>
>
>
«Бренды не помогут полюбить Сибирь»: что не так с региональным туризмом?

«Бренды не помогут полюбить Сибирь»: что не так с региональным туризмом?

13.06.2017
42

Диана Серебренникова, автор туристического проекта «Уголки Сибири»

Толпы туристов могли бы хлынуть, если бы у нас был развит туризм на севере Красноярского края, так как Эвенкия и Таймыр — это настоящие диковинки. А пока инфраструктура там не развита, многие едут в Ямало-Ненецкий округ, в Якутию или на Камчатку (там, кстати, вообще труднодоступные места, но везде есть кордоны и созданы условия для туристических групп, которые прилетают с завидной регулярностью), а про нас даже не думают.

Конечно, на Севере всё строить очень дорого. Но если пустить курсировать туристический корабль по Енисею до Дудинки — было бы уже здорово. Старшее поколение вспоминает, сколько туристов раньше было, когда были развиты круизы по реке. Да, сейчас корабль в Дудинку тоже ходит. Но платить 19 тыс. (и это лишь в одну сторону!) + питание — не каждый может позволить, а тот, кто может, не будет плыть в не самых комфортабельных условиях 4 дня.

Пока Красноярский край как белое пятно — есть у нас культовые места (озеро Виви, место падения метеорита, Таймыр, Енисей), но как всё это смотреть и за какие деньги — не совсем понятно даже нам, красноярцам, не говоря уже об иностранцах. А жить в дорогих гостиницах в Красноярске и смотреть окрестности в шаговой доступности — честно признаемся, скучно. Вот поэтому пока все и выбирают Байкал и Алтай.

Анна Груздева, автор и куратор проекта «Сибирь и точка», путешественник, журналист

Красноярский край огромный, поэтому сложно говорить о каких-то стандартных, шаблонных механизмах развития туризма в разных его регионах: то, что будет работать в Красноярске или Енисейске вряд ли подойдет для Диксона или Норильска. У каждого места в крае, в Сибири есть свои особенности, и жители региона, и гости только выиграли, если бы эти особенности учитывались и теми, кто строит гостиницы и кафе, и теми, кто руководит музеями.

Например, когда мы были на Диксоне, работники из местной администрации рассказывали нам, как в мае они позвонили в администрацию Красноярска — отчитаться, что у них прошел какой-то праздничный лыжный поход, но в Красноярске им не поверили. А на Диксоне до конца июня в Карском море плавают льды.

Нельзя делать природу «донором» туризма, нужно развивать города, поселки и деревни, а также культуру края. Во-первых, не все любят отдых на природе. Не все хотят взбираться на горы, спать в палатке, отбиваться от комаров в тайге. Во-вторых, это побег от вызова развивать культуру региона, всерьез заниматься урбанистикой (что тоже — про туризм). Природа сама по себе крутая, но в чем здесь заслуга человека? Дороги, урны, парки, музеи, хостелы, набережные, автовокзалы, туалеты, улицы, кафе, а также всевозможные события — от фестивалей до концертов и выставок — именно по таким вещам определяется отношение местных жителей и власти к родному региону, а также к приезжим. Когда в поселке или на городском фестивале так же хорошо, как в заповеднике или у озера — можно говорить о развитом туризме.

Материалы по теме
Топ-5 необычных туров по Сибири
Ищем Тунгусский метеорит и ныряем в водопады

Развитая туристическая инфраструктура — это норма. У нас в крае любят говорить, что Сибирь — дикое такое место, чего вы хотите? Да, в этом прелесть края, соглашусь. Но часто в отношении некоторых видов туризма (семейного, например) дикость — это уже анахронизм. Заповедник может оставаться диким, но при этом было бы круто, чтобы на его территории были теплые кордоны, чистые туалеты, возможность разогреть еду и не замерзнуть ночью. Чтобы турист мог потрать силы не только на «экстремальное выживание», но и на знакомство с природой, людьми. Конечно, есть дикий туризм, но опять же — он не для всех подходит, и это нужно учитывать.

