>
>
>
«До сих пор боюсь метро»: как красноярцы Москву покоряют

«До сих пор боюсь метро»: как красноярцы Москву покоряют

10.05.2017
21

Анна Жданова, маркетолог

Я переехала в Москву в 21 год. Мне было легко решиться на переезд. Причины весьма прозаичны. У меня была временная депрессия и просто необходимо было куда-то переместиться из Красноярска. В Москву за год до меня переехала моя сестра с мужем и предложила перебраться к ним, развеяться, а, может, и остаться насовсем. Я согласилась, но сам факт того, что это Москва, не играл роли, — предложили бы переехать в Чебоксары или Уссурийск — поехала бы и туда.

Первые несколько дней я ходила по городу как турист, жадно впитывая информацию. Просто представьте, дети, которые в пятом классе изучают историю России, в Москве могут после урока пойти и посмотреть на темницу, где была заключена жена Ивана Грозного в Новодевичьем монастыре, или посетить храмовый комплекс Кремля, где хранятся гробницы великих князей!

Я сразу же начала искать работу, а потом и жилье. К слову, работу нашла ровно за один месяц, по специальности, с окладом, которого хватало на аренду квартиры пополам с соседкой и скромную жизнь. Освоилась довольно быстро: семья поддерживала во всем, и я знала, что мне есть куда вернуться, если что-то пойдет не так.

Уровень расходов здесь совсем другой, развлечения и различные услуги стоят ощутимо дороже, поход в кинотеатр вдвоем (билеты, попкорн и кола) обойдется минимум в 1500-1700 рублей, качественный маникюр — 3000 рублей. Зато есть уйма способов сэкономить: одежда — дешевле, если ты студент, с голоду не умрешь, ведь в магазинах типа «Ашана» есть собственные торговые марки эконом-сегмента. А дороговизна некоторых аспектов жизни компенсируется зарплатами, которые выше, чем в Красноярске.

Лично у меня есть страх, что Москва может подвергаться террористическим атакам — в метро мне даже и через шесть лет страшно ездить. Отсутствие московской регистрации на меня давило только первые пару месяцев и то из-за того, что дома многие говорили, что она важна. Сейчас у меня есть московская прописка, но мою ценность как человека она не подняла.

Больше всего мне не хватает красноярской природы, наполненной своей первобытной красотой и историей. Мне обидно от того, как заколачивают последние гвозди в ее гроб. Я своими глазами видела этот купол смога над городом: зрелище кошмарное, а в самом городе перманентная химическая вонь. Откровенно скажу, когда говорят, что Москва загазованная, у меня на лице появляется ухмылка.

Ксения Малышевская, ученый

Первые три курса я училась на биофаке СФУ и, честно говоря, сильно там заскучала. Во многом учеба была слабая, нам задавали такую планку, что не сдать экзамены было физически сложно! На 4 и 5 курс я уехала в наукоград Пущино, маленький город под Москвой, в котором больше десятка научных институтов. Я прошла конкурсный отбор в Институт белка, лабораторию структурных исследований аппарата трансляции. Я осталась студентом СФУ, но получила право на индивидуальный план обучения, чтобы проходить специализацию по молекулярной биологии в Пущино и сделать там дипломную работу.

Материалы по теме
Топ-5 красноярских ученых новой волны
Какими научными прорывами отметились в уходящем году ученые Красноярска

В прошлом году я поступила в магистратуру МФТИ (да, на «Физтехе» тоже есть немного биологов) и перебралась в Москву. С полученным в Пущино багажом опыта и знаний у меня не было проблем ни с поступлением, ни с тем, чтобы найти место в одном из лучших НИИ Москвы — Институте биоорганической химии, в лаборатории биофотоники. Сейчас я работаю над созданием различных флуоресцентных меток и сенсоров для биологических и медицинских исследований.

С одной стороны, в Москве удобно жить — тут можно отыскать все, что угодно, не нужно ждать доставку из интернет-магазинов больше пары дней, легко найти дешевые билеты для путешествий — в Европу можно позволить себе съездить даже на выходных. Но именно жить мне в Красноярске нравилось гораздо больше. Москва ужасно перегружена, тут все слишком: слишком большие расстояния, слишком много людей, слишком шумно. А еще — погода! Тут нет нормальной зимы, к этому мне никогда не привыкнуть. Снег тает в момент, когда касается земли, повсюду слякоть... А пушистые сугробы — редкое и короткое удовольствие, как и солнечная погода.

Возможностей в плане работы, учебы, саморазвития тут очень много. Огромное количество интересных людей, лекций, событий и мероприятий, часто бесплатных — недавно вот я ходила на «Суд над гомеопатией», а моим друзьям в Красноярске пришлось смотреть трансляцию.

По Красноярску я скучаю невероятно. По семье, по друзьям, по родным местам, по академовскому лесу и по любимому попугаю. Никогда не упускаю возможности съездить домой, и кстати, так и не научилась называть словом «дом» никакое другое место.

Владислав Моисеев, журналист

Причина переезда была очень простая: я учился на журфаке и дико фанател от журнала «Русский репортер». Он как раз был на пике формы, многие мечтали туда писать. И когда мне на третьем курсе (2011-2012 гг.) предложили работать там, я собрался и уехал. Мне совершенно не нравился телевизор, а в Красноярске (кроме телеканалов) никто особенно ничего интересного и не делал, рынок был апатичный и гомогенный.

Владислав Моисеев
Фото из личного архива

Поначалу казалось, что в Москве какое-то неприличное количество возможностей, можно реализовываться до посинения. Тут и гигантское количество недостатков: грязный воздух, конские цены на жилье, урбанистика, все это бесконечное копошение и адская мясорубка, совершенно иной темп, в котором не живут, а только зарабатывают.

И последнее по-настоящему получается далеко не у всех: амбициозные растиньяки приезжают, ничего не добиваются и просто по инерции оседают на орбите столицы, как космический мусор. В целом, это можно сказать и про меня.

Но в Москве действительно интересно, тут постоянно происходит какая-то невероятная культурная жизнь. Я был во многих городах мира, и с Москвой в этом отношении могут потягаться лишь единицы. И я даже не знаю, что лучше: комфортно, но скучно, или тяжело, но интересно. Раз я здесь, то, наверное, второе. По крайней мере, так бы я ответил лет пять назад. Сейчас я хорошо понимаю, что интересность Москвы — штука довольно хрупкая и лишь косвенно связанная с территорией.

Разумеется, я скучаю по Красноярску. Но с каждым годом всё меньше. Это уже совершенно другой город. Раньше я шел по улице и встречал с десяток знакомых, а теперь никого. Мои любимые заведения закрываются, меняется сетка маршрутов, однокурсники отфренживают из «ВКонтакте» за ненадобностью. И это вполне естественно. Я скучаю по Красноярску восьмилетней давности.

Но на самом деле всё отлично, и уезжать из Красноярска просто необходимо. Я уверен, что нужно менять города и страны, постоянно получать новые знания и ощущения, быть там, где происходит что-то действительно важное и настоящее. Я понял это благодаря своей репортерской работе: вчера я в Комсомольске-на-Амуре, завтра — в Гонконге, послезавтра — в Копенгагене. Менять обстановку всегда очень продуктивно, возникает совершенно иное чувство мира.

Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab.ru

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать