>
>
>
Книга: «Возрождение», Стивен Кинг

Книга: «Возрождение», Стивен Кинг

22.04.2015
8
Стивен Кинг
Фото: furfur.me

Его история таинственным образом переплетается с историей рассказчика — положительного героя прагматичного темперамента, без четко выраженных личностных особенностей, зато с преодоленной наркотической зависимостью, который уже невесть сколько времени с некоторыми косметическими поправками кочует из одного кинговского опуса в другой.

Первого зовут Чарльзом Джейкобсом, он бывший пастор-методист, после — ярмарочный фокусник и адепт «тайного электричества». Имя второго — Джейми Мортон, и во всем этом есть приятная книгофилам перекличка с «Темной башней»: «чар» там означало «смерть», и именно смерть сулит людям вроде бы исцеляющий их Джейкобс, тогда как фамилию Морт носил «толкатель»: негодяй, любивший подстраивать несчастные случаи ни в чем не повинным людям. Также и Джейми, впутавшись в зловещие дела пастора, в итоге спихивает под абстрактный поезд огромное количество народу. Роман предваряется цитатой из другого мэтра американской истории ужасов — Говарда Лавкрафта, поэта куртуазного и цветастого безумия, задумки которого Кинг в некоторой степени попытался перефразировать — и потому роль названного поезда выполняют Запредельные и Недобрые Сущности с неясной природой, которая так и не будет толком объяснена.

Разнообразных кино- и литературных и цитат из самого Кинга и широкого пула писателей-мистиков в книге предостаточно, и все они на редкость бесхитростны. Игры с именами и ситуациями ещё могут повеселить, однако какие-то сцены автор полностью заимствует из других своих текстов.

Привычно уже нет ни одного одушевленного персонажа — только бесхарактерные болванчики, обвешанные никак не раскрывающими их обстоятельствами и житейскими проблемами.

Слаб даже антагонист — попытка изобразить превращение доброго самаритянина в доктора Франкенштейна тщедушна, поскольку эта трансформация происходит за кадром: пастора нам демонстрируют от случая к случаю, с промежутками во многие годы, и живописуют в категоричных формулировках нестареющего Джейми.

Спурт
Резкое кратковременное увеличение темпа движения как тактический прием в скоростных видах спорта.

Роману «Доктор Сон» многие вменяли ходульную предсказуемость, но там был, во-первых, сюжет-триллер, а, во-вторых, небезынтересные размышления о феномене человеческого зла. Здесь же события не текут вовсе, но расплываются яркими пятнами то там, то сям, мистическая вселенная не проработана даже на уровне намеков. Финишный спурт привычно хорош, однако представляет собой чистейшую до комизма стилизацию под лавкрафтовскую эпику, которая обладает нужным градусом тревожности, но до того неожиданна, что вызывает лишь скептическую ухмылку. В каком-то смысле этот художественный эксперимент автора даже занятен: в отличие от повестей Лавкрафта, в которых несчастные людишки постепенно осознавали масштабы противостоящих им воистину космических сил и сходили с ума, Кинг всегда потрясающим образом измельчал и обытовлял великого и страшного противника, порой жестоко обманывая читателей (и вновь лучший пример этого — не к ночи упомянутая «Темная башня»).

— Воля человека должна быть продолжением воли Божьей, — отбарабанил я, цитируя последний урок. — А еще, если соединить положительный и отрицательный полюса аккумулятора проводом, будет короткое замыкание.
— Верно, — согласился отец, — и поэтому надо быть особенно осторожным, когда «прикуриваешь». Но мне непонятно, какое отношение это имеет к уроку по христианству.
— Это к тому, что, когда поступаешь плохо, чтобы сделать что-то хорошее, ничего хорошего не получается.
— Ясно. — Отец взял последний номер журнала «Car&Driver» с крутым «Ягуаром-ХК-Е» на обложке. — Знаешь, Джейми, есть такое выражение: дорога в ад вымощена благими намерениями. — Он на секунду задумался и добавил: — И освещена электрическими фонарями.

Одно в романе хорошо — симпатичный бэкграунд в духе позднего Кинга и его «Джойлэнда». События бегут из шестидесятых прямиком в наше время: музыкальные стили, поцелуи на заднем сиденье подержанного авто, странствующие ярмарки, отголоски «холодной войны» и первые «макинтоши». Трава ярче, солнце зеленее; словом, Кингу пора завязать с ужасами и написать, наконец, свой настоящий американский роман.

АСТ, 2015 — 416 стр. Тираж — 4 000 экз.

Кроме «Возрождения», на сайте ЛитРес вас ждут еще 380 000 книг

Рекомендуем почитать