>
>
>
«Для работы здесь необязательно любить книги»: история молодого красноярского библиотекаря

«Для работы здесь необязательно любить книги»: история молодого красноярского библиотекаря

11.07.2018
30

О выборе профессии

Если честно, быть библиотекарем я никогда не мечтал, но так получилось. Могу сказать точно, будь это другая библиотека — с обшарпанными стенами, пыльными полками — я бы не пошел работать: умирал бы со скуки, от отсутствия людей и от гнетущей обстановки.

Так сложилось, что после армии я долго искал работу. Вариантов особых не было: мог снова пойти работать в школу, но меня не устраивали условия — мало рабочих часов и зарплата в 12 тыс. рублей. Случайно в книжном магазине встретился со своей знакомой, которая когда-то работала в библиотеке им. Добролюбова (проспект Красноярский рабочий, 102). Она сказал, что им нужен туда человек, и после собеседования меня взяли. Спросили, на какую зарплату я рассчитываю: зная опыт школы, я сказал «тысяч 20, потом будем смотреть». Меня тут же оформили и через пару дней работа началась.

Половина моих коллег имеют профильное библиотечное образование или получали его в процессе, учась и одновременно работая. В Канске есть библиотечный колледж, они там на заочке учатся. Есть люди и с высшим библиотечным. Но некоторым оно не понадобится — как, например, мне, я получил гуманитарное образование — «историк».

Об осени и пыльных старушках

Когда я пришел в бибилиотеку, то сказал, что поработаю до осени — у меня были планы вернуться в образование, может, в университет ассистентом кафедры. Но начал работать и понял, что меня устраивает всё: от тихой и размеренной обстановки до коллег, которые меня окружали — молодых адекватных людей.

Некоторые говорят: «А что ты там в библиотеке делаешь? Целый день сидишь, книжки читаешь и пылью дышишь?». Я каждый раз просто приглашаю людей посмотреть нашу библиотеку, увидеть, как она выглядит — вопросы сразу отпадают. Они видят кучу молодежи, которая там трется, мероприятия, которые у нас практически каждый день происходят и тогда уже говорят: «Воу-воу, полегче! Работай — нет вопросов!».

Сложилось мнение, что библиотека — это бабушка с шишкой на голове с воткнутыми в нее спицами, сидит книжечку читает, а когда кто-то заходит, то, не отрывая глаз, говорит «Туалет направо!» или штраф берет за просроченную сорок лет назад книгу. Такими библиотеки представляют те, кто туда не ходят.

Иногда и посетители удивляются, что я библиотекарь. Приходит бабушка и говорит по привычке: «Ой, девочки, посоветуйте мне какую-нибудь книгу», а я стою за кафедрой и думаю, что ей ответить. Есть у людей стереотипы по поводу того, какого пола и возраста должен быть библиотекарь, а тут я. Но я спокойно реагирую на это — уже привык.

Некоторые стереотипы всё же работают. Аллергия на пыль, например, у меня все равно есть, потому что так или иначе на верхних полках она скапливается. Когда проводится санитарный день, раз в месяц этим все равно дышишь.

О чтении на работе

Иногда получается читать на работе. Вечером, когда людей приходит меньше. Особенно летом, когда все уезжают, а мы работаем до 21:00. Я постоянно ношу с собой книги — это могут быть и мои личные, и из нашей библиотеке. Не могу сказать, какой процент от библиотеки я прочитал, но точно незначительный.

О пристрастиях к беллетристике и красноярских книгохранилищах

Я бы хотел похвалить красноярцев за хороший вкус в литературе, но не могу, потому что читают они всякую беллетристику — Дарью Донцову, Александру Маринину, несерьезную фантастику, «сталкеров», «Метро»... Последние берут обычно мужчины в возрасте, а бабушки приходят за Донцовой. У нас целый раздел с такими книжками.

Молодые люди читают современную литературу — отечественную и зарубежную, антиутопии и фантастику, любят социальную психологию, о том, как завоевать друзей, найти себя. Они более продвинутые в плане литературы, но не всегда читают качественную. Чувствуется, что им хочется насыщаться — приходят со списками, просят рекомендации.

К сожалению, в Красноярске не так много современных библиотек. Центральную сейчас закрыли до декабря. При этом книги не перестали брать в библиотеках. Сейчас они стоят дорого, не полтора рубля за книжку при зарплате 400 рублей, как в советское время, а целую тысячу. Это довольно накладно.

Многим проще сходить в библиотеку и взять книгу на месяц, тем более что книги к нам поступают новые. Недавно Гузель Яхина издала роман «Дети мои» — пожалуйста, Аствацатуров — пожалуйста. Есть классика, есть современные авторы, старые книги уничтожаются, новые приходят — нет отвращения, когда ты пришел, а тебе выдали томик, который разваливается.

О наживе, должниках и претензиях

Были случаи, когда книги воруют — человек пришел, постоял возле полок и просто ушел. Похитителя мы не нашли — бывает, что книги пропадают, но это не часто. Думаю, это есть и в музеях, и в книжных магазинах, и в других библиотеках. У людей возникает соблазн взять то, что просто так лежит, и испоганить.

Иногда возникают конфликты. Как-то раз пришел взрослый мужчина и ругается: «У вас в медицинской энциклопедии ошибки! Не понимаю, как такая библиотека, как ваша, может содержать книги с ошибками! Я буду жаловаться!». Я ему на это сказал, что книгу эту не издавал. Какие могут быть ко мне вопросы?

Вообще, люди пользуются книгами по-разному и возвращают их в разном состоянии. Штрафовать положено, но мы это не практикуем. Бывает, что из журналов выдирают целые страницы — бабушки вырезают рецепты, схемы вязания. Не могу найти этому логическое объяснение: мы ведь им можем и откопировать этот лист, если нужно, а они всё равно вырезают.

Задолжников тоже хватает — мы их спамим письмами, звонками, даже в соцсетях иногда пишем. Особенно это касается людей, которые долго несут пользующиеся спросом книги — русскую классику, которую проходят в школе, или новинки.

О запросах посетителей

Смешных историй куча. Один раз пришла женщина и говорит, что у нее есть восьмилетний сын, которому нравится Сталин. «Посоветуйте, пожалуйста, книгу для восьмилетнего ребенка про Сталина», — говорит. На этот вопрос отвечал не я, а моя коллега, но она обратилась ко мне и говорит: «Ну ты же историк, помоги!». Я в панике начинаю искать что-то полудетское, полусталинское. Женщина ушла расстроенная: «Что у вас за библиотека, если даже такого нет!».

Много смешного связано с тем, что люди не умеют произносить фамилии писателей или не знают названия произведений: приходит девочка и спрашивает, где у нас Белкин. Мы не понимаем, что за Белкин. Она говорит: «Ну он повести написал!» И тут мы понимаем, что речь о Пушкине. Или говорят: «Дайте Анну Керн». Сидишь и думаешь, что с этим делать, а в душе просто орешь со всего этого.

Мое любимое: пришел мальчик лет 12 и говорит: «Мне нужен Гогол и Фэт». Прям с таким акцентом произнес. Ну, нашли ему томик Гоголя и Фета.

Или вот еще: приходит девушка записываться, я беру ее паспорт и аккуратно вписываю в формуляр данные. Она обращает на это внимание: «Какой у вас почерк ровный!» Мне захотелось потроллить ее и я говорю: «Так профессиональный, писательский...» После чего пристально на нее смотрю, а она смотрит на меня, верно, пытаясь узнать во мне писателя, кого-то между Достоевским и Астафьевым как минимум. Я говорю: «Виктор. Виктор Пелевин». Секундная тишина и возглас «Даааа?», а я в ответ едва удерживаюсь, чтоб не захохотать.

О любви к книгам

Для работы в библиотеке необязательно любить книги: есть же у нас врачи, которые не любят людей, или педагоги, которые ненавидят детей... Можно работать, но нельзя совсем без души. Не нужно ставить перед собой цель — перечитать все книги мира, но доброе отношение к наследию целых поколений должно быть. Вокруг меня только читающие коллеги.

В школе я не очень любил классику и некоторые пробелы у меня все-таки есть. Например, я не читал «Анну Каренину» и думаю, за такие вещи нужно будет взяться — есть потребность прикоснуться к этому. Не был готов, но момент настал.

О переменчивых библиотеках

Красноярским библиотекам не хватает молодых энтузиастов, которые шли бы туда работать — увлеченных, нацеленных на просвещение. Сейчас люди работают в библиотеках по 25 лет — когда-то им это, возможно, было интересно, а сейчас продолжают по инерции. Хотелось бы свежих умов с горящими сердцами, чтобы библиотеки превращались в культурные площадки.

Материалы по теме
«Книги больше не покупают, а берут у нас!»: репортаж из самой продвинутой библиотеки Красноярска
Как библиотека им. Добролюбова стала культурным центром правобережья

Не идут работать в библиотеки из-за невысоких зарплат, хотя грех жаловаться. Зарплата складывается из оклада и твоей дополнительной деятельности — например, сколько мероприятий в месяц ты проводишь.

Время требует, чтобы библиотеки менялись. Меняется, на мой взгляд, в лучшую сторону отношение к культуре. Если мы будем сидеть у пыльных стендов и предлагать книжки советских лет, то упустим целое молодое поколение. Чем больше у нас таких библиотек, тем полезнее для людей в целом.

Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Рекомендуем почитать