>
>
Восстание планеты обезьян/ Rise of the Planet of the Apes

Восстание планеты обезьян/ Rise of the Planet of the Apes

05.08.2011
13

Режиссер — Руперт Уайатт

В ролях: Джеймс Франко, Фрида Пинто, Энди Серкис, Джон Литгоу, Дэвид Хьюлетт, Дэвид Ойелово

Продолжительность — 110 мин

Иногда обезьяны возвращаются. В 2001-м году Голливуд, охочий до ремейков любой старой истории, вызывавшей в своё время резонанс, попробовал перезапустить важную в 70-х поп-культурную серию про планету обезьян руками Тима Бёртона. С результатами настолько, гм, причудливыми, что вернуться к этой теме рискнули только через десять лет, сейчас. «Восстание планеты обезьян» заходит с другой стороны — с самого начала. Получается как минимум любопытно.

С максимально широких позиций — в соревновании с прочими большими блокбастерами этого лета с компьютерными картинками — всё более-менее ясно. Не хуже «Капитана Америки» и «Тора». Почти на уровне с «Первым классом». На голову выше последних «Пиратов» и последних «Трансформеров» (хотя миллиардных сборов и тех, и других «Восстанию», ясное дело, не видать). Но есть и нюансы — которые, вот удивительное для летнего блокбастера с картинками дело, с максимально широких позиций не разглядеть; при этом именно в них-то и всё самое в «Восстании планеты обезьян» интересное.

У руля новой картины про ранние дни обезьяньего сопротивления был поставлен молодой перспективный англичанин Руперт Уайатт. Автор всего одного, но очень хорошего фильма «Побег из тюрьмы», Уайатт распоряжается студийными деньгами споро и с огоньком — это бодрое, энергичное, ухватистое кино, неполные два часа которого пролетают так стремительно и гладко, что даже не сразу замечаешь, сколько в «Восстании планеты обезьян» любопытных странностей.

Начнём вот с чего — сценарий в «Восстании» был явно довольно бестолковый. Абсолютно все люди тут, включая главных положительных персонажей, прописаны плоскими статистами, а концовка не особенно изящно подсмотрена у Гиллиама в «Двенадцати (хаха) обезьянах» (причем на нескольких уровнях). И вообще, похоже, единственное, что реально волновало сценаристов — это как бы половчее привязать свой фильм к старым «Планетам» и в финале красиво выйти на сиквел (выйти получилось, красиво — нет).

Так вот, оказавшись один на один с таким произведением, Уайатт делает смешную вещь — берёт и чисто режиссёрскими приёмами докручивает все недостатки сценария до такой степени, что глупая непродуманная история превращается во внятный и весело-злой человеконенавистнический манифест.

По структуре «Восстание» идёт более-менее традиционной дорогой биографического фильма о становлении личности — с поправкой на то, что в центре истории оказывается шимпанзе. Драматические обстоятельства появления на свет, элегическое детство, развитие, потом ключевые трагические события, толкнувшие его на путь революции — всё это воспроизводится в «Восстании» очень тщательно, как по писаному.

С определенного момента начинается чистосердечный фильм про тюрьму — и тут уж Уайатт, попав на любимые рельсы, включается в процесс на полную. Где-то через полчаса с изумлением понимаешь, что всё это время сидишь и смотришь довольно мощное тюремное кино со всеми прилагающимися — козлы-охранники, новичок и «паханы», завоевание авторитета, планы побега и всё такое прочее — в котором большую часть времени изъясняются не словами, а утробным уханьем.

При таком подходе на стороне зла автоматически оказываются человеческие существа — причем эта тема обыгрывается режиссером тоже довольно забавно. Здесь всё происходит по большей части не со зла, а по простому недомыслию. Натуральных козлов среди людей здесь немного (и все они в конце концов получают прямо в кадре по заслугам). Большинство же вроде бы безобидно — просто был один дурак, который настолько хотел вылечить папу, что не замечал ничего вокруг (дубляж главного героя голосом Алексея Чадова внезапно подчеркивает его некоторую, гм, бесхитростность). И был другой дурак, который просто хотел побольше денег. И ещё была дурочка из зоопарка, которая вообще хорошая, но могла только открывать рот и иногда говорить очевидные банальности, а ещё третий вечно хотел знать, зачем все слоняются вокруг его дома.

И вот все эти люди внезапно допустили историю, которая в конце концов трагически изменит весь ход человеческой истории к худшему — причём допустили как-то вот так, невольно, помимо себя. Если вдуматься, такой приговор даже жёстче — зло у людей получается даже не намеренно, а на пустом месте, просто так, когда никто ничего не имел в виду.

Но главная и одновременно самая крутая шутка Уайатта — в том, что эта остроумная песнь анти-человеколюбия аранжирована в крепкое и мощное развлекательное кино. С формой большого блокбастера он, даром что новичок, обращается на редкость уверенно — никакого мельтешения, никакого насилия над глазами, всё снято ярко, внушительно и внятно. Такими темпами фильма через два-три у нас будет, грубо говоря, новый Нолан. И это, пожалуй, самый приятный вывод из «Восстания планеты обезьян».

Вердикт Кочерыжкина - остроумное человеконенавистническое кино, убедительно маскирующееся под мощное летнее развлечение

Рекомендуем почитать