>
>
«Между зоной и свободой»: один день из жизни осужденных на принудительные работы в Красноярске

«Между зоной и свободой»: один день из жизни осужденных на принудительные работы в Красноярске

21.06.2021
10

Принудительное исправление

В исправительном центре при ИК-27 на учете стоят 200 человек — они работают на разных предприятиях Красноярска. Это грузчики, разнорабочие, помощники на стройке, уборщики и уборщицы.

В 2011 году в УК РФ был введен новый вид наказания — принудительные работы. Осужденные, приговоренные к таким работам, содержатся в исправительных центрах (ИЦ) или в участках, функционирующих как ИЦ (УФИЦ). В Красноярском крае создано четыре ИЦ — при ИК-7, ИК-15, ИК-27, ИК-31.

Чаще всего на принудительные работы отправляются злостные неплательщики алиментов, но это могут быть и осужденные по разным статьям. «Насильников и убийц не любят выпускать из зоны; здесь пара-тройка алиментщиков, с десяток совершивших кражу, пара связанных с наркотиками людей», — поясняет один из надзирателей. Такой вид наказания можно получить либо из зала суда, либо отбыв в колонии половину срока. И если первые осужденные сразу попадают в исправительные центры или их филиалы, то последним есть, с чем сравнить.

Принудительные работы считаются самой тяжелой формой из всех видов работ при уголовном наказании, но на таких работах платят зарплату — пусть и небольшую. От этой зарплаты (примерно в размере МРОТа) осужденному остается только часть (не менее 25 % по закону) — что-то уходит на коммунальные платежи за общежитие, что-то — за питание из общего котла, часть — если преступник должен алименты. Пара тысяч остается на личные траты.

Овощи вместо наркотиков

В одном из огромных складских помещений «Агротерминала» мы встретили троих мужчин. Все трое оказались за решеткой по 228 статье УК РФ — за наркотики. «Это были легкие деньги», — говорят они, но добавляют: «Только вот потом пришлось нелегко». Один из них проработал здесь четыре месяца, другой — восемь, третий — полтора года.

На довольствии у ФСИН осужденные не состоят, поэтому носят обычную гражданскую одежду и обувь, еду тоже покупают за свой счет, а еще оплачивают «коммуналку» за общежитие. Если же денег нет, то оденут и накормят за счет государства.

В этом помещении они занимаются сортировкой и упаковкой овощей — с помощью специальной машины свекла, морковь, картофель и лук отправляются к покупателям в новеньких тарах. Мужчины прошли стажировку и быстро освоились на месте — до того, как оказаться по ту сторону свободной жизни, многие заключенные работали с техникой. Как отмечает Николай Ковалев, заместитель генерального директора по производственно-складскому комплексу, с такими работниками никогда не возникает проблем — они знают цену времени.

«Мы всегда знаем, что человек с утра будет на работе, проведет рабочий день без каких-либо нареканий. Бывает, людей на работу возьмешь, а у них постоянные перекуры — здесь такого нет, у них строго по распорядку всё. Никого не надо собирать, звонить, спрашивать, где они ходят», — поясняет Николай Ковалев.

Условная свобода

Осужденные отрабатывают год, у них есть право на 18 календарных дней отпуска, когда они могут отправиться в любое место России. У некоторых осужденных есть личные автомобили, — и по разрешению начальства в свободное время они могут уехать, куда им нужно. Например, по выходным есть возможность навестить семьи.

Алексей провел в колонии 4,5 года, прежде чем получить более «мягкое» наказание в виде принудительных работ. Когда-то давно он работал менеджером по рекламе в строительной фирме, за его плечами — неоконченное высшее, но здесь он отбывает наказание

«Сейчас рассматривают мое заявление на переезд домой, чтобы сюда только на работу ездить. Конечно, здесь лучше, чем в колонии, но хуже, чем дома. Я могу по разрешению начальства выезжать по своим делам — в городе у меня живет маленькая дочка и всегда ждет бабушка. После отсидки собираюсь работать в строительстве, буду класть асфальт, там хорошие зарплаты. Здесь денег откладывать на будущую жизнь не удается», — рассказывает Алексей Шакура, один из заключенных.

Комната в общежитии при ИУФИЦ ИК-27. Многие осужденные отмечают, что жизнь здесь распорядком и условиями напоминает армейскую.

«Отбывающие наказание здесь довольны содержанием и работой и даже имеют перспективу дальнейшего трудоустройства. В общежитиях они живут примерно как в армии. Это даже вызывает некое недоумение. Те люди защищают страну, эти — отрабатывают наказание, а у них одинаковые условия. Значит, в стране больше стали уважать человека. Сегодня они — осужденные, а завтра — те граждане, которые будут развивать страну», — отмечает заместитель председателя Общественной палаты края Валерий Васильев.

Вид из спальной комнаты общежития для осужденных

Безжизненный порядок

Для проживания осужденных к принудительным работам в исправительном центре при ИК-27 оборудовано три общежития. В комнатах на каждого осужденного здесь приходится по 4 кв. метра. В конкретно этом филиале — маленькие светлые спальни выглядят безжизненно, потому что убраны настолько, что возникает ощущение, будто здесь никто не живет.

Рядом со спальными комнатами — небольшая «столовая» и другие «бытовушки».

Как отмечают специалисты службы исполнения наказаний, случаев побега из участка при исправительном центре не было. «Устал — хочу в колонию», — в данном случае здесь может быть только так. Были случаи употребление наркотиков и алкоголя, но после этого осужденные отправлялись обратно — на зону.

На выходе из общежития

Этот филиал исправительного центра открыли в декабре прошлого года. Всего же в Красноярском крае таких мест — 370, из них 20 предусмотрены для женщин.

Анастасия Гнедчик специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать