>
>
>
«Без страховки тут лучше не болеть»: как Даша стала терапевтом в Нью-Йорке

«Без страховки тут лучше не болеть»: как Даша стала терапевтом в Нью-Йорке

18.08.2017
33

Расскажите о себе — где вы родились, где учились, кем работали до переезда?

Даша, Кирилл и Кира

Я — маленькая девочка Дашенька. Родилась и росла в Красноярске, жила на Вавилова возле Института цветных металлов, где преподавали бабушка и дедушка, ходила в школу № 40, потом еще в художку. Я была тихой и книжной девочкой, регулярно чувствовала себя чужой среди одноклассников, поэтому, когда в 13 лет родители сказали, что мы собираемся переехать жить в США, я очень обрадовалась. Мне тогда казалось, что в волшебной Калифорнии люди будут другие, не такие скучные, как тут, с интересами, не ограничивающимися прыжками по партам и курением за школой...

Но чуда не произошло и в 16 лет я решила, что поеду обратно в Красноярск к бабушке. Закончила школу, поступила в Медицинский, закончила институт, встретила мужа Кирилла, нашла собаку Феклу.

Нужно ли готовиться к переезду? И как было в вашем случае?

Ответ на этот вопрос зависит от трех факторов: кто вы, куда вы хотите переехать и чем планируете там заниматься. Если вам 20 лет, и вы не против работать на неквалифицированной работе, или если вам 70 и вы намерены медленно тратить свои многомилионные сбережения, грея кости в какой-нибудь азиатской стране, можно, наверное, и не готовиться. Хотя, наверняка не скажу, я пока ни в той, ни в другой ситуации не была.

К возможности своего последнего переезда я готовилась основательно, хотя само решение поехать принимала уже после того, как узнала, в какую больницу меня зовут. Доучившись в меде, я подтвердила подлинность диплома в специальной организации в США (ECFMG), сдала экзамены USMLE, которые сдают все выпускники американских медвузов, сходила на 15 собеседований в разные больницы и, как итог всех этих мероприятий, в 2013 году получила место в ординатуре по терапии на Лонг-Айленде, в пригороде Нью-Йорка.

Спустя год ко мне приехал и мой муж Кирилл, а за ним — наша собака Фекла.

Сразу оговорюсь, у меня в это время была грин-карта. Но без нее этот путь тоже вполне осуществим, просто к поездкам на экзамены и собеседования нужно будет добавить также поездки в консульство за визой. А на время самого обучения больница делает ординаторам J1 визы.

Переезд за рубеж в вашем случае — это уехать туда? Или уехать отсюда?

Оба этих формата исчерпали себя, когда мне было 13-16 лет. С тех пор я научилась не использовать место жительства как элемент самоидентификации. И вообще, о своем переезде думаю скорее как «поехать», чем «уехать». У меня сейчас здесь есть интересная мне работа и зарплата, позволяющая не задумываться о том, сколько стоит молоко в магазине, поэтому пока я живу здесь. Но останавливаться на этой стране и на этой работе мне бы не хотелось. Не потому, что мне тут плохо. Мне отлично, но ведь есть еще столько всего интересного в мире...

Пять самых больших различий России и Америки?

1. Пространственное разделение социальных слоев. Очень часто от переехавших в США граждан можно услышать, что в этой стране нет хамства, давки в очередях, мусора на улицах и прочих неприятных вещей. На самом деле в США всё это есть. Другое дело, что большинство профессиональных иммигрантов попадают в среду того социального слоя, в котором этого нет.

Социальное расслоение здесь формировалось десятки или даже сотни лет. Есть семьи, которые до сих пор помнят, сколько у них когда-то было рабов. И живут они, как правило, в районах без хамства, очередей и мусора. При этом всего за несколько миль от них есть другие районы, где драка в очереди к кассе в супермаркете — событие вполне будничное. Два этих социальных слоя практически не пересекаются, они ходят в разные магазины, их дети не играют друг с другом, учатся в разных школах... В России же, вероятно, из-за Октябрьской революции и последующего краха СССР, социальные слои перемешаны — в одном подъезде могут жить и спившиеся кочегары, и сотрудники НИИ. К взаимному неудовольствию и тех, и других.

2. Совершенно иная система здравоохранения. Здесь нет, например, скорой помощи в привычном нам понимании.

Материалы по теме

С тех пор, как создавалась служба скорой медицинской помощи, медицина сделала все-таки шаг вперед. Так что, чтобы оказать пациенту с острым заболеванием помощь, соответствующую современным стандартам, врачу понадобится не только стетоскоп, но еще и лаборатория, аппарат УЗИ и томограф. Всего этого дома у пациента, естественно нет. А, значит, и врачу там делать нечего.

