>
>
>
«В мае мы снова смогли платить зарплату»: истории про бизнес, который не сломили пандемия и кризис

«В мае мы снова смогли платить зарплату»: истории про бизнес, который не сломили пандемия и кризис

Всё же нынешние условия повлекли очень и очень весомое ухудшение экономической ситуации, и что-то приукрашивать тут бессмысленно. К тому же кризис, вызванный пандемией, не имеет аналогов с точки зрения причин, а значит механизмы борьбы и возможные его последствия не так очевидны. В министерстве экономики Красноярского края признают, что напрямую или косвенно негативные явления затронули уже все сферы деятельности и все предприятия. Более устойчивое положение сохранили разве что непрерывно действующие производства базовых отраслей — металлургии, нефтедобычи, энергетики. Но на фоне этого еще более ценными становятся истории малых компаний, которым удалось продолжить работать, несмотря на кризис.

Языковая школа Welcome kids, директор Наталья Конно:

Как изменилась работа компании: Если до начала самоизоляции мы работали в режиме онлайн частично, то теперь полностью перешли на этот формат. Поэтому ситуация с пандемией стала для нас хорошим толчком, чтобы изучить новые платформы и перейти на них. И хоть мы и потеряли в первые две недели самоизоляции около 30% учеников, потом за счет онлайн-формата смогли найти новых. К нам добавились ребята из других городов или те дети, чьи родители решили их занять чем-то полезным на самоизоляции.

Постепенно возвращались и наши постоянные студенты, потому что со временем смогли переключиться на дистанционное обучение и в школе, и во всех кружках. То есть какое-то время дети просто адаптировались. Совсем ушли только те ребята, чьи родители сейчас вынуждены экономить, либо те, для кого совсем не подошел формат онлайн-занятий, потому что он требует большей концентрации и самоорганизации. Но всё же мы не почувствовали большого оттока клиентов.

Про зарплаты, сокращения и стоимость услуг: Преподаватели у нас получают зарплату в зависимости от количества проведенных занятий, а оно практически не сократилось. Персонал, который не связан с преподаванием, а это администраторы и уборщицы, мы тоже сохранили. По расходам на аренду ничего не изменилось — собственники на уступки не пошли. Сейчас помещения просто простаивают, а преподаватели ведут занятия из дома. Причем тем, у кого не было техники, пришлось её докупить.

Поэтому, конечно, работать всё равно сложнее, расходы увеличились, но стоимость наших услуг мы менять не стали, она осталась такой же, какой была до пандемии.

Про поддержку: Мерами поддержки мы не пользовались, хотя пытались подать документы на субсидию на покрытие зарплат, но получили отказ. Как нам объяснили, на такую поддержку претендует юридическая форма ООО, а мы НКО. При этом ООО мы быть не можем, поскольку в таком случае мы бы не получили образовательную лицензию. Такое противоречие.

Ожидания и перспективы на будущее: Сейчас мы рады тому, что мы научились работать с дополнительными ресурсами, но возвращения к оффлайн-занятиям всё равно ждем. У нас одно из направлений — это английский театр, когда дети ставят спектакли на сцене, и реализовать это онлайн в полной мере не удается, хотя и тут мы пробуем новые форматы. Что касается нашего финансового положения после карантина, то иллюзий мы не питаем, потому что очевидно, что люди будут экономить. К тому же есть нововведение, по которому дети будут получать сертификаты на дополнительное образование в кружках. Их можно будет использовать, чтобы оплатить свое обучение в государственных учреждениях, и не исключено, что это отрицательно скажется на частных образовательных организациях. Поэтому наша задача — продолжать работать над качеством услуги и осваивать новые направления.

Компания «Про-Ток», производитель трансформаторных подстанций, директор и учредитель Анна Жираткова:

Как изменилась работа компании: Нам, как и всем, в марте пришлось уйти на самоизоляцию. Работаем дистанционно за исключением тех сотрудников, которые занимаются непосредственно сборкой оборудования и трансформаторных подстанций. Назвать этот период для компании простым нельзя, к тому же на него пришелся наш самый сложный заказ, который мы так и прозвали между собой — «коронавирусный заказ». Этот проект мы начали еще в начале года, но когда вошли в период самоизоляции транспортные схемы изменились, возникли проблемы с поставкой комплектующих, а заказчики стали вести разговоры об отсрочке платежей, ссылаясь на форс-мажор.

Но в результате мы выполнили заказ в срок и теперь продолжаем работать над другими проектами.

Про сокращения: В целом мы пережили весну спокойно. Проблемные или нет, но заказы были, и мы работали. Однако сейчас нас беспокоит наша потенциальная загрузка во втором полугодии. Если рестораны терпят убытки здесь и сейчас, то до нас цунами докатывается через некоторое время. Мы работаем с оборудованием для крупного бизнеса, который и в обычное время долго определяется, а в период изоляции, когда люди, принимающие решения, оказались на удаленке, эти процессы затянулись еще сильнее. И на сегодняшний момент, когда крупный бизнес живет текущей деятельностью и когда остановлены все инвестпроекты, очень сложно получить заказ.

Про поддержку: Наша отрасль не признана на государственном уровне пострадавшей, под пункты поддержки мы не попадаем и никакими видами мер не пользовались.

Ожидания и перспективы на будущее: Всё-таки поскольку наша деятельность связана с обслуживанием крупного бизнеса, который функционирует, мы будем продолжать работать и наращивать производство. Параллельно мы развиваемся как инноваторы и буквально на прошлой неделе участвовали в международной конференции Startup Village LiveStream ’20, на которой представили свой инновационный продукт — прототип низковольтного комплектного устройства (НКУ) Protok Smart с повышенными эксплуатационными характеристиками. Шкаф может служить как при −50 градусах, так и при +50. Это ноу-хау для российского рынка, которое может быть очень востребовано предприятиями, работающими в крайних широтах, и нам, безусловно, есть, куда расти.

Проект «Свалка», основатель Алексей Первухин:

Как изменилась работа компании: Наш проект многогранный: мы забираем у людей вещи, которые им не нужны, сортируем, а затем даём им вторую жизнь — продаем, отдаем на благотворительность. Свою деятельность именно в этом формате мы не останавливали ни на день и нам даже пришлось усилиться, потому что люди, оказавшись дома, начали разбирать свои завалы и чаще к нам обращаться. Единственное, продажи мы перевели с конца марта в онлайн-режим, стали активнее использовать Авито и Юлу, чаще проводить прямые трансляции в соцсетях.

Затем мы обратились в налоговую, чтобы расширить свой ОКВЭД (общероссийский классификатор видов деятельности, который определяет, чем именно занимается предприятие — прим.ред.) и начать легитимно заниматься оффлайн-торговлей. Дело в том, что у нас в продаже есть и товары народного потребления, и товары первой необходимости, в том числе, средства гигиены, посуда и многое другое.

В результате мы оказались востребованным островком, где красноярцы могли приобрести всё что угодно в период самоизоляции. Кому-то элементарно нужно было купить кружку-ложку, а кто-то и за мебелью к нам приходил. Очень востребованы сейчас книги, потому что книжные магазины закрыты, а читать через интернет любят далеко не все. Бывало, что поступали совсем неожиданные заявки. Например, спрашивали, есть ли у нас в продаже канализационные трубы.

Про сокращения: За апрель наш оборот упал на 51%, из-за чего мы вынужденно сократили зарплату сотрудников на 30-50%. В мае мы возвращаемся к полноценным заработным платам — сейчас для этого есть возможность, и перспективы нам тоже понятны. Самая большая составляющая наших расходов — это, конечно, аренда, но арендодатель «не душил» нас по поводу оплаты, и мы договорились об отсрочке на условиях, выгодных для обеих сторон.

Про поддержку: На наш проект распространяются преференции по компенсации зарплат трудоустроенных сотрудников, те самые 12 тысяч. Причем сотрудники налоговой сами на нас вышли и предложили подать документы, чему мы были удивлены. Мы быстро оформили необходимый пакет и уже получили перечисление.

Ожидания и перспективы на будущее: Своё будущее мы видим оптимистично, потому что наш проект нужный и социально значимый. За год миллионный город только одежды выкидывает на мусорные полигоны около 20 тысяч тонн. Мы же помогаем уменьшать мусорную нагрузку и вносим вклад в развитие культуры сознанного потребления. При этом мы работаем для разных категорий людей — и для тех, кто хочет сэкономить, и, например, для тех, кого интересует ретро и винтажные вещи. Ну, и на благотворительность, как правило, мы отдаем тонны вещей регулярно.

Компания «Яр Лайн», производитель авто- и бытовой химии, технолог Наталья Абакумова:

Как изменилась работа компании: С начала пандемии мы стали внимательно следить за рынком, были в постоянном контакте с поставщиками и клиентами. Благодаря этому уже в марте мы понимали, что средства для антисептической обработки рук становятся всё более востребованными.

Мы поставили перед собой задачу сделать антисептик, причем с таким составом, чтобы спирт оставался на руках в течение 30 секунд, убивая вирус, при этом он бы не сушил руки и долго сохранял антисептический эффект.

И вот буквально за ночь был готов рецепт антисептика, который основывался на рекомендациях для приготовления медицинских антисептических растворов и еще советских ГОСТах. Затем за считанные дни мы получили протоколы необходимых анализов и оформили разрешительные документы, а дальше встал сложный вопрос перестройки производства, потому что почти 70-процентный раствор спирта способна лить не каждая автоматическая линия. 13 марта, когда все вопросы были решены, мы выпустили первые несколько тонн антисептика.

Помимо средств для рук, на рынке оказались востребованы наши дезинфицирующие средства, которые изначально задумывались для удаления плесени и отбеливания. Также мы выпустили на рынок хлорные средства и восполнили дефицит подобных препаратов, который возник очень быстро.

Правда, мы столкнулись с тем, что наши клиенты в лице бизнеса получают выговоры от контролирующих органов, поскольку эти средства не внесены в реестр дезинфицирующих средств Роспотребнадзора, который определяет, что подходит для обработки поверхностей в период коронавируса. Хотя по составу наши препараты полностью соответствуют требованиям и имеют разрешительные документы как средства с дезэффектом. С середины марта мы утрясаем этот вопрос, но решение требует не только времени, но и денег. Стоимость внесения дезинфицирующего средства в официальный реестр — более 600 тысяч рублей, и это огромные деньги для предприятия малого бизнеса.

Про сокращения, стоимость продукции и доходы: Благодаря тому, что нам удалось достаточно быстро сориентироваться в новых условиях, мы полностью сохранили работоспособность и даже увеличили количество рабочих мест. Цех работал все это время в две смены. Еще один важный шаг, предпринятый нашим руководством, — держать цены для оптовиков и для розницы на одном уровне. Стоимость полулитрового антисептика составляет 300 рублей, независимо от того, заказал один потребитель три бутылки или целое предприятие заказало сразу несколько тонн. Поэтому в золоте мы не купались, хоть и очень много раз слышали предположения, что нас ситуация с пандемией обогатила. Не будем отрицать, что мы получили дополнительную прибыль, но только за счет огромного объема. Одна наша смена выпускала в этот период от 5 до 20 тонн антисептика.

Про поддержку: Мы получили помощь от министерства промышленности Красноярского края, когда на рынке стала ощущаться нехватка сырья, и цены на него начали чудовищно расти.

В течение 4 дней изопропиловый спирт, на котором мы работаем, вырос в цене от 100 до 500 рублей за килограмм. Но благодаря министерству мы смогли быстро получить качественный спирт от российского завода. Сыграл свою роль тот факт, что еще в прошлом году при поддержке КРИТБИ мы получили 15 млн рублей от Фонда содействия инновациям по программе «Коммерциализация». На эти деньги было куплено оборудование для запуска новой производственной линии, на которой впоследствии разливался антисептик.

Ожидания и перспективы на будущее: Наши перспективы наработаны и понятны. Мы продолжаем выпускать нашу основную линейку продуктов бытовой химии и средств по уходу за авто, продолжаем работать над выпуском удобрения. Думаем, что и антисептические препараты будут востребованы еще долгое время, поскольку люди элементарно привыкли обрабатывать и чаще мыть руки. В связи с этим мы уже выпустили новое антибактериальное крем-мыло. Сейчас мы планируем линейку антисептических средств, которые будут практически элитарными по качеству и оформлению упаковки, но останутся доступными по цене. Кроме того, мы продолжим развиваться в инновационном направлении. На данный момент мы готовим заявку на вступление в резиденты Сколково на базе КРИТБИ.

Будем надеяться, что эти примеры помогут красноярскому бизнесу встать на ноги после длительного перерыва. Напомним, что для компаний малого и среднего бизнеса в крае предусмотрены различные меры поддержки, подробнее о которых мы тоже рассказывали.

Кристина Иванова для интернет-газеты Newslab,
главное фото unsplash.com

Рекомендуем почитать