>
>
«Как так угробили район?»: что стало с красноярскими дворами от ГорДК до БСМП

«Как так угробили район?»: что стало с красноярскими дворами от ГорДК до БСМП

15.04.2019
41

Красноярск сильно вырос с 1960-х, и сейчас этот район — далеко не окраина. Он и сам увеличился: прирос кварталами на Лесопарковой и Крупской. Теперь его называют «районом ГорДК» или «районом БСМП», а название «Комсомольский городок» с ностальгией вспоминают в основном старожилы. Что еще изменилось за прошедшие годы?

Мы пообщались с бывшими жителями этих кварталов, прошлись по улицам, и вот что из этого вышло.

Вид на район БСМП с 16 этажа

Анна провела здесь детство, она рассказала нам:

«До 7 лет я жила на улице Крупской, в панельной пятиэтажке. Можно сказать, на краю мира: Ветлужанку только начинали строить, Серебряного и в планах не было. За улицами Забобонова и Лесопарковой начинались дачи. Родители получили эту квартиру в конце 60-х, когда БСМП еще не построили. Там были яблоневые сады. Строители больницы обошлись с ними аккуратно, вырубив ровно столько, сколько нужно. Остальное сохранили, и весной, во время цветения, было очень красиво. Район вообще был очень зеленый. Но у людей становилось больше машин, улица Крупской расширялась, тротуары сужались, и яблони вырубили».

Недвижимость здесь можно назвать дешевой — кирпичные и панельные дома постройки 1960-1980-х, из которых в основном состоит район, редко стоят дорого. Комнату 13 м² на Высотной, в общежитии с удобствами на этаже, можно купить всего за 450 тыс. рублей. Полноценную однокомнатную площадью 33 м² в панельном доме 1984 года на Крупской продают за 1,6 млн. На этой же улице двухкомнатную 44 м² в кирпичной хрущевке можно купить за 2,1 млн. Цена на трехкомнатные начинается с 2,5 млн рублей. Самая дорогая квартира, которую нам удалось найти, продается за 16,8 млн рублей. Это просторная трехкомнатная площадью 177 м² на Курчатова, 1А.

«На месте сквера „Серебряный“ был базарчик, — вспоминает Анна начало 80-х. — По выходным со стороны Ветлужанки привозили продукты. Причем не на машине, а на лошади с телегой. Лошадь можно было погладить и угостить яблоком. А местом для игр был парк при БСМП. Нынешних матерей он поставил бы в ступор — это была площадка перед моргом. Зимой мы строили там горки и крепости, а летом катались на велосипедах. Периодически кто-то из детей постарше пытался дотянуться до высокого узенького окошка и заглянуть внутрь. При этом родители совершенно не боялись отпускать нас на территорию больницы, потому что за нами присматривали и соседи, которые там работали, и больные».

Второй наш собеседник, Евгений, вырос в этом районе. И вот его воспоминания:

«С 1974-го по 1984-й я учился в школе № 72, что на Курчатова, прямо напротив психиатрического диспансера. Мы с друзьями лазили на территорию этого заведения. Там была своя атмосфера — по двору гуляли Наполеоны и Бобби Халлы (канадский хоккеист, популярный в 1970-е)... Еще помню бараки, вытрезвитель и спецприемник на 2-й Хабаровской, ну и конечно, БСМП — „тысячекоечную“. В детстве для меня она была символом мощи советского здравоохранения. Особенно после того, как на планах эвакуации больницы я увидел еще несколько подземных уровней».

Детство советских школьников в Комсомольском городке было насыщенным:

«После школы я и почти все мои одноклассники занимались спортом — кто лыжами, кто хоккеем, кто дзюдо, — говорит Евгений. — Я занимался подводным плаванием в бассейне „Рассвет“, который неподалеку. Работали детские клубы „Стрела“ и „Искатель“. Много бесплатных занятий давал нам СССР. Сейчас я живу на Калинина, иногда заезжаю на Курчатова в „Наш театр“. Мне нравятся постановки самодеятельных актеров. А вот район моего детства в его сегодняшнем виде мне не нравится. Раньше было зелено и просторно. А теперь — заставленные машинами дворы, пыль».

Гуляя по дворам Комсомольского городка, мы пообщались с Тамарой. Оказалось, что она навещала здесь приятельницу, но знакома с районом с 60-х.

«Я сама с ул. Кецховели, а тут, в одном из первых домов, жила моя подруга по 21-й школе. Однажды я пошла к ней в гости. Это были 60-е, „городок“ еще только строился, идти пришлось по дощатым настилам, проложенным прямо по грязи. Дальше Телевизорного завода Красноярска нет — так мне тогда казалось. Шла я и думала: „Куда иду? Как потом выбираться?“ Кварталы эти возводили вокруг Телевизорного, где многие местные и работали. Стройка закончилась, люди обжились, дворы стали тихими и зелеными. А сейчас ни завода, ни комсомольцев. Я шокирована тем, что стало с районом. Дома обветшали, везде мусор, грязь, машины на газонах. Асфальт разбит, стены исписаны, от деревьев остались пни и столбики. Как так угробили район?»

Если вам нравятся фотопрогулки по красноярским микрорайонам, посмотрите вместе с нами на Цементники, Ветлужанку или Солнечный.

Интернет-газета Newslab.ru

Рекомендуем почитать