>
>
«Знамение» / "Knowing"

«Знамение» / "Knowing"

23.03.2009
31

Режиссер - Алекс Пройас
В ролях: Николас Кейдж, Роуз Бирн, Чэндлер Кентерберри, Лара Робинсон
Продолжительность - 122 мЗнамение

Апокалипсис с Николасом Кейджем - жанр, плохо поддающийся дрессировке; всегда есть опасность скатиться из апокалипсиса сюжетного в апокалипсис наглядно-буквальный, то есть выступить в жанре «смерть всему живому».
Австралиец Алекс Пройас, рискнувший ступить на взрывоопасную территорию со «Знамением», каким-то чудом сохраняет вменяемость - хотя то, какую сложную борьбу ему приходится вести для этого, по фильму прекрасно видно.

Биться за свой фильм Пройасу приходится по двум фронтам одновременно - во-первых, с собственным сценарием, а во-вторых, с собственной звездой. Работая над «Знамением», трио сценаристов будто изо всех сил старалось наиболее залихватским образом слететь с катушек - и получившийся у них в гибрид в результате словно бы ломится во все стороны одновременно. Основной сюжет и его перипетии отдают махровейшей стивенкинговщиной (жуткие детские предсказания, странные знаки и видения, складывающиеся в непостижимую общую картину, непременные семейные травмы), обильно приправленной шьямаланавщиной (сквозь кинговский морок временами начинают обильно переть настойчивые библейские аллюзии). К финалу же, будто сочтя всё предшествовавшее недостаточным, сценаристы щедрой рукой сыпанули спилберговщины (этого лучше заранее не объяснять). От такого адского коктейля мозги набекрень могли съехать и у много повидавшего постановщика - но Пройаса, как режиссера единственного, кажется, в мире нуара про инопланетян («Темный город»), так просто не возьмёшь. Вместо того, чтобы чураться всей этой дичи или пытаться найти для неё какое-то реалистичное воплощение, Пройас спокойно принимает её за точку отсчёта и начинает выстраивать фильм сразу внутри предложенной системы координат. В результате срабатывает феноменальный трюк - в «Знамении» вырабатывается своя собственная фантастическая логика происходящего, которой фильм и оперирует, и в её рамках, в общем, ни одно событие не может быть неуместным.

Что же касается Кейджа, играющего скорее привычный набор гримас и ужимок, нежели персонажа, с ним Пройас поступает просто - оставляет его бродить себе по экрану с тоскливым выражением лица, и сосредотачивается вместо него на создании эффектных сцен, которые могли бы благополучно оттеснить своего главного героя на второй план. В принципе, он уже осваивал такую технологию в фильме «Я, робот» - там тоже получился нешуточно мощный и впечатляющий фантастический боевик, удачно отодвинувший Уилла Смита, не предупрежденного, что это уже не «Люди в черном», на второй план.

В «Знамении» происходит ровно то же самое - как только Пройас включает свою машинку по нагнетанию страха, Кейдж уже становится совершенно неважен. Тем более машинка у Пройаса, как минимум, половину фильма работает на чудовищных оборотах - в некоторых сценах «Знамение» выходит на умопомрачительную высоту. Сцены с самолётом или с поездом метро выполнены на каком-то бешеном уровне - а уж эпизод, в котором человек в чёрном заходит ночью в комнату к мальчику и показывает пальцем на окно, и вовсе выходит в область запредельной, непостижимой жути. Даже один-единственный прорыв в такое - уже слишком много чести для фильма про апокалипсис с Николасом Кейджем. А «Знамение» чуть ли не полфильма свободно разгуливает по этой грани - что, согласитесь, явное перевыполнение плана.

Вердикт Кочерыжкина - нереально мощное, хотя и полное странностей, нелепостей и неровностей фантастическое кино.

Серж Кочерыжкин

Рекомендуем почитать