>
>
Артемий Троицкий: «Этническая музыка – тот самый безопасный и неотразимый способ удовлетворить себя музыкально в отсутствие рок-н-ролла»

Артемий Троицкий: «Этническая музыка – тот самый безопасный и неотразимый способ удовлетворить себя музыкально в отсутствие рок-н-ролла»

19.07.2004
0

Журналист, музыкальный критик, продюсер.

Родился в г. Ярославле в 1955 году. Жил и работал в Москве, Чехословакии и в Лондоне.
Первая большая публикация - статья о группе Deep Purple в журнале «Ровесник» (1975). После этого их было много в разных изданиях.
В конце 70-х - начале 80-х годов Троицкий занялся организацией подпольных рок-концертов и фестивалей.
В них принимали участие «Машина Времени», Майк Науменко, «Кино» и другие известные группы и музыканты.
Издал книги "Рок в Советском Союзе" (1990 г.), "Тусовка: что случилось с советским андеграундом" (1990 г.), "Интересные времена" (1999 г.), "Тусоводитель по Москве" (2001).
С 1990 по 1996 год у А. Троицкого выходила с небольшими перерывами популярная радиопрограмма "Ковчег дяди Ко". С 1997 года и по сей день в эфире звучит его программа "ФМ Достоевский" (Эхо Москвы).
В 80-90-х годах участвовал в создании телевизионной «Программы А». В 1991 году стал главным редактором музыкальной редакции новообразованного Российского телевидения (программы "Рок-кафе", "Тишина номер 9", "Музыка в стиле Пепси", "Экзотика", "Программа А"). Ушел в начале 1994 года.
1994-96 гг. - заведующий музыкой на канале НТВ, ведущий известной программы "Кафе Обломов". С 1995 года также - основатель и первый главный редактор русского журнала «Playboy». В 1997 году «Кафе Обломов» в течение года выходит на РТР, а уже в первом полугодии 1999 Троицкий делал программу "Культтовары" на канале «Культура».
2001 год - выход на экраны фильма Downhouse, в котором Троицкий сыграл роль Тоцкого. На саундтреке к фильму имеется его песня "Снег с ее волос" - это второе появление Артемия на CD.
Активно продолжается начавшаяся в 2000 году колонка Диверсантъ-Daily на портале estart.ru.


Артемий Троицкий

С известным музыкальным критиком Артемием Троицким мы встретились неделю назад на II Сибирском фестивале мировой музыки «Саянское кольцо», куда он был приглашен в качестве председателя жюри. Причем, уже не в первый раз. С этого и начался наш разговор

Артемий Кивович, Вы уже второй год подряд принимаете участие в этом фестивале. Чем он Вас так привлекает?

Многим. Во-первых, здесь хорошая музыка, а главное – необычная: ну где бы я ещё услышал тех же телеутов? Кроме того, Шушенское - прекрасное место, и тут очень симпатичные люди. Так что у меня не было ни малейших причин, чтобы сюда не приехать. За исключением, разве что, комаров. (Улыбается)

Что, и бытовые условия устраивают?

Устраивают, но с маленькой оговоркой: всё-таки, было бы лучше, если бы домики на турбазе были обеспечены санузлами.

А уровень участников фестиваля сильно изменился по сравнению с прошлым годом?

В этом году все несколько разнообразнее, и, конечно, фестиваль очень обогатили своим присутствием северяне - якуты, ханты, манси... Да и в целом уровень фестиваля выше. В прошлом году было больше исполнителей, которые совсем не имеют отношения к тематике данного фестиваля. К сожалению, и в этом году такие тоже есть, но их заметно меньше. Кроме того, мне понравилось, что звук стал намного лучше. Год назад он был, прямо скажем, неважненький.

Вы все время были таким адептом рок-музыки, и вдруг Вас потянуло на фолк…

А что вас удивляет? Я всегда интересовался самой разнообразной музыкой. Что же касается рок-музыки, то интерес к ней у меня угасал, и потихоньку угасает по сей день. Но это связано не с тем, что я становлюсь старее, равнодушнее или менее авантюрным. Просто рок-музыка, как известно, сама по себе сейчас оставляет желать лучшего. Она тихо тлеет, и давно уже забыла о тех высотах, на которых находилась еще лет 30 тому назад. Поэтому, если не отходить от музыки в область кулинарии или компьютерных технологий, то, естественно, нужно искать какие-то новые источники вдохновения. А всевозможная этническая музыка – тот самый безопасный и неотразимый способ удовлетворить себя музыкально в отсутствие рок-н-ролла.


Шаманка Ай-Чурек (Тыва)

И все-таки, из отечественных рок-музыкантов Вам сейчас хоть кто-то интересен?

Рок-музыкантов, которые были бы мне по-настоящему интересны, я сейчас в стране не вижу. Есть некоторые старички, которые мне всегда нравились, в первую очередь - это Петр Мамонов. Кроме того, я всегда был поклонником ленинградской группы «Н.О.М.», считаю, что до сих пор они несколько лучше, чем группа «Ленинград», хотя и «Ленинград» мне тоже симпатичен. Из ребят помоложе - Илья Лагутенко, последний альбом «Мумий тролля», «Похитители книг», исключительно хорош, - на мой взгляд, это лучшее, что они записали. Так что я с симпатией и умеренным интересом отношусь к тому, что происходит в нашей рок-музыке, но, к моему большому сожалению, не вижу в ней сильных молодых ребят. Ну не говорить же нам о группе «Звери», правда?

А с чем связано это угасание, как Вы считаете?

Со многими обстоятельствами, в том числе, может быть, ещё и чисто биологического свойства. Каждое направление, также как и каждый организм, - они проходят стадию вдохновенного роста, некоего пика признания, после чего начинают потихонечку увядать. Это случилось несколько раньше с джазом, который на сегодняшний день, как мне кажется, вообще окончательно сдох и превратился в какую-то фоновую или салонную музыку для «новых русских» или каких-нибудь там старых американцев. В общем-то, примерно по тому же пути идёт и рок, который сейчас вряд ли кто-то воспринимает более серьёзно, более истово, чем просто некий жанр в общем контексте поп-музыки.


Сергей Старостин и Ондар Конгар-Оол

Артемий Кивович, когда-то Вы издали первую в России рок-энциклопедию. Нет желания заняться подобными исследованиями в области World music?

Нет, потому что, когда я писал о русском роке - это был порыв вдохновения. В тот момент мне это было очень интересно - хотелось высказаться, понимаете? А графоманией я не страдаю и считаю: если не можешь писать - не пиши. Поскольку я легко могу об этом не писать, то не хочу портить древесину.

Продолжаете ли Вы сейчас заниматься издательской деятельностью?

Я работаю в издательском доме Independent Media, пописываю во всякие наши газеты, журналы, иногда издаю какие-то книжки. Чаще всего я пишу в журнал «Космополитэн» - печатаюсь там каждый месяц в своей колонке. Кроме того, у нас есть и другие журналы, в частности, «Man’s Health», где я тоже время от времени публикуюсь. Кстати, и в «Playboy» до сих иногда пишу, хотя они перешли в другой издательский дом. Но я поддерживаю с ними отношения как основатель.

Вы пишите исключительно на музыкальные темы?

Только в глянцевые журналы. На свою страничку в Интернете Диверсантъ-Daily я пишу на самые разные темы, от политики до спорта.

А почему Вы расстались с журналом «Playboy»?

Честно сказать, это такая старая и давно затухшая история, что мне даже не интересно сейчас об этом говорить.

То есть, для Вас это уже пройденный этап?

Причем давно и очень основательно. То, что я сохранил с ними какие-то отношения, ещё не означает, что я по-прежнему активно включён в эту историю.

Артемий Кивович, а с телевидением у Вас роман продолжается?

У меня с ним очень вялый роман. На самом деле, не хотелось туда возвращаться, и программа «Признаки жизни» на Рен-ТВ возникла при некоем серьезном давлении на меня извне. Мой очень хороший друг захотел продюсировать эту программу. Появилась продюсерская компания, появился спонсор - опять же, мой приятель Олег Цветков, возник канал, который очень хотел делать какую-то программу именно со мной. И под влиянием всех этих обстоятельств я оказался не то, чтобы припёрт к стенке, но всё складывалось в пользу того, чтобы мне снова вернуться на телевидение. Что я и сделал, хотя не могу сказать, что это принесло мне ощущение полного счастья. Потому что телевидение сейчас стало другим. Если «Кафе Обломов» была очень простая программа, такая домашне-диванная, и делала её минимальная команда из нескольких человек, то сегодняшнее телевидение очень усложнилось. Появились крупные штаты, генеральный и исполнительный продюсеры, шеф-редактор, еще куча редакторов и так далее. И, честно говоря, для меня это не вполне комфортная ситуация. Я вообще одиночка по натуре, всегда всё делал сам. И сейчас люблю все делать сам, чтобы иметь возможность полностью отвечать за то, что я делаю. Отвечать за большую команду, со многими участниками которой я слабо знаком, никак не могу и не хочу. Поэтому вся эта телевизионная история несёт в себе элемент некой неудовлетворённости для меня. Сейчас программа «Признаки жизни» находится на каникулах, может быть, она возобновится в сентябре, а может быть, и нет, что зависит, в первую очередь, от финансовых обстоятельств.

Чем эта программа отличается от программы «Кафе Обломов»?

Не думаю, что имеет смысл об этом говорить, поскольку многие её видели. Во всяком случае, она не музыкальная программа, а общекультурная с некоторым провокационным подтекстом. Связано это с тем, что музыкальные программы нашим кнопочным каналам сейчас абсолютно не нужны, они - совершенно невостребованный вид продукта. А музыкальным каналам типа Муз-ТВ, MTV не нужны программы со сколько бы то ни было заметным интеллектуальным наполнением. Так что программе «Кафе Обломов» или подобной ей на сегодняшнем российском телевидении просто нет места.

А на радио Вы продолжаете работать?

Радио - это одна из моих основных работ, я работаю на «Эхе Москвы», у меня там две программы: «ФМ Достоевский» и «Красный уголок». Кроме того, я музыкальный директор новой радиостанции «Радио Арсенал» - это ответвление «Эха Москвы».

Это музыкальный проект?

Да, слава богу, на «Эхо Москвы» более чем достаточно политики, так что там я могу заниматься музыкой и только музыкой.

Скажите, Ваша фирма звукозаписи по-прежнему существует?

Вы имеете в виду «Закат»? На самом деле, это не то чтобы моя фирма, а скорее наша ассоциация с концерном «Союз», где я под своим лейблом выпускаю пластинки тех иностранных артистов, которых привожу в Россию на гастроли. Мы каждый месяц проводим несколько гастролей. Но это исключительно клубные концерты, мы не работаем с большими звёздами, большими именами, поскольку у всех участников фирмы помимо этого есть ещё другие занятия, и для нас это скорее хобби, нежели серьезное зарабатывание денег. Мы особо не паримся по этому поводу, поэтому выбрали для себя очень небольшую, но комфортную нишу клубных туров.

А что Вы преподаете в МГУ?

Мастер-класс под названием «музыкальная журналистика». Кстати, он возник по инициативе самих студентов, идея исходила из недр МГУ, а не от меня.

И последний вопрос, Артемий Кивович: Вы по-прежнему увлекаетесь водным поло?

Это полная лажа, дезинформация, которая непонятно каким образом возникла в Интернете! Я ни разу в жизни не играл в водное поло и тем более не являюсь в нем мастером спорта.

Елена Коновалова

Рекомендуем почитать