>
>
>
«Морду за просьбу не шуметь никто тебе не набьет»: как красноярке живется в Германии

«Морду за просьбу не шуметь никто тебе не набьет»: как красноярке живется в Германии

27.08.2021
127
Красноярка Ирина Сонич в Бамберге, Германия

Расскажи о своей жизни до Германии

Я родилась в простой красноярской семье. Училась в третьей гимназии и во втором лицее. Я любила Красноярск, но хотела уехать из него отчасти из-за семейных взаимоотношений. После школы я поступила в Томский государственный университет, в этом году я окончила там бакалавриат. Училась я на философском факультете и очень довольна своим образованием.

Преподаватели рассказали нам, что за год до меня девушка с более старшего курса поехала в Германию по обмену. В следующем году у меня получилось выиграть финансирование от университета. Так я оказалась в Германии. Изначально поездка планировалась на полгода — один семестр. Но мне очень здесь понравилось, и в итоге я живу здесь почти полтора года, интенсивно учу немецкий и хочу поступить здесь в магистратуру.

Деньги, которые мне дал университет, я могла потратить на жилье, страховку, визовый взнос и дорогу — и предоставить полный отчет о всех тратах. Но это и есть основные расходы при переезде и обучении, поэтому мне хватало. Самостоятельно я платила только за питание и развлечения. Это было вполне посильно, так как цены на продукты практически не отличаются. С кафешками и ресторанами разница ощутимая, но я человек простой и готовить люблю, тем более сейчас есть риск ковида.

«Половина коллектива — русскоговорящие»

Так как финансирование от университета закончилось через полгода, я начала работать со второго семестра. Сначала устроилась уборщицей в отель, а после начала второго локдауна я стала убираться в домах и квартирах. Тогда мой уровень немецкого был очень низким, поэтому такие неквалифицированные способы заработка мне подходили.

Потом я узнала, что в местный «Макдоналдс» требуются сотрудники. Этот вариант мне нравился тем, что он иронично сочетается с моим философским образованием. Сейчас я работаю здесь на полставки — на кухне и на выдаче заказов (совмещая с языковым курсом немецкого). Половина моего коллектива — русскоговорящие: начальник из Казахстана, мои коллеги из Таджикистана, Украины, Армении, Беларуси. Еще есть те, кто в раннем возрасте переехал в Германию с родителями, они тоже говорят по-русски.

«Я по обмену — сделайте поблажки»

Когда я поехала в Германию, у меня заранее все было согласовано с университетом: одни зачеты я могла сдать до поездки, другие дистанционно, а третьи я должна была сдать, когда приеду в Россию. Но ковид в хорошем смысле поменял все планы — теперь все были на дистанционке. Второй семестр прошел уже не так гладко, потому что это все было внезапно, и договариваться приходилось уже на ходу.

С третьим семестром было еще сложнее, так как он был не по обмену, и я не могла говорить преподавателям: «Ой, я студентка по обмену, сделайте мне поблажки». Благодаря пандемии коронавируса мне не пришлось приезжать в Россию для защиты диплома и «госов» — всё было онлайн.

Изначально я должна была изучать в здешнем университете только философию на английском языке. Параллельно я брала шпрах-курсы (языковые), но я не уделяла им особого внимания, так как в мои планы не входило оставаться в Германии. За первый семестр я выучила только базовые слова вежливости и названия продуктов.

Основательно за язык я взялась только в третьем семестре на курсах при универе: сейчас у меня с понедельника по пятницу с 8 до 12 дня занятия по немецкому. Немецкий я все же решила плотно учить, потому что мне понравилась страна, а для того, чтобы осесть, язык нужен. К тому же, посещение шпрах-курса официально дает разрешение на продление вида на жительство.

Без немецкого тут тяжеловато. Первое время, когда я приходила в пекарню, я просто показывала на желаемую булочку и говорила: «Das!». Поначалу еще сложно ориентироваться в деньгах, всегда мысленно переводишь все в рубли, чтобы понять, дорого что-то или нет. Сейчас мой немецкий только на уровне А2. Но при общении с немцами я уже на 75 % использую немецкий и на 25 % английский. Немцы-студенты хорошо знают английский, потому что некоторые пары полностью идут на нем.

«Здесь раньше сжигали ведьм»

У меня было очень много переживаний по поводу того, что всё может сорваться. Я сама долго не верила в такую возможность. Когда к нам в школу приходили всякие дяденьки и тетеньки и рассказывали про обучение за границей, я никогда не воспринимала их всерьез, потому что я понимала, что моя семья просто не может себе это позволить.

Я думала не об учебе, а о том, что я окажусь в центре Европы, а значит, появится возможность путешествовать и смотреть, как живут другие люди. Пандемия коронавируса не позволила мне это сделать, но я хорошо посмотрела окрестности города, в котором живу сейчас.

Я влюбилась в Бамберг, он полностью входит в наследие ЮНЕСКО, тут на каждом шагу исторические здания, которым 300 и более лет. Здесь красивые соборы, много церквей. Когда я увидела местный кафедральный собор, была просто в восторге. 

У нас даже есть своя маленькая Венеция — река, а на ее берегах маленькие домики. Бамберг сравнивают с Римом и зовут городом на семи холмах. А еще здесь раньше сжигали ведьм.

Цены на еду, жилье и проезд

Минимальная цена на студенческие общежития — 250 евро в месяц (~21 800 руб. по курсу на 27.08.2021). Сейчас я живу в центре города и плачу 300 (~26 000 руб.). Под моими окнами течет река, это считается очень хорошим местоположением. У меня небольшие апартаменты с кухней и террасой, где я живу с соседкой.

Еще обязательный расход для студентов — это страховка. Если тебе меньше 30 лет, она стоит 110 евро (~ 9 500 руб.) в месяц.

Для студентов проезд по городу бесплатный, а так он стоит два евро. Автобусы, кстати, здесь очень удобные и вместительные — всегда есть свободные сидячие места. У них есть четкий график, и они не опаздывают. Но здесь очень развита велокультура. Велопарковки в центре часто забиты, так как местные — в костюмах и юбках-карандашах! — предпочитают передвигаться на этом виде транспорта.

Что касается продуктов, еда здесь несравнимо вкусная. Когда я приехала, цены были примерно на одном уровне с нашими. Яйца и хлеб в Германии стабильно дороже, но пиво дешевле. А еще в Бамберге самая большая концентрация пивоварен на сто тысяч населения.

Сыры и колбасы дешевле и вкуснее. Мясо дороже. В России я очень грустила из-за дороговизны соуса песто, а здесь он стоит около евро (~87 руб.). Молоко я беру самое дешевое — за 60-70 центов (~50-60 руб.), — и оно мне кажется вкуснее красноярского и томского. Овощи стоят как у нас, но они здесь продаются только очищенные от всей грязи.

Интересно, что здесь нет классических в нашем понимании тортов — корж-крем-корж. Возможно, их получится найти только в русском магазине. Привычных нам печени и куриных сердечек здесь тоже не найти — немцы это не едят.

Сейчас в моем списке того, что я хочу съесть в России — вкусные «бич-пакеты» (здесь они дорогие), кабачковая икра, пельмени и крабовые палочки. Еще здешние маринованные огурцы и рыбу невозможно есть — они не соленые, а уксусные.

Здесь есть интересная маркировка на продуктах животного происхождения. Есть шкала от одного до четырех, которая показывает, в каких условиях содержалось животное. Если единичка, то курицы или коровы были в тесном пространстве, а если четверка, то они гуляли по лугам — будто бы жили в естественной среде.

«„Цифрой“ и не пахнет»

Я думала, что эта собирательная картинка Европы, которую мы видим в фильмах, с определенными природой и стилем жизни — ненастоящая. Размеренные посиделки в кофейнях, спокойная жизнь с велодорожками, красивая архитектура и пасторальные пейзажи — все оказалось настоящим.

Перед поездкой я пыталась посмотреть Бамберг на гугл картах, но это оказалось проблематично, так как здесь у всех помешанность на сохранности персональных данных. Шоком для меня стало то, что Германия очень отсталая в плане интернета. Он здесь плохой и дорогой. А еще здесь вообще отсутствует диджитализация.

Здесь абсолютно нормально, если ты не можешь написать врачу на электронную почту, потому что у него ее нет. Нормально, если у заведения нет своего сайта (а у которых есть — они ну так плохо сделаны!). Казалось бы, такая продвинутая страна, но здесь мало в какой кафешке я могу рассчитаться картой — немцы пользуются наличкой. Когда я расплачиваюсь телефоном в супермаркете, на меня косо смотрят.

Здесь дорогая связь. У меня тариф за восемь евро (~700 руб.) — безлимитные звонки и смски и всего три гигабайта интернета. Причем покрытие здесь достаточно плохое, даже в городе есть места, где интернет не ловит совсем.

Сознательные доносчики

В Германии почти нигде нет видеокамер и рамок с металлоискателями: ни на вокзалах, ни в метро.

Второе отличие — здесь на светофорах нет таймеров. Это кажется мелочью, но на самом деле мы в Красноярске просто привыкли к этому удобству. Здесь стоишь на переходе и не знаешь, сколько тебе еще ждать. Далеко не на всех светофорах есть звуковое сопровождение, это неудобно в те моменты, когда хочется позалипать в телефон.

В воскресенье не работают никакие супермаркеты, можно что-то купить только на заправке. С понедельника по субботу супермаркеты заканчивают работать в восемь вечера. Это было для меня шоком, я привыкла к круглосуточным и работающим допоздна магазинам. Магазины с одеждой и хозяйственные могут закрываться вообще в шесть-семь вечера. Немецкие семьи обычно закупаются в больших магазинах за городом раз в неделю. Бары в моем городе закрываются в два часа ночи.

Мы с друзьями после баров обычно устраивали афтепати на улице или у кого-то дома. За распитие на улице здесь не штрафуют, только из-за короны ввели запрет на алкоголь в центре города. Формально пить на улице запрещено, это же наследие ЮНЕСКО, но полиция никогда никого не наказывала. Штрафуют здесь вообще только в жестких случаях.

Еще вместо того, чтобы поговорить о какой-то проблеме лично, немцы либо звонят в полицию, либо обращаются к вышестоящему. Мы с друзьями в общаге однажды громко слушали музыку ночью. Утром нам сделала замечание заведующая, потому что на нас поступила жалоба от соседей. Личной коммуникации в таких ситуациях нет, хотя у немцев отсутствует культура насилия — морду за просьбу не шуметь тебе никто не набьет.

У немцев много непонятных для меня пристрастий. Они любят напиток, который я не сразу распробовала, — радлер. Это светлое пиво, перемешанное с лимонадом. Еще они пьют какой-то микс колы и фанты.

А недавно мы компанией были в бассейне под открытым небом, и мой немецкий друг говорит мне: «Ох, сейчас бы картошку фри и сосиску с кетчупом!». Для меня бассейн и сосиски — это вещи из абсолютно разных миров, а для них это прямо традиция — во время отдыха у бассейна есть такой фаст-фуд.

Какие планы?

Чтобы здесь остаться, нужны основание и подтверждение доходов. Мое основание — учеба. Для второго нужно заводить блокированный счет, на котором будут лежать пять тысяч евро на полгода.

Первый раз мне с этим помог университет, а сейчас у меня есть специальный документ, который мне сделал человек с европейским гражданством. Его смысл состоит в том, что за тебя ручается гражданин ЕС с высоким доходом. То есть если у меня будут финансовые проблемы, я не имею права обращаться за помощью к государству, зато могу — к этому человеку. Делать я этого, конечно, не собираюсь, я благодарна ему уже за эту помощь и доверие.

Я бы хотела остаться в Бамберге как можно дольше. Не хочу загадывать — я когда-то и из России уезжать не планировала. Но жить здесь была бы рада.

Беседовала Анастасия Сосновская специально для Newslab,
фото из личного архива героини интервью

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать