>
>
>
«Так нас стало трое»

«Так нас стало трое»

29.09.2016
7
Данил, Татьяна и Алиса Шубкины

Приемной мамой я хотела стать давно. Но долгое время для этого не было возможностей, даже собственного жилья. Для меня финансовая независимость была принципиальна: не хотела из-за своего решения напрягать родственников. Но уже спустя месяц после покупки квартиры начала собирать документы для оформления опеки над ребенком из детского дома.

Распространено мнение, что все это — очень сложно: приходится долго ждать, годами собирать документы. У меня весь процесс занял совсем немного времени. Конечно, я два месяца училась в школе приемных родителей — для каждого, кто хочет принять в свою семью ребенка, этот этап необходим. А потом я просто забрала Данила, и всё. Я не выбирала его (не представляю, как это может происходить по отношению к человеку, детский дом — не магазин!). Привезла домой, познакомила с дочкой. Так нас стало трое.

Проверка на прочность

Поначалу нам всем пришлось пройти через непростой период. К этому готовят в ШПР (школе приемных родителей), но временами приходилось тяжко. Адаптация ребенка к приемной семье длится около двух лет, и эти годы — проверка на прочность. Хотя поначалу сын очень сильно старался всем понравиться, — но это значит, что он был очень неуверен в себе и делал всё возможное, чтобы его оставили дома.

Материалы по теме
«Мы не будем обманывать свою приёмную дочь»
История красноярской семьи, удочерившей ребенка

Это общее правило для всех детей, которые оказались в приемной семье, и Данил не был исключением. Только после того, как ребенок приходит в себя, он начинает устраивать новым родственникам нечто вроде экзамена. Может разбить любимую вазу, уничтожить дорогой телефон или планшет. Никогда не скажет прямо, не задаст вопрос: «Надолго ли хватит вашей любви? Отдадите обратно в детский дом или нет?». Но смысл всех поступков — именно такой.

Не говоря уже о том, что многие воспитанники детского дома не владеют элементарными навыками самостоятельной жизни. Например, привыкли есть «по часам», и, очутившись там, где можно перекусить в любое время, просто не могут остановиться или начинают прятать съестное.

Из блога Татьяны Шубкиной:

«За два года сменилось отношение окружающих — вау-эффект прошёл и многие (радует, что не близкие) люди сильно начали проявлять своё отношение к детдомовским выходцам. Мне в лицо никто этого не говорил, но я часто слышу, что Данила просят не заходить, не играть с их детьми, такое же отношение проявляют и ребята, науськанные родителями. Он, конечно, до сих пор не научился привлекать к себе внимание приятными для окружающих способами. И влетает ему за это, конечно, и от меня тоже. Но процесс формирования модели поведения, после чего люди могут стать близкими, друзьями, товарищами, а не общаться из жалости, очень долгий».

Помогать, не обижая

Я немногое знаю о том, как жил Данил до детского дома. Известно, что он голодал, бродяжничал. Родная мать мальчиком не занималась, за ним присматривали соседи. Он был совсем маленьким, а ему уже пришлось пройти через жестокие испытания, которые не каждому взрослому по силам. В пять лет сына привезли в социальный приют. Кстати, вспоминает он об этом месте очень тепло. Похоже, там он впервые не занимался только элементарным выживанием, а смог наконец-то поесть, сколько хочет, поиграть, посмотреть мультфильмы. И, может быть, впервые в жизни почувствовал себя ребенком.

...За два года я почти всех окружающих смогла убедить: не нужно к таким детям, и к Данилу в частности, относиться как к сироткам. Да, сейчас его жалеют, просто потому что он — ребенок. Но ведь, по сути, ему никто ничего не должен. И всю жизнь именно так и будут обстоять дела. Я бы хотела, чтобы людей поддерживали иначе: мотивировали на достижение результата, а не на получение каких-то бонусов, потому что он такой вот «несчастный». Надеюсь, что мы научимся находить этот компромисс: помогать человеку, не обижая и не унижая его.

Прошло два года. Вижу, что у Данила исчез страх, что его могут отдать в детский дом. Процесс притирки завершен. Но это вовсе не означает, что у нас дома — тишь да гладь. Мы выясняем отношения, иногда ссоримся. То есть живем как обычная семья. Конечно, у меня есть требования. Я не разрешаю подолгу смотреть телевизор, играть на планшете, заставляю ходить в школу, учиться. Наверняка я представляюсь учителям и некоторым родителям одноклассников самым мерзким и противным человеком на свете. Никогда не заберу ребенка с каких-то занятий только потому, что учителю с ним непросто. С какой стати?

Из блога Татьяны Шубкиной:

«Сегодня снова слышала робкий комментарий руководителя какого-то там международного центра по изучению иностранных языков: „Вы же понимаете, у Данила особенности, он не усваивает материал“. На такие случаи у меня есть фраза, из-за которой меня ненавидят все, кто пытается „слиться“ от нестандартного ученика: „У вас есть прекрасный шанс повысить свою квалификацию. Трудный ребёнок — это мечта, столько новых педагогических приемов можно использовать“. Я искренне верю, что с Данилом тяжело, но 5 лет в пединституте меня учили, что оценивать успехи ученика нужно по его личной динамике, и предметом или темой нужно заинтересовать».

За себя и за того парня

За два года изменились все мы. Я вижу, как повзрослела моя дочь (как и Данилу, сейчас ей 9 лет). Алиса на самом деле самый ответственный человек в семье, иногда из-за этого ей бывает непросто. Точно могу сказать: и в школе, и дома она — «и за себя, и за того парня». Она пытается его контролировать, постоянно ему помогает. Как и все братья и сестры, они ссорятся, даже дерутся иногда. Но при этом, если дочки долго нет дома, Данил постоянно спрашивает: «А когда Алиса придет?».

Из блога Татьяны Шубкиной:

«Изменилось отношение не только к Данилу, но и ко мне. Многие искренне в глубине души жалеют меня. Поверить в то, что мне хорошо и я люблю своих детей, не всем удается, а я и не доказываю. Чаще все же я завидую сама себе — у меня есть куча детей, вполне комфортабельная „коробка“ для проживания и „телега“ для передвижения, мои друзья самые надёжные и слегка придурковатые, мне не бывает скучно. За два года с Данилом я укрепила себя в мысли: абсолютно все дети — это прежде всего именно дети, это взрослые заморачиваются».

Наталья Машегова, интернет-газета Newslab.ru

Поделитесь этим рассказом с друзьями — кто знает, возможно, им однажды пригодится ценный опыт Татьяны!

Рекомендуем почитать