Заболел — едешь в больницу. Находишься в угрожающем жизни состоянии — звонишь (или это делают за тебя очевидцы ЧП) в 911. Приезжает скорая, которая, во-первых, осуществляет транспортировку пациентов до больницы, во-вторых, проводит необходимые реанимационные мероприятия, чтобы больной, по возможности, не скончался до прибытия в больницу.

При этом врачей на скорой в США нет — советы про скачущее давление и расшалившиеся сосуды давать некому. Кстати, вызвать на дом терапевта тоже практически невозможно. Зато есть огромная система реабилитационных центров, где людей после инсульта, замены суставов, просто длительной госпитализации, заново учат ходить, подниматься по лестницам, водить машину и так далее.

3. Децентрализация. Если в России жизнь есть только в Москве и немного в Питере, то в США интересные проекты и карьерные возможности есть в десятках городов по всей стране. А свой маленький банк, библиотека и аэропорт есть практически в каждой деревушке.

Большие многопрофильные больницы тоже есть не только в Нью-Йорке и Вашингтоне. Иногда, добираясь до интервью, я удивлялась, как меня вообще могло занести в такое странное место, но больница при этом оказывалась первоклассной. Часто в сельской местности госпиталь становится гордостью населенного пункта. Так, например, в одном городке в Канзасе каждый год в июле вывешивают большой билборд с фотографиями новых ординаторов больницы.

4. Социальная поддержка. Это как раз тот случай, когда оба варианта хуже. Но хуже по-разному.

Да, в США значительно проще быть инвалидом. Если кто-то с 2 лет ел только гамбургеры, ни дня в жизни не работал, а к 25 обнаружил, что у него диабет, терминальная степень почечной недостаточности и нет никакой возможности передвигаться без инвалидного кресла — он получит социальное жилье, сиделку и субсидии на еду. В то же время бабушка, проработавшая всю жизнь за скромную зарплату и получающая пенсию $1000 в месяц, на бесплатную сиделку претендовать не может, потому что считается слишком богатой. Декретного отпуска тоже нет, но желающие могут посидеть дома целых 3 месяца за свой счет.

5. Удобство потребления. Я не помню, когда в последний раз была в магазине. Все, что мне нужно — продукты, одежду, шампунь и мебель — можно заказать онлайн.

Есть Amazon prime с его бесплатной двухдневной доставкой (и тут мы возвращаемся к пункту про децентрализацию и аэропорт в каждой деревне), есть их же сервис доставки продуктов Amazon fresh. С маленьким ребенком тратить время на поездки по магазинам за едой и туалетной бумагой совсем не хочется, поэтому возможность заказывать в интернете очень выручает. Если что-то вдруг не пришло, пришло помятым/побитым, или не соответствует описанию — деньги возвращают без лишних вопросов. Не потому, что они такие хорошие, а потому что отдать мне $10 получится дешевле, чем потерять меня как клиента.

Вы чувствуете себя чужой в Америке? Как живется русским?

Чужой — сложно сказать. Не более, чем в Красноярске, наверное. Принято говорить, что Америка — страна иммигрантов, тут все откуда-то приехали и никто не чужой. Для Нью-Йорка это в какой-то мере справедливо, большинство местных жителей откуда-то приехали, если не из другой страны, то хотя бы из другого штата. А вот в соседнем Вермонте ситуация совсем иная, и там иммигранты выделялись бы значительно больше.

Наш круг общения здесь состоит, в основном, из таких же иностранцев, как мы. Возможно, отчасти это объясняется тем, что мы в Нью-Йорке, и вероятность встретить иностранца тут выше, чем американца. Но, мне кажется, дело также и в том, что у выросших здесь людей нет большой потребности начинать дружбу с приезжими. У них есть друзья, с которыми они ходили в школу, которые смотрели те же мультики, играли в те же игры, болели за те же команды, что и они.

Трудно ли найти работу/жилье? Чем вы занимаетесь сейчас?

Сейчас я работаю терапевтом в одной из крупных больниц на Лонг-Айленде. Терапевт здесь ведет всех пациентов, которых не планируют оперировать хирурги. И с сердечной недостаточностью, и с желудочным кровотечением — разнообразия хватает. При необходимости можно звать узких специалистов в качестве консультантов, но если уверен в своих силах, можно и не звать. После прохождения ординатуры и получения лицензии работу врачом найти не сложно.

Такой сертификат выдают за окончание ординатуры по терапии и успешную сдачу квалификационного экзамена.

С получением места в ординатуре совсем другая история. Распределение мест происходит через специальный алгоритм national residency matching program (NRMP). Весь процесс начинается в июле, когда кандидаты заполняют свой профиль в специальной веб-системе ERAS. Туда попадает всё — место учебы, научные публикации, баллы за экзамены, рекомендательные письма коллеги и так далее. В сентябре они рассылают свой профиль в интересные им больницы, а те, пересмотрев несколько тысяч полученных заявлений, выбирают, кого пригласить на собеседование.

Сезон собеседований продолжается примерно с октября по январь. В феврале кандидаты составляют в специальном веб-приложении список больниц, в которых они побывали на интервью и хотели бы работать — от наиболее понравившейся к наименее. Больницы составляют такой же список желающих у них работать. В марте специальный алгоритм сопоставляет эти списки и объявляет, кто и куда попал. Все радуются, заполняют документы, при необходимости получают J1 визы, и с 1 июля идут учиться.

Сложность заключается в том, что мест в ординатуре всегда меньше, чем желающих их получить. Чем престижнее специальность, тем больше конкурс. Если выпускники американских медвузов попадают в ординатуру практически всегда, то у иностранцев вероятность успеха составляет примерно 60%. У NRMP есть статистика, там можно посмотреть точные цифры. Обычно для увеличения своих шансов на попадание в ординатуру иностранцы подают заявление в большое количество программ. Это работает, но обходится не дешево, так как за подачу заявления в каждую программу нужно платить.

Боб встречает меня в отделении у ортопедов

Уезжая из России, с чем/кем было тяжелее всего расставаться?

С мужем и собакой. Но они приехали ко мне позже. Еще очень сложно заботиться о бабушке на расстоянии.

Экономика вашей новой жизни: больше/меньше зарплата, больше/меньше траты?

Сейчас траты, конечно, больше. Кирилл писал, что один раз съездить на работу обходится ему примерно в 40$ (2,3 тыс. рублей). Я для себя эту цифру даже считать не хочу, потому что в нее будет входить оплата няни по 15$ (900 рублей) в час и получится очень много.

А вот когда я только переехала, жила одна и училась/работала в ординатуре по 80 часов в неделю, на жизнь у меня уходило примерно 1600$ (95 тыс. рублей) в месяц. При этом как-то особо экономить я не старалась, просто много работала, а большую часть свободного времени проводила, общаясь с мужем по скайпу.

Очень часто меня спрашивают про стоимость медицины в США. И это не такой простой вопрос, как кажется. Если в России можно просто пойти в лабораторию и сдать какие-то анализы, сделать УЗИ, и так далее, то тут так не получится. Чтобы у вас взяли хоть каплю крови или подпустили к рентген-аппарату, нужно направление от врача. Предполагаю, что подобная ситуация напрямую связана с практикой медицинских судебных исков. Лаборатории ведь совсем не хочется отвечать в суде перед родственниками пациента, который внезапно скончался всего через два года после того, как сдал у них анализ мочи.

В одном из маленьких уютных городков на острове

Кстати, такая же история и с лекарствами. Без рецепта в аптеке вам продадут только парацетамол и витамины. Даже если вы профессор медицины и принимаете это лекарство уже 15 лет.

Кроме того, стоимость приема у врача, анализов, УЗИ, пребывания в больнице, зависит то того, какая у вас страховка и есть ли она вообще. Скорее всего, при отсутствии страховки, с вас захотят взять за лечение весьма немаленькую сумму. Однако ни к себестоимости оказанных услуг, ни к тому, сколько за них заплатила бы страховая, эта цифра никакого отношения не имеет.

Отсюда вывод, что без страховки в Америке лучше не болеть. Но если вам вдруг понадобилась неотложная помощь в связи с угрожающим жизни состоянием, вам ее окажут, даже если у вас нет не то, что страховки, а вообще никаких документов. А если не окажут — у вас, или, при печальном стечении обстоятельств, у ваших родственников, будет отличная возможность отсудить у больницы несколько миллионов долларов. Конечно, поставив вас на ноги, больница начнет слать вам письма и пытаться получить с вас хоть какие-то деньги. Но это уже будет потом.

Материалы по теме

Страховку обычно оплачивает работодатель, но можно её купить и самостоятельно. Самая дешевая медстраховка в Нью-Йорке на одного человека обойдется примерно в $400.

Наличие страховки еще не значит, что вы вообще ничего не платите за медицинские услуги. Так, в среднем, визит к терапевту со страховкой стоит 20$ (1,1 тыс. рублей). Без страховки — порядка 200$ (11,8 тыс. рублей).

Сколько вы уже живете в США? Были ли мысли вернуться в Россию?

С июля 2013 года. Мыслей вернуться нет. В одну реку нельзя войти дважды. Мысли поехать жить и работать в Красноярск есть, но для меня это будет уже не возвращение, а новый переезд.

Дарья Бледнова специально для интернет-газеты Newslab.ru,
фото из личного архива

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать