>
>
>
Государственный карман

Государственный карман

24.03.2010
0

Сквозь дыру в нем бесконтрольно уходят бюджетные деньги

По поручению комитета по экономической политике Законодательного собрания края Счетная палата провела проверку эффективности использования средств государственной поддержки инвестпроектов. Аудиторы выявили многочисленные нарушения. По их мнению, в нынешней схеме использования бюджетных денег много несовершенного. Об этом шла речь на объединенном заседании комитетов по экономической политике и по природным ресурсам ЗС.

Бессистемный подход

«...До настоящего времени системная основа в организации государственной поддержки инвестиционных проектов за счет средств краевого бюджета еще не сформирована, при этом наиболее слабым звеном является контроль за ходом реализации инвестиционных проектов», — гласит акт Счетной палаты. Получается, что механизм выделения средств освоен хорошо, а вот механизма контроля практически нет.

В акте отмечены факты ненадлежащего выполнения инвесторами установленных требований при получении государственной поддержки, изменения инвесторами существенных характеристик проектов по своему усмотрению, недостижения запланированных результатов реализации проектов, отсутствия реальных рычагов влияния на крупных инвесторов, применяющих произвольный подход к выполнению принятых обязательств (почему-то слово «крупных» в акте взято в кавычки; аудиторы сомневаются, что РУСАЛ и РусГидро — действительно крупные инвесторы?), многое другое, а главное — факты неэффективного использования бюджетных средств.

Процедура оказания государственной поддержки тем или иным проектам схематично выглядит так. Проект, который, по мнению его кураторов, заслуживает государственных вливаний, презентуется на заседании инвестиционного совета, тот выносит вердикт, правительство края закладывает необходимые средства в бюджет очередного года, Законодательное собрание, утверждая бюджет, узаконивает расходы, затем проекты, поддержка которых одобрена, вносятся в специальный реестр. По мнению аудиторов Счетной палаты, эта процедура нарушалась по крайней мере дважды. В 2008 году в реестре не были зарегистрированы инвестиционные проекты «Реконструкция региональных аэропортов», «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» и «Зона затопления Богучанской ГЭС». Как сказано в акте проверки, бюджетные ассигнования по этим проектам были включены в бюджет без соответствующего решения Совета администрации края, который тогда заменял правительство. В 2009 году проекты по развитию Нижнего Приангарья и подготовке зоны затопления БоГЭС также не были зарегистрированы в реестре. Не заключались и договоры о господдержке, в которых закрепляются обязательства инвесторов по соблюдению сроков и объемов инвестирования. Не было таких договоров и по некоторым другим, менее масштабным инвестпроектам. Не удалось в ходе проверки отследить соблюдение установленных сроков заключения таких договоров: предоставленные инвесторами заявки на господдержку и заключения о возможности реализации проектов не датированы.

Аудиторы делают вывод: «Таким образом, реализация в проверяемом периоде трех проектов фактически осуществлялась вне поля правового регулирования...» Нельзя сказать, что деньги из государственной казны на поддержку частных инициатив выделялись совсем уж незаконно. Но при отсутствии указанных процедур и необходимых нормативных документов проконтролировать эффективность их использования весьма проблематично. Практически невозможно. Такое вот частно-государственное партнерство. Содержащаяся в акте оговорка о том, что «тем не менее предпринимаемые действия по осуществлению выборочной ограниченной поддержки приоритетных направлений промышленного развития в крае дали определенные положительные результаты» выглядит довольно издевательски.

Кто виноват и что делать?

Михаил Васильев рассказал про «хорошо» и «плохо»На заседание комитетов пригласили и. о. министра экономики Сергея Верещагина. Так уж совпало, что ему пришлось сопровождать в очередной поездке по краю губернатора Льва Кузнецова, и за министра перед депутатами держала ответ его заместитель Регина Кузьменко. Точнее, отдувалась она не только за министра и министерство, но, по сути, за все правительство: в проектах, получавших господдержку, сходятся интересы и отраслевых министерств. Замминистра честно предупредила депутатов: она не сможет ответить на вопросы, которые находятся за пределами ее компетентности. «Это плохо», — сказал председатель комитета по экономической политике ЗС Михаил Васильев и строго, по-учительски, посмотрел на Регину Кузьменко.

После того как аудитор Счетной палаты Дмитрий Воропаев тезисно пересказал акт проверки, обсуждение началось с вопроса: зачем существует инвестиционный совет, если его деятельность не помогает оценить эффективность реализации проектов и освоения инвестиций? Вопрос прозвучал риторически. По словам Михаила Васильева выходило, что инвестсовет — практически общественный орган, где занятые люди собираются на бегу, выкраивая для этого толику времени из плотного графика. Он выступает скорее как референтная группа, чем как структура, способная что-то контролировать. На поверку выходит, что процедура получения денег из казны чрезвычайно проста, а определить — с толком они потрачены или как-то иначе — невозможно. Михаил Васильев напомнил заместителю министра о 10 млн рублей, выделенных на создание специального комплекса для контроля за эффективностью использования средств господдержки. Однако, по словам Регины Кузьменко, деньги эти выделены только на бумаге.

— В 2010 году комплекс может быть внедрен, но решение о финансировании не принято, — сказала она.

Как может быть внедрен комплекс, если нет денег, депутаты, похоже, так и не поняли.

Однако и без всякого дополнительного контроля хорошо известно, что крупные инвесторы без какого-то риска для себя срывают графики финансирования и сроки выполнения работ по инвестпроектам, яркие примеры — Богучанская ГЭС, Богучанский алюминиевый завод. В процессе обсуждения доклада Счетной палаты не раз звучало: отсутствие договоров не означает отсутствия ответственности, а отсутствие прецедента по возврату средств бюджетной поддержки не означает невозможности этого. В конце концов, существуют Гражданский кодекс и арбитражный суд. Но на практике случаев возврата государевых денег нерадивым инвестором не было. На вопрос «почему?» исчерпывающе отвечает встречный вопрос: «А зачем?»

Итогом заседания стало дружное сочувствие депутатов «хрупкой женщине», взявшей на себя удар за всех. На это Регина Кузьменко немедленно отреагировала:

— Михаил Геннадьевич, попрошу без мужского шовинизма! — чем, конечно, вызвала дополнительное уважение.

Депутаты высказали пожелание министерству экономики продумать все-таки механизм контроля, если надо — предложить Законодательному собранию создать дополнительный свод нормативных актов. И еще раз строго напомнили коллегам из соседней вертикали, что отсутствие контроля недопустимо.

Погрозили пальчиком.

Василий Казарин, «Вечерний Красноярск», №11 (252)

Рекомендуем почитать