>
>
Сергей Шойгу: «Надеюсь на здравый смысл земляков»

Сергей Шойгу: «Надеюсь на здравый смысл земляков»

04.04.2005
2

Министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Генерал Армии.

Родился 21 мая 1955 г. в г. Чадан Тувинской АССР.
В 1977 г. - окончил Красноярский политехнический институт.
В 1977 - 85 гг. - мастер, начальник участка, старший прораб, главный инженер, заместитель управляющего строительных трестов в Красноярске, Кызыле, Ачинске и Саяногорске.
В 1989 - 90 гг. - инспектор Красноярского краевого комитета КПСС (Красноярск).
В 1990 - 91 гг. - заместитель председателя Государственного комитета РСФСР по архитектуре и строительству (Москва).
В 1991 - 94 гг. - председатель Государственного комитета Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
С января 1994 г. - министр Российский Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.
С 24 сентября 1999 года возглавил "Межрегиональное движение "Единство". Включен в федеральный список блока под номером один в центральной части.
В январе 2000 г. - назначен на пост заместителя Председателя Правительства - Министра РФ по чрезвычайным ситуациям.
В мае 2004 года после вступления в должность избранного на следующий срок Президента РФ Владимира Путина вновь назначен на пост руководителя МЧС РФ.
Член Совета Безопасности РФ.

Награды: орден "За личное мужество", высшая награда Сербской православной церкви – орден святого Саввы Сербского (2003 г.С).
Семейное положение: женат, две дочери.


Сергей Шойгу

Для вас референдум очередная политическая акция или нечто большее?

Ломать всегда проще, чем строить. Наши деды, наши отцы были созидателями. Именно они создали Енисейскую губернию, Красноярский край в тех границах, которые мы помним. Потом появились эти «замечательные» лозунги: «Вы их снизу, а мы их сверху», «Берите столько свободы, сколько сможете проглотить» и т.п. Мы все наелись этого досыта, но лучше жить не стали.

Сегодня я не знаю нормальных людей, выступающих против объединения. Действительно не знаю, — сам здравый смысл подсказывает, что это должно быть именно так, в этом действительно есть, для меня по крайней мере, не только политическая и экономическая целесообразность, но и ностальгия по доперестроечным временам, когда Красноярский край был одним из сильнейших и богатейших регионов Советского Союза.

Если говорить о ностальгических нотках, то это скорее не стремление к созданию некой Сибирской империи, а именно возращение к здравому смыслу. В советскую эпоху вся страна гордилась Норильском, Красноярском, Абаканом. Мы стояли в одном ряду с Кузбассом, Челябинском, другими индустриальными центрами великой державы. Отсюда вышли многие, очень многие известные люди. Люди, которые очень много сделали для края, причем именно большого единого края. Достаточно назвать Долгих, Федирко... Тогда была одна из сильнейших в стране школа и система подготовки кадров. В других регионах — это я уже потом понял — завидовали этой школе.

Вам можно верить, ведь ваш путь наверх начался именно с берегов Енисея.

Да, я знаю об этом не понаслышке. И этот бесценный опыт не раз пригодился мне в самых трудных ситуациях.

Тем не менее, упорно говорят о неких врагах референдума…

Я задумывался над тем, какие аргументы могут быть против объединения. И не нашёл их, за исключением, пожалуй, одного. Срыв объединения выгоден только огромному количеству чиновников, которые пригрелись сегодня во властных структурах. Часто даже не совсем понятно, кем они командуют, — один чиновник приходится на двух жителей. Вот их-то и стоит народу поставить на место 17 апреля.

Говорят, что народ у нас настолько устал от всего, замкнувшись в своих частных скорлупках, что пока никто на 100% не может гарантировать необходимую явку. Или апатия народа — еще один миф?

Что объединяет народ? Чаще всего народ объединяет большая беда. Общая беда, но не приведи Господи нам до этого дойти. Еще объединяет чувство ответственности за судьбу своих детей, близких. В правильно работающем государстве оно должно перерасти в чувство ответственности за свой край, за свою страну.

Что надо сделать, чтобы люди пришли на референдум, чтобы они почувствовали ответственность за свой край, за свой округ? Вот для этого власть и должна предпринимать все шаги, все меры, чтобы человек понял: он, а не кто-то другой, решает сейчас свою судьбу и судьбу региона и России.

Мы за эти годы утратили вот это самое чувство ответственности за страну, утратили одновременно с чувством гордости за народ. Когда 20 лет назад говорили, что 90% платины страны — это Красноярский край, что 76% меди страны — это Красноярский край, когда мы говорили, что единственный в Советском Союзе энергоизбыточный регион — это Красноярский край, я без пафоса говорю — гордился этим! Это была правильная идеология. И если от этой идеологии убрать «…благодаря чуткому руководству коммунистической партии у нас самая…» и оставить только «…благодаря тому, что у нас такой трудолюбивый, талантливый народ у нас самая..», то это и будет национальной идеей.

Но, казалось бы, в чём убеждать людей, ведь и вправду против здравого смысла не попрешь?

Знаете старый анекдот с присказкой «А мне по барабану»… Вот это то, чего надо бояться больше всего. Но, надеюсь, сибиряки — мои земляки не подведут.

Как вы думаете, если Красноярский край объединится, то его примеру последуют другие регионы, страдающие от раздробленности?

Отвечу коротко — об этом хотелось бы только мечтать.

Многие ставят вопрос радикально: нужно объединять весь Енисейский меридиан. Это своевременные разговоры?

Не хотелось бы вести эти разговоры вести до того, как на эту тему не выскажутся сами жители Хакасии…. Хакасия — не буханка хлеба: можно взять, а можно не взять, присоединить или не присоединить… Здесь ничего не должно быть насильственного. Наоборот всё должно быть направлено на то, чтобы пришло понимание необходимости такого объединения. Ведь Хакасия являлась неотъемлемой частью грандиозного проекта семидесятых-восьмидесятых годов. Ее экономика прочно вписывалась во все экономические связи региона. Но решать людям. Это ведь как в семье: насильно мил не будешь, когда два человека женятся, они друг к другу присматриваются, прицениваются, задают вопросы: а где мы будем жить? кто будет домохозяйкой, а кто зарабатывать деньги?

Вы представляете федеральную исполнительную власть. По вашему мнению, после объединения Красноярского края изменится нынешняя не самая справедливая модель взаимоотношений центра и регионов? Вы ведь наверняка знаете об известной идее «регионов-локомотивов», которую пропагандирует красноярский губернатор Александр Хлопонин? Президент ее одобрил, но что-то пока не видно изменений в региональной политике.

Эта идея витает давно, и я слышал об этой концепции не только от Александра Геннадиевича. Я её поддерживаю, потому что российские регионы отличаются сильно по своему экономическому, социальному и культурному потенциалу. Поэтому должны появиться такие локомотивы, которые будут везти весь состав. Я считаю, что у регионов должна быть большая самостоятельность. Но я бы хотел, чтобы регионы в то же самое время делили некую часть ответственности с федеральной властью. Не заменяли, не подменяли друг друга, а именно делили бы ответственность…

Вообще я считаю, что очень многие жизненные вопросы можно было бы решать с помощью референдумов. Многие проблемы, которые решаются на федеральном уровне, должны, на мой взгляд, сначала выноситься на всенародное обсуждение. Тогда и ошибок будет меньше, и недопонимания между центром и регионом.

Некоторые политологи считают вас одним из наиболее вероятных кандидатов на пост губернатора объединенного Красноярского края? Есть в этих предположениях хоть доля истины?

Я не хочу обижать тех, кто хотел бы меня видеть во главе объединённого края. Для меня это назначение, безусловно, стало бы высокой честью и огромным доверием. Я достаточно хорошо знаю край, знаю, насколько ответственна и сложна эта работа… Но, подчеркну, — я человек командный. За годы работы в МЧС была создана крепкая команда людей, которые пришли в эту службу по моему зову. То, что создано и сделано, бросать жалко. И еще. Не в моих правилах шагать по чьим-то головами и делать карьеру, невзирая на все.

Сергей Кужугетович, признайтесь, тянет ведь иногда вас вернуться в места, связанные с вашей молодостью?

Вы опять в десятку попали… Конечно тянуло и тянет. Не раз возникали такие мысли: оставить всё, собраться и уехать в Сибирь. Но опять же — команда. Мы собирали людей со всей страны. Многие отказывались от престижного места, с гораздо большей зарплатой, социальным обеспечением и приходили работать к нам. Ребята заканчивали МГИМО, МГУ, у них были прекрасные перспективы, но они выбрали профессию спасателя. Оставлять их я не имею право. Другое дело, когда будет понятно и очевидно, что созданное нами переходит в надёжные руки… Ведь вечных людей нет и незаменимых тоже. Вот эти мысли и удерживают меня на том месте, где я сейчас работаю.

Перед нашей встречей специально посмотрел социологические опросы. По популярности вы опять на втором месте после президента...

Будь они неладны! (морщится)

…тем не менее вы уже держитесь десяток лет в тройке самых популярных политиков. Популярность мешает или помогает?

Мешает. И я бы хотел, чтобы мою фамилию убрали из этих опросов. Мне эти опросы, кроме вреда, ничего больше не приносят, потому что они были бы важны и интересны, если бы я собирался идти избираться в большую политику, но я этого категорически не собираюсь делать. Я люблю своё дело, люблю свою работу, люблю своих ребят… В конце концов, ещё многое надо сделать, поэтому тысячу раз могу повторить по поводу политических амбиций: их нет, нет и ещё раз нет!

Но, судя по некоторым публикациям, не всем нравится Сергей Шойгу. Как вы думаете, у настоящего мужчины должно быть много врагов?

Враги должны быть, я нормально к ним отношусь. А к заказным всяким вещам… Ну, на то они и заказные, — я к ним как к перхоти отношусь.

Любовь к работе и любовь к семье — нет ли конфликта? Ведь наверняка вы не можете семье уделять много внимания.

У меня абсолютно полное понимание со стороны близких и родных.

Власть даёт многое, но и отнимает немало. Вы ни разу не пожалели, что стали большим начальником?

Даже не десяток раз пожалел, гораздо больше. Конечно, я вспоминаю те времена, когда я был абсолютно свободным студентом, когда в заднем кармане джинсов лежали 3 рубля и мне ничего больше не надо было, Я иду по улице с друзьями в роскошной футболке, в вельветовых башмаках… Да, славные были времена.

А что мешает все это поменять?

В первую очередь, ответственность перед людьми, перед родителями, перед страной. Может быть, это высоко сказано, но, тем не менее, это так и никак иначе.

Беседовал Александр Чернявский

Рекомендуем почитать