Чиновник - опора народа, слуга.
Ему он, как третья по счёту нога.
Ну, или, мохнатая с виду, рука.
Короче, народ, не валяй дурака!
В траншее.
Бывает так: нагонит жизнь волну,
Такую, как нахлынула сегодня.
И кажется, что всё идёт ко дну.
Короче, к чёрту! Будто, преисподня.
Какой-то, блин, кыргызский вариант! -
Хоть без войны, но все же, не без драки.
Событий в нём - на целый фолиант,
И поиск места, где зимуют раки.
И сразу выцветает бренный мир,
Его куда-то исчезают краски.
И тот, кто был ещё вчера кумир,
Сегодня свергнут, и предстал без маски.
Такой вот обобщающий момент.
Он без привязки к времени и дате.
Я вышел на простой эксперимент,
И пусть оно идёт, к едрени мати!
Мне кажется, что я пошёл ко дну.
Что репортаж веду, с петлёй на шее.
Как это надоело, право, мну -
В атаке быть, во вражеской траншее!
Взгляд изнутри.
Руками время теребя,
Как чётки, дни перебирая,
Я ухожу вовнутрь себя,
Оттель пределы озирая.
И за молитвенным моим,
Занятьем, не лишённым тленья,
Я вижу, я - не херувим,
И нет процессу утоленья.
На что нацелился мой взор,
Конкретно я не освещаю.
Но это - тот ещё узор,
Его я помнить обещаю.
Внутри по полной огребя,
Я обращаюсь к доброй шутке:
Когда войдёшь вовнутрь себя,
Не вздумай застревать в желудке!
Не корите.
Я отведал салат из крапивы,
Смаковал я винцом из подвала.
Нежно трогал я веточки ивы, -
Оказалось, что этого мало.
Я водой из ручья умывался, -
Он журчит прямо в центре усадьбы.
Я по жизни нечасто сдавался,
Мне последнее вышло бы, взять бы.
Мне бы тронуть бы, девьчьи груди -
Во, маньяк - ишь, чего ему надо!
Вы простите мне слабости, люди,
Не корите уставшего гада!
Не корите меня, не корите,
И грехи наперёд отпустите.
Мне остались лишь веточки ивы, -
Ну, а, девичьи груди - простите!
Второй день слушаю Олега Митяева.
"Как здорово..."
"У страны ни погоста..."
"Пилигримы"...
Эпитафия.
Ночь. Луна. Лежу валетом,
Чёрной дамою покрыт.
Хорошо, что этим летом,
Буду я в земле зарыт.
Не провидец я, не надо,
Утверждать меня на том.
Пусть меня не топчет стадо.
Остальное - суп с котом!
О прозе.
Бывает, пишешь впопыхах,
А в голове - столпотворенье.
В своих же собственных стихах,
Ищу я удовлетворенье.
Ведь проза жизни такова,
Что с ней мириться сложновато.
Мы налегаем на права,
А быть обязанным - чревато.
Я посылаю вам сигнал,
Но почему-то нет ответа.
Я может в чём-то не догнал,
А может и слукавил где-то.
Пора покаяться в грехах -
Скажу на полном, на серьёзе.
Мы проявляемся в стихах,
А закрепляемся на прозе!
На грани.
Ночь, все спят. А я опять на грани,
Между сном и явью,
балансирую.
Я за день устал от разной дряни,
Оттого, наверно, рефлексирую.
Я себя экспертом не считаю,
В рамках социальной демагогии.
Мне не спится. Интерес питаю,
К нашей жизни, так же, как и многие.
Мне бы ведать, как оно случится,
В жизни, лет за двести, перестроится.
Может быть, такое приключится,
Что потом вовеки не откроется.
Я уже добрался до подкорки,
И оттуда рифму выковыриваю.
Мне бы хлеба. На кусок - икорки,
Я уже и губы оттопыриваю.
Загоню назад я, в подсознанье,
Мысль раскрепостившуюся, шалую.
Не доступно мне ведическое знанье.
Я пойду, чайком себя побалую!
Последнее четверостишие лучше читать так:
Мы комментируем, дерзя,
Мы все - большие забияки.
Так и живём всю жизнь, скользя.
Мы - новостийные маньяки!
Про маньяков.
Без новостей нам жить нельзя,
Мы - новостийные маньяки.
Мы комментируем, дерзя,
И ищем повод для атаки.
Мы в новость верим горячо,
Скрыв недовольное ворчанье,
И восклицаем: да ты чё?!
Едва услышав окончанье.
И если повод к сплетне есть,
Его развить - святое дело.
Тем самым, превращая в "жесть", -
Но нет печальнее удела.
Мы комментируем, дерзя,
И ищем повод для атаки.
Так и живём всю жизнь, скользя.
Мы - новостийные маньяки!
Конкуренты.
Сегодня жить расслабившись нельзя,
И это - не пустые аргументы.
Мы прежде жили просто, как друзья,
Теперь, увы! - живём, как конкуренты.
Мы строим жизнь другим в противовес,
И за примером далеко ходить не надо.
Вон наш сосед - повеса из повес,
Но своего, особенного склада.
Казалось бы, живём общинно мы,
И сверху кажется, всё мирно, благочинно.
А изнутри - подобие чумы.
Короче, изнутри - одна кручина.
Мы с вами все - участники игры,
Мы с вами жертвы призрачных сражений.
Победой мы гордимся до поры,
И терпим стресс от мелких поражений.
Нас вовлекает в игрища Ти-Ви,
Разводят нас коммерческие сети.
У нас интрига, попросту, в крови,
И мы ведёмся, словно в играх дети.
Меня напрасно недруги пасут,
Я встану чуть пораньше, с петухами.
И пусть меня читатели спасут,
Когда сосуд наполнится стихами!
А я бы написал:
я его не кину!
Ты звал меня - я здесь нарисовался,
И я с тобою кости разомну.
Но лучше бы, ко мну ты не совался,
И ты ещё не раз вспомянешь мну!
Ты часто представляешь жизнь, по сути.
Когда-нибудь познаю суть и я.
Твоя мысля бывает шибче ртути,
Но ты мне - не третейский судия.
Тебе со мной на критике не сладить,
Ведь это делать лучше бы, извне.
По шерсти я тебя, не стану гладить,
И потому меняю мну на мне!
Мну.
Я для чего зову anahoret-а?
Что б он мну тут маленько подсобил.
Он пишет иногда без трафарета,
И никогда особо не грубил.
Пусть он мну кажет взляд потустронний,
Имел я взгляд его, со стороны.
Ведь он мну - никакой не посторонний,
Он мну родня - один из всей страны!
И если я сижу и мну мякину,
Надеюсь я, что им не буду бит.
И пусть он знает - я его кину,
Когда он мну маленько подсобит!
2пока в тени
Хочешь, подыграю под настроение?
Смотрю я на жизнь огорошенно -
В чём же её благодать?
Что же ещё хорошего,
Можно не глядя отдать?
Снега сплошное крошево,
Ветер собьёт в сугроб.
Ждёт тебя много хорошего,
Прежде чем, ляжешь в гроб!
Re:
Не хмурь бровей, не морщи лоб напрасно,
Ведь жизнь на удивление прекрасна!
пока в тени
+ 0 0
20 апреля 2010 г. 11:25
Жокей не может жизнь твою прочесть,
а так же все понять,что,где,и как?!
Желанья подданного смысла не имеет.
(ОН КОНЬ) И им желанно управлять!
И в нашей жизни множество жокеев,
Хотят рулить,но есть одно лишь но..
Не каждому подонку в мире этом,
РУЛИТЬ ДАНО!
2пока в тени.
Мне нет нужды на это возражать,
Ты угадал на сто пудов, о*кей!
Осталось только лошадью заржать,
А остальное сделает жокей!
пока в тени
+ 0 0
19 апреля 2010 г. 20:37
Прикольно (yuriks-а) несет ))
Талант его не пропадет,конкретно Дяде стало тяжко,
коль говорит он об упряжке.
Аллюр в три креста.
Живи себе, не напрягайся,
А запрягут - вовсю лягайся.
Живи и помни - люди лгут,
Пока тебя не запрягут.
Я словно конь, живу и чую,
Как для меня готовят сбрую,
И попадёт под хвост шлея*,
И пропадёт душа моя!
Взовьюсь я, вздыбивши копыта,
Пока свобода не забыта.
И вскачь, аллюром в три креста, -
Прощайте, чудные места!
*часть конской упряжи.
Про самородок.
Меня тут упрекали в запятых,
Что ставлю их, где надо и не надо.
В свидетели беру я всех святых,
Беру я даже тружеников ада.
Я не люблю писательский аврал,
В делах я и в долгах, не замотался.
Нет, я охранной грамоты не брал,
И с грамотой сражаться не пытался.
Но всё-таки, за то судьбу ценю,
Что мне досталась авторская ниша.
Её я испытаю на корню,
И хорошо бы, выдержала крыша.
И кто бы ни пытался заклевать,
Ошельмовать, как ни пытался, кто бы,
Я напишу. Что выйдет - наплевать! -
Про самородок, высочайшей пробы.
http://newslab.ru/forum/theme/55653/page/1
Живём мы с вами, время не ценя,
Как будто бы, в безвременье попали.
Сегодня жив, а завтра - нет меня,
И обо мне вы вспомните едва ли...
Про талант.
Открыть талант - ещё полдела.
Другою частью - не зарыть.
Но чтобы публика балдела,
Нужна особенная прыть.
На это нужен нюх особый,
Что б было что отдать на суд.
И повод для того весомый,
Не то на части разнесут.
Когда талант рассыпан щедро,
Его представить - нет труда.
Он не уйдёт в земные недра,
Без результата, без следа.
Но вижу я - стишков избыток.
И так понятно - перебор.
Я ухожу. Сдаюсь без пыток.
К соседу в гости, за забор!
Про тесто.
Мы с вами из особенного теста,
И дурь из нас не вышибить кнутом.
Россия - это гибельное место,
Где каждый день рискуют животом.
Мы с вами носим кожу бегемота,
Грубим без меры, без нужды язвим.
У нас в ходу - зевота и дремота,
А по призванью, каждый - херувим.
Мы с вами неплохие, в общей массе,
Весь мир скорбит, и мы скорбим, при том.
И доброта имеется в запасе,
Хотя она, как призрачный фантом.
И потому скажу, не для протеста,
Для подтвержденья истин прописных:
Мы с вами из особенного теста,
Но, вечно - на скамейке запасных!
Про тварей.
Я вот комменты здесь творю,
И вы творите здесь.
И я судьбу благодарю,
За то что твари есть.
Без божьих тварей - никуда,
Имею я в виду.
Без них на свете жить - беда!
Вы ждите, я приду!
И мы такое сотворим,
Как говорили встарь,
Что станет жарко, как в аду!
С приветом - божья тварь.
Сонет для Жанет.
Спасибо, милая Жанет!
Я не имел предлога,
На этот маленький сонет,
По ходу диалога.
Сонет в закладку положа,
Хочу, чтоб стало ясно,
Что я пишу для куража,
А в целом - жизнь прекрасна!
Известно: слово-серебро,
А золото - молчанье.
Да где же взять его, добро,
Спрошу я в окончанье?
И где бы нравственность сыскать,
Ведь речь идёт о чуде!
Нас жизнь стремится опускать,
-Не опускайтесь, люди!
Признайтесь, милая Жанет,
Хоть он по стилю - средний,
Что это - первый ваш сонет?
Надеюсь, не последний!
Юрикс, да у тебя талант!!!! Только вот на добро бы и нравственность...

Про квас.
Быть может, я пишу с известным сдвигом,
Быть может, со смещением пишу.
Ну, это не беда, поправим мигом.
Я эти отклонения решу.
Но, ежели возникнет завихренье,
Как-будто накануне пили квас,
Откройте наугад стихотворенье,
А вдруг, оно написано про вас?
Итак,бросаем скверную привычку,
Читать комменты с самого конца,
Скорей назад, на первую страничку.
Открыли, убедились? Молодца!
Про чтеца.
Найти, возможно ли, чтеца,
Что прочитал бы до конца,
Всё сочинённое тобой?
А я пошёл бы, как на бой!
Пусть разразит весенний гром,
Комментов здесь - на CD-ром.
На DVD, хоть на блю-рей,-
Читай и шибко не дурей!
Во мне погиб талант чтеца,
Я даже весь сошёл с лица.
-Ах, жизнь! Ты тяжкая сума.
Уж, лучше б я сошёл с ума!