>
>
>
«Я иду за сыном»

«Я иду за сыном»

03.11.2016
6
Лука, Сергей, Кирилл, Саша и Светлана

Со своим будущим мужем Сергеем я познакомилась в храме. Точнее, это он со мной познакомился: просто подошел и заговорил после службы. Два года встречались, а потом поженились (в марте будет 10 лет со дня свадьбы). В 2007 мы поженились, в 2009 Кирилла усыновили. Потом у нас неожиданно Лука родился в 2012. И вот совсем недавно появился еще один малыш — Саша.

Я всегда очень хотела детей. Но прошел год после свадьбы, а беременность не наступала, хотя со здоровьем было все в порядке. И тогда мы решили усыновить малыша. Вариант ЭКО не рассматривали, не было финансовых возможностей. А главное, не понимали, зачем: ведь где-то есть ребенок, которому нужна семья, а мы — семья, которой нужен ребенок. Почему нам не соединиться?

После того, как мы поженились и решились на усыновление, пришлось несколько месяцев копить деньги. Ведь на тот момент у нас была крыша над головой — и всё: однокомнатная квартира, но абсолютно пустая. Обстановка — диван да холодильник.

Всё это время я читала статьи и книги по усыновлению. И, конечно, после всех историй из интернета готовилась к испытаниям. Но вместо злой сварливой тетки, которой стращали на женских форумах, помощником по сбору и оформлению документов стал милый молодой человек. Да и в остальном все прошло гладко. Ни разу никто из сотрудников опеки не сказал: «Зачем вам это нужно? А вы знаете, какие там дети?! Ещё наплачетесь!». Наоборот, все очень радовались и поддерживали.

Он был маленький и теплый

Каких-то особых требований к будущему ребенку не было. По большому счету, было даже неважно, мальчик это будет или девочка. Единственное, мечтали о младенце. На тот момент такой в Красноярске оказался один, к нему-то мы и поехали. В базе детей, которых можно усыновить, размещалась одна-единственная фотография: крошечная лялечка, до подбородка укрытая одеялом, так что было совсем непонятно, как выглядит наш будущий сын. Но одеяло украшал большой рисунок божьей коровки, это почему-то очень сильно понравилось.

Кирилл и Саша

Кириллу исполнилось 6 месяцев, когда мы впервые приехали к нему в Дом ребенка. Я очень боялась этого момента. Больше всего, что не справлюсь с собой, ведь можно было посмотреть на малыша и отказаться от усыновления. Хотя представить, что подержу сироту на руках, а потом опущу его в кроватку и уйду навсегда, тоже не могла. Поэтому сразу сказала мужу: «Имей в виду, я еду за сыном».

Так мы познакомились с Кириллом. Ходили к нему после этого два месяца. Он не умел сидеть, да что там — и ползал-то с трудом! Но был такой теплый, маленький, худенький, капустой почему-то пах постоянно... Мы что-нибудь приносили ему каждый день. То носочек я ему вяжу — возьму примерить. То погремушку (кстати, мы их ему сразу накупили, чтобы потом, в новом доме, у него оказались знакомые предметы).

Вместе с Сережей мы учили его ползать. Так тяжело и трудно это ему давалось! Помню, подложу ему руку под пяточки, чтобы удобнее отталкиваться. Он пару раз оттолкнется, вздохнет тяжело и отдыхает. У нас самый младший ребенок вел так себя в два месяца!

Когда исполнилось восемь месяцев, привезли его домой. Поиграли, накормили, искупали. Спать пора — а он не спит, плачет. Час, два, три... Так это и продолжалось несколько недель. Очень тяжелое было время. Понятно, что ему все ново вокруг. Например, он кота ужасно боялся, приходилось его выгонять из комнаты (это уж позже они подружились). Кроме того, адаптация у сына совпала с периодом прорезывания зубов. Весь рот опух, он почти ничего не ел. Я тоже заболела, не спала и много плакала. Помню, что как-то раз сказала мужу в сердцах: «Если я когда-нибудь еще захочу ребенка, пожалуйста, купи мне собаку».

У Кирилла не было каких-то особых проблем со здоровьем, просто он был очень слабенький, заброшенный. И ему не могли уделять столько внимания, как домашним детям. Помню, он ползал как раненный солдат, одну ногу постоянно волочил за собой, и никак не получалось это исправить. Но после года встал на ноги и пошел без особых проблем.

Помню, привезли его домой в феврале. А на 8 марта он сделал мне подарок: сам сел. Представьте, праздник. А я одна дома с ребенком (муж на работе). Обеденное время, но уже сильно устала. Смотрю в окно, а там красивая картинка — просто как в кино: новая блестящая машина, к которой спускается тоненькая к девушка на каблучках. Рядом с авто ее встречает мужчина и дарит букет. Я чуть не расплакалась: настолько вся эта «долче вита» отличалась от того, что происходило у меня в жизни — ужасная усталость, болезнь, тяжелая адаптация... Поворачиваюсь — и в этот момент, представьте, Кирилл сам сел! Это был лучший подарок в жизни на 8 марта.

Наша семья стала для многих примером

Как отреагировали родные на наше решение? У меня нет папы, а мама была рада — мы верующие люди. Сережины родители поначалу отнеслись настороженно, это ведь очень ответственный шаг. Спрашивали: «А вы справитесь?». Но и они точно не были против усыновления. Никогда не пытались запугать, предостеречь. И быстро приняли Кирилла как своего внука.

Сейчас сыну 7 лет, он ходит в гимназию, стал высоченный. В начале первой четверти вместе выбирали секции, захотел заниматься футболом, а еще очень понравилась керамика. Очень любит книжки читать. У нас дома телевизора нет, поэтому мультфильмы для детей — редкость. А вот игры, творчество, чтение — обыденность. Сейчас я вожу детей в ту же библиотеку, куда сама ходила в детстве. Беру целую стопку.

Материалы по теме
«Однажды Лёша целый день торт для меня караулил!»
Как красноярка подружилась с детдомовцем
Как стать приемными родителями
Пошаговая инструкция и ответы на неудобные вопросы

Мы никогда не скрывали от Кирилла, что он появился на свет в другой семье. Думаю, просто не имеем на это право — лишить его родных отца и матери, перечеркнуть одним махом всех предков. Искренне считаю, что в итоге все сложилось хорошо. Да, он жил в Доме ребенка (родная мать оставила Кирилла сразу после родов). Но теперь у него есть семья. Это ли не чудо!?

Кстати, никаких душераздирающих разговоров об этом не было, все произошло само собой. Когда Кириллу было два года, я ждала второго ребенка, Луку. И он начал спрашивать: «А я тоже был у тебя в животике?». Объяснила: «Нет, тебя родила другая женщина, которая не смогла о тебе заботиться. И отдала в дом ребенка, чтобы там нашли родителей — нас с папой».

Когда появлялись младшие дети, особой ревности не было, ведь мы не начали относиться к Кириллу как-то иначе. Помню, когда нас с Лукой выписали из роддома, у старшего сына был День рождения. Все было как обычно: посидели за столом, и пошли гулять.

Так получилось, что наша семья стала для многих примером. Друзья, знакомые советовались, задавали вопросы, раздумывали... А потом многие брали под опеку или усыновляли ребятишек. Мы все тесно общаемся, и, разумеется, Кирилл дружит и с приемными детьми, и с родными. Так что он тоже не видит в этом ничего особенного: усыновление — просто еще один путь, которым дети приходят в семью.

Наталья Машегова, интернет-газета Newslab.ru

Рекомендуем почитать