Важно развивать внутренний туризм, а не только экспортировать Сибирь иностранцам и жителям других регионов. Это большая работа, но готовы ли власти к ней? Я глубоко уверена, что связь с такими местами и помогает людям прирастать сердцем к родному краю. Не маркетинговые стратегии и логотипы позволяют полюбить Сибирь, а соприкосновение с живой историей, культурой, природой, кухней и людьми.

Когда мы были в Барабаново, видели молодую пару, которая просто приехала посмотреть на церковь, потом они долго сидели возле Енисея. Это не были паломники, это были обычные горожане. Значит, запрос на такое живое соприкосновение есть, и чтобы его оценить, те, кто планирует развивать туризм, должны говорить с людьми. Человек, самые разные люди — молодежь, семьи с детьми, пожилые, люди с особенностями развития — вот то, от чего нужно отталкиваться, думая про туризм в Красноярском крае. Деньги, позиционирование, маркетинг — второстепенно.

Церковь в Барабаново знают не только паломники. Памятник деревянного зодчества в плачевном состоянии, но желающих съездить и посмотреть на него этот факт не останавливает. Конечно, ни на одной туристической карте для массового потребителя вы его не найдете.
Фото предоставлено проектом «Сибирь и точка», фотограф Артем Жданов

Скандал с брендом

Власти без конца твердят о развитии регионального туризма. Даже прибывшая в Красноярск в марте директор департамента туризма и региональной политики Министерства культуры РФ Ольга Ярилова назвала Сибирь приоритетным направлением для внутреннего туризма.

Говорят о краевом туризме щедро и всюду, но пока серьезного скачка в его развитии никто не заметил — вместо транспорта, конкурентоспособных путевок и прочих радостей путешественников силы бросили на туристический бренд. Правда, и его создание закончилось скандалом. Сначала московская компания SmartHeart получила заказ на разработку бренда края без проведения конкурса (многие усмотрели тут коррупционный след), потом горожане вдоль и поперек раскритиковали варианты бренда , на что один из его авторов жутко обиделся, обвинив красноярцев в «пессимизме» и «гнили».

Правда, министр культуры края Елена Мироненко, настроенная, как всегда, позитивно, даже тут нашла повод для радости — «раз идет волна (пусть и негативная) — значит, тема важная и волнует многих». Ну а к лету скандал сам собой сошел на нет.

Что дальше?

Раз не получилось с сомнительным брендом, что остаётся в сухом остатке? Село Шушенское с его бесконечным «Миром Сибири»? Реставрируемый Енисейск? Увы, развитие туризма в Красноярском крае стоит на месте — в книжных магазинах по-прежнему не найти удобных путеводителей по красотам Сибири, а иностранцам путешествовать самостоятельно (да и при помощи турагентов) удобно разве что по «Столбам».

Сибирские таежные красоты, плато Путорана, заповедные территории и даже отдельные города (многие из вас ездили в Енисейск и знают о его исторической и культурной ценности?) остаются без нужного внимания — как местного, так и иностранного. Ехать на Север — дорого и проблематично (путешествие на то же плато Путорана без учета билетов до Норильска и прочих дорожных расходов обойдется минимум в 90-120 тыс. рублей). Ехать самостоятельно куда-либо — небезопасно из-за плохих дорог, отсутствия гостиниц и кемпингов. В итоге до наших бескрайних просторов добираются лишь единицы из числа иностранных туристов — экстремалы, студенты или автостопщики. Про местных жителей речь вообще не идет — в условный «таиланд» им слетать дешевле, комфортнее и проще.

Сделать Сибирь настоящей меккой туризма обещают уже не первый год, но легче путешествовать по родному краю, который в четыре раза больше Франции, от этого не становится. Вопрос один — доживем ли мы до светлых лет? Или до пенсии так и будем ездить на юга и стесняться рассказывать о любимых местах на родине?

Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Мироненко Елена Николаевна
И.о. министра культуры Красноярского края

Рекомендуем почитать