>
>
Владимир Бауэр: «Прокуратуре нужны люди порядочные и грамотные»

Владимир Бауэр: «Прокуратуре нужны люди порядочные и грамотные»

02.02.2005
1

Прокурор Железнодорожного района, старший советник юстиции

Родился 2 января 1958 года в с. Сухово Тасеевского района Красноярского края.
Окончил Суховскую среднюю школу.
1976-1978 гг – служба в армии.
1978-1983 гг – обучение на юридическом факультете Красноярского государственного университета.
Август 1983 - апрель 1985 – следователь прокуратуры Дзержинского района Красноярского края.
Май 1985-октябрь 1986 - старший следователь прокуратуры Октябрьского района Красноярска.
Ноябрь 1986 - февраль 1992 г – заместитель прокурора Октябрьского района.
С марта 1992 и до настоящего времени - прокурор Железнодорожного района Красноярска.

Семейное положение: женат, двое детей.

Увлечения: «Очень люблю зимние виды спорта, подводное плавание, восточные единоборства, люблю строить, делать своими руками красивые вещи».


Владимир Бауэр

Владимир Викторович, прежде всего, давайте подведем итоги вашей работы за минувший год.

Год для Железнодорожной прокуратуры был одновременно и тяжелым, и очень плодотворным. По сравнению с 2003 годом показатели практически по всем направлениям работы увеличились в два-три раза.

За год в производстве следственного управления при Железнодорожном РУВД находилось 2662 уголовных дела - на 161 дело больше, чем в 2003 году. В отделении дознания находилось 957 дел. Этими подразделениями в суд направлено 980 уголовных дел.

Заметно улучшилась работа следственного аппарата прокуратуры: более чем на 25 % увеличилась раскрываемость убийств, в суд направлено на 21 уголовное дело больше, чем в 2003 году. Выросло количество дел о взятках, о должностных преступлениях.

Одно из приоритетных направлений нашей работы – поддержание гособвинения в суде при рассмотрении уголовных дел. У нашей прокуратуры самый высокий процент в Красноярске кассационного обжалования - это когда мы устраняем судебные ошибки. Этот показатель составил 89,6 % .

В общей сложности в суд был направлен 671 иск, в то время как в 2003 году - всего 150.

Наиболее «больной» вопрос для нас, как и для всей нашей страны – невыплата заработной платы. Только по ней мы за год направили в суд 540 исковых заявлений - ни одна прокуратура нас по этому показателю не догнала. Можете представить, какая огромная работа проделана: для направления только лишь одного иска сотруднику прокуратуры необходимо потратить на это минимум половину рабочего дня!..

Общая сумма задолженности по заработной плате, которая в основном сформировалась на семи предприятиях, составила более 10,5 миллионов рублей. В основном после вмешательства прокуратуры долги в спешном порядке погашаются добровольно. К концу года мы добились полного, до единой копейки, погашения задолженности по зарплате в районе. Два руководителя предприятий были дисквалифицированы - отстранены в судебном порядке от занимаемых должностей с лишением права занимать руководящие посты в течение некоторого времени.

Уголовных дел по фактам невыплаты зарплаты не было, но лишь потому, что сроки задержки денег не превысили двух месяцев. В единственном случае длительная задолженность была не по вине руководителя, а в связи с объективными обстоятельствами, с которыми он ничего не мог поделать.

В наступившем году мы планируем заняться проблемой невыплаты заработной платы в коммерческих структурах. Думаю, основательно возьмемся и за коррупцию. Работа в этом направлении уже начата в 2004 году: по взяткам было заведено 22 уголовных дела, но это капля в море. Работы по выявлению коррупции еще очень и очень много, но у нас просто не хватало сил и средств серьезно взяться за это направление. Ведь для появления уголовного дела нужно сначала провести долгую оперативную работу, с подключением ФСБ и милиции.

С чем Вы связываете улучшение деятельности прокуратуры? Расширился штат?

Нет, сотрудников за этот год не прибавилось вовсе, зато улучшилась организация труда. Мои коллеги работают порой и в выходные дни, и по вечерам, и весьма добросовестно. Так сложилось, что у меня помощников меньше, чем у любого другого прокурора в Красноярске - всего 10 человек - но эффективность работы нашей команды весьма высока. Для сравнения: в Советском районе у прокурора 18 помощников, а за год в суд у них направлено всего 356 исков, выявлено 1977 нарушений закона, в то время как у нас – 3639.

Я стараюсь не создавать в коллективе нервную обстановку, не отвлекать сотрудников по мелочам. В моем кабинете занимают почти три полки папки с материалами по организации работы прокуратуры. Процесс отшлифовывается, каждый день добавляется какой-то штрих.

Что касается руководства, основная идея: нельзя проводить долгие совещания - это свидетельствует либо о неопытности директора, либо о его профессиональной непригодности. Но, чтобы планерка была короткой, нужно загодя четко сформулировать задачи и поставить их как перед коллективом, так и перед каждым работником, требовать своевременного и качественного выполнения работы. Я не люблю долгих совещаний, и сам провожу их максимум полчаса, а чаще – 15-20 минут.

Обозначьте особенности криминальной обстановки в Железнодорожном районе.

Могу сказать, что по части преступности район - один из самых благополучных в городе, наряду с Центральным и, в какой-то степени, Октябрьским. Наиболее криминальны окраинные районы - Ленинский, Советский, Свердловский. По количеству тяжких преступлений, - убийства, причинение тяжких телесных повреждений, изнасилования, разбои - эти районы далеко впереди Железнодорожного. Однако раскрываемость подобных преступлений, прежде всего, убийств, не зависит от их количества. Прокурор должен участвовать в различных оперативных совещаниях, правильно ставить задачи теперь уже не своим работникам, а милиции, помогать указаниями и советами, если нужно, то и материальной помощью. По итогам 2004 года процент раскрываемости убийств у нас в районе самый высокий по Красноярску – 85,7, затем идет Октябрьский район – 82%, Кировский - 77%, Ленинский – 76% и так далее.

Если бы у Вас была возможность что-то изменить в работе прокуратуры в целом, чтобы Вы сделали в первую очередь?

«Больной» вопрос в нашем ведомстве – это подбор кадров. К сожалению, до настоящего времени в прокуратуру приходят люди, которых нельзя и близко подпускать к нашей работе. Чаще всего не подходят по уровню интеллекта, но таким, конечно, не место не только в прокуратуре, но и в суде, и в милиции. Есть и просто непорядочные люди, но это выявляется уже в ходе службы - от таких мы стараемся избавляться. Как и любому ведомству, прокуратуре нужны люди порядочные и грамотные. И тогда мы сможем выполнять любую работу, в том числе активно и грамотно бороться с коррупцией.

Хотелось бы улучшить условия труда. До недавнего времени считалось, что сотрудники Железнодорожной прокуратуры работают в более комфортных условиях, чем в других районах. Сейчас я могу констатировать, что здесь многое не приспособлено для нормальной работы: тесно, не хватает кабинетов, неудобные столы – в результате люди быстро устают и работают неэффективно. Хотя, надо отдать должное, за последние три года Краевая прокуратура уделяет внимание улучшению снабжения. Мы стали получать больше денег на бензин, редко, но выделяется компьютерная техника, прекратились перебои с бумагой. Это, конечно, заслуги прокуратуры края.

Считаю, что назрела необходимость и в новом законе о прокуратуре, ведомству нужна реорганизация. Прокуратура не может охватить все возможное и невозможное, вникать буквально во все, вплоть до спасения жителей от замерзания. Где-то порвалась труба – приходится связываться с «Водоканалом», а затем проверять, вовремя ли устранили неисправность.

И это тоже входит в обязанности прокуратуры?

Да, и это входит! Мы также отслеживаем факты законности отключения электроэнергии. Ведь страдают-то люди. Сегодня в силу необходимости мы в какой-то мере подменяем различные контролирующие органы, работающие неэффективно.

Кстати, если где-то случается авария, прокуратуру предупреждают сразу, если электроэнергия отключается на предприятии за неуплату, мы тоже сразу об этом узнаем.

Как относятся руководители предприятий вашего района к прокуратуре? Пытаются ли они завоевать Ваше доверие, расположение?

Наши отношения строятся на взаимном уважении. А уважать прокуратуру будут только в том случае, когда она абсолютно объективна и чистоплотна. Руководители предприятий стараются все свои недочеты и нарушения исправлять как можно быстрее: едва помощник прокурора появился на предприятии, все нарушения устраняются.

С руководителями я поддерживаю нормальные деловые отношения, ни с кем не пытаясь заигрывать. Со мной тоже никто не заигрывает – я не люблю льстецов и подхалимов. В деловой беседе я могу выпить - самое большее - чашку чая. Но те, кто сегодня пьет со мной чай, не могут быть уверены, что завтра не пострадают, поэтому они вынуждены делать свое дело добросовестно.

Не люблю совместные развлекательные мероприятия и избегаю их.

В прошлом году Железнодорожная прокуратура начала заниматься делом об отравлении в школе №86, затем оно было передано Краевой прокуратуре. Каково Ваше мнение: было ли отравление несчастным случаем или злым умыслом?

До сих пор мне неизвестны результаты экспертизы. На сегодняшний день на ваш вопрос прямо ответить может только следователь, который ведет это дело. Предположу, что там не было злого умысла, а лишь по небрежности произошел несчастный случай.

Владимир Викторович, всегда ли Вам как прокурору понятны мотивы человека, совершившего преступление?

Когда человек едет в автомобиле и неожиданно сбивает насмерть пешехода, преступник он или нет? Даже если он совершенно трезв, за совершенное убийство суд, несомненно, приговорит его к наказанию. Никто не знает, что у него в душе, он ведь не хотел преступление совершать. Вот еще пример: супружеская измена. У мужа, заставшего жену с другим, происходит помутнение сознания, и он решается на убийство. В этом случае он виноват сам, потому что его никто не научил контролировать свои эмоции, которые очень опасны.

Те, кто воруют - уродливы душой. Но кто осудит женщину, укравшую еду, чтобы выжил ее ребенок? Все не так просто, и чтобы это понимать, чувствовать, нужно, прежде всего, самому быть человеком.

Проявляете ли Вы эмоциональность в общении с коллегами в сложных ситуациях?

Случаи, когда хочется «взорваться», бывают очень часто (улыбается), однако все меня считают человеком спокойным, выдержанным. Считаю, что эмоции - показатель слабости.

Хотелось ли Вам когда-либо сменить профессию?

Мне всегда хотелось служить, но только в трех родах войск: военно-морских, воздушно-десантных или пограничных. Военные вузы находились в Москве, в Ленинграде, на Дальнем Востоке – достаточно далеко, а хотелось быть поближе к родителям.

Служа в армии, я направил документы в Новосибирское высшее военное командное училище МВД, а позже узнал, что они готовят специалистов для исправительных колоний, и попросил вернуть документы.

Когда демобилизовался, замполит полка и командир части сокрушались, что ухожу. Не хотели меня отпускать: «Тебе, говорят, будет армия всю жизнь сниться, потому что ты родился в гимнастерке». Однако я поступил на юридический факультет КГУ.

Работа прокурора не сродни военной службе?

Это на 90% работа с бумагами. Утром у меня на столе гора документов, а к вечеру она не уменьшается. Радует, когда простые люди, не зная меня, при мне давали положительную оценку моей деятельности. К примеру, пару лет назад ко мне приехал Владимир Николаевич Речков, бывший прокурор края. В Пенсионном фонде ему нужно было получить удостоверение, и я, будучи в то время в отпуске, поехал с ним. Сотрудники отделения Пенсионного фонда приняли за прокурора Железнодорожного района Речкова, и, обращаясь к нему, говорят: «Мы о вас много хорошего слышали, но в то же время мы вас так боимся!...» Получаю иногда от красноярцев письма с благодарностями. Приятно - не зря работаю!

Владимир Викторович, расскажите, чем занимаетесь в свободное время, как восстанавливаетесь после напряженного труда?

Смена деятельности – самый лучший отдых (смеется). Очень люблю зимние виды спорта, подводное плавание, восточные единоборства, люблю строить, делать своими руками красивые вещи. На даче сам построил дом, баню, и на этом пока не останавливаюсь, есть еще планы. Нравится возиться с деревом, с металлом – наверное, это у меня в крови.

Люблю читать, в основном то, что ведет к дальнейшему самоусовершенствованию человека, особенно духовному.

Хотелось бы услышать от Вас краткую оценку работы правоохранительных органов Красноярска в целом…

Думается, что раньше милиция работала несколько лучше. Слабость ее в недостаточном материальном обеспечении - нет современной техники, мест для работы. За одним столом, практически на одном стуле порой вынуждены трудиться два человека. Обстановка действует угнетающе и, разумеется, сказывается на результатах. Следователь после трех лет, проведенных в таких условиях, неизбежно начнет деградировать. Ему уже не будет нужна чистота, простор, специальная техника, и, что самое важное - он будет равнодушно относиться к тому, что преступление останется нераскрытым.

Какие у Вас сложились взаимоотношения с администрацией Железнодорожного района?

Нормальные деловые. С Леонидом Михайловичем Беглюком мы делаем единое общее дело.

6 февраля Железнодорожной прокуратуре Красноярска исполняется 25 лет. Ваши пожелания коллегам и всей системе в целом?

Хочется, чтобы прокуратура была всегда прокуратурой в истинном понимании этого слова, была сильным органом, стоящим на защите интересов как государства, так и рядовых граждан.

Своим сотрудникам я хочу пожелать благополучия и на работе, и в семье, профессионального роста. Добросовестные работники должны поощряться и морально, и материально, и я, со своей стороны, содействую этому – ежегодно подаю документы на поощрение. В моей команде – трудолюбивые люди, с которыми я стараюсь все вопросы решать дружелюбно, не как начальник, а как товарищ по оружию.

 

Беседовала Татьяна Сальникова

Рекомендуем почитать