>
>
>
«Человек вам сейчас вставит шприц в лицо — уверены, что повезет?»: зачем красноярцы идут к врачам на дому и что из этого выходит

«Человек вам сейчас вставит шприц в лицо — уверены, что повезет?»: зачем красноярцы идут к врачам на дому и что из этого выходит

02.11.2021
2
Врач-косметолог должен иметь высшее медицинское образование, пройти обучение в ординатуре по дерматовенерологии и курсы по косметологии, — либо пройти ординатуру по косметологии. В случае, если это адекватный специалист.
Фото: pixabay.com

«Людям кажется, что им повезет, и со здоровьем всё будет хорошо»

Виталий Адриянов — генеральный директор клиники «Альтра» («Effi»). По его мнению, на «серых специалистов» в области косметологии приходится 70 % рынка услуг — потому, что на эту бизнес-площадку легко «зайти» без инвестиций.

Виталий Андриянов
Фото: клиника «Альтра» («Effi»)

«Что нужно человеку, который вдруг решил стать косметологом? Шприц, тампон со спиртом и хороший свет. Вход на рынок инъекционной косметологии не требует больших вложений, особенно если ты нигде этой специальности не учился и никак не лицензировался, работаешь в кабинете или на дому. Чем больше учишься, тем сложнее погружаться в косметологию, потому что тебе начинают рассказывать, какие от твоих действий бывают осложнения. Но если человек без специального образования и здравого смысла „насмотрелся“ социальных сетей и решил взять в руки шприц...»

В некоторых сферах косметологии не обойтись без специального оборудования. В интернете сложно найти объявление о шлифовке лазером на дому — потому что такое устройство стоит как минимум два миллиона, и вариант покупки такого агрегата для человека с улицы невозможен. Необходимость таких инвестиций сразу тормозит игрока «серого» рынка — люди начинают пасовать перед вложениями.

Самая популярная процедура, которую делают такие «специалисты» на дому, — это инъекция ботулотоксина или филера. Кажется, что это безопасные уколы, но они могут привести к чему угодно. Например, ботулотоксин ввели человеку неправильно, его глаза закрылись и не могут открыться — это птоз века. Или филер в аналогичной ситуации пережал сосуд, который идет к глазу — и он перестал видеть. Если последствия быстро не устранить, то умирает нерв, и этим глазом человек уже не увидит никогда. Но это критические случаи.

«„Горе-косметологи“ могут поставить человеку мезотерапию китайского производства непонятного происхождения. В гиалуроновой кислоте не лучшего качества есть белковые остатки, которые могут вызвать воспалительные процессы, и однажды мы откачали пол стакана гноя из лица пациентки»
Фото: freepik.com

Самое страшное — это открыть ютуб, взять зеркало и начать ставить уколы красоты самому себе. Есть в интернете блогер, Емельян Брауде, и как в мире Гарри Поттера нельзя было называть Волан-де-Морта, так в косметологии страшно произносить это имя. Он крайне успешен, но этот человек — не врач, а бывший экспедитор, который насмотрелся на косметологов и решил, что медицинское образование никому не нужно, и он может позволить себе обучать людей, как правильно делать косметологические процедуры. Это гигантских масштабов проблема, — тысячи людей пострадали по всей стране.

Однако игроки «серого рынка» косметологических услуг бывают разного уровня:

  • Сертифицированные косметологи. Днем такой человек работает в клинике, вечером — на дому. Это профессионал, который знает, что он делает, но хочет больше зарабатывать;
  • Врачи, но не косметологи, люди без специальных знаний. Они хотя бы примерно осознают возможные опасности и риски, знают анатомию, а также могут оказать первую помощь, если она понадобится. Они также проверяют пациента на аллергию и берут в работу не каждый препарат;
  • Медсестры, которые видели, как работают врачи, и решили, что они ничем не хуже и тоже могут зарабатывать. Медсестра обладает определенными навыками, но с какого-то момента она перестает бояться и начинает делать все процедуры подряд;
  • Люди с высшим образованием. Они научились минимальному критическому мышлению и хоть чего-то опасаются;
  • Люди без образования, которые просто берут и делают, что хотят. Они могут взять любой непроверенный препарат, если его кто-то посоветовал, а есть у лекарства документы и почему его стоит использовать — неважно. Ситуация сложно прогнозируемая — у такого «домушника» (так в нашей среде называют таких «специалистов»), во-первых, нет специальных знаний, во-вторых, не пойми что в шприце, и в-третьих, человек ничего не сможет сделать, если произойдет проблема.

Крайний случай — у женщины (реже — мужчины) развился анафилактический шок. Что делают «домушники»? Выкидывают пациента на лестничную площадку, а потом его находит скорая. Человек не признается, что он ставил какой-то филер в квартире № 8. Как правило, они «не сдают» тех, кто только что оказывал им услугу — непонятно почему. Люди вообще часто не могут объяснить, зачем они пытаются изменить внешность.

Бывает также, что люди без образования и навыков работают в медицинских кабинетах и салонах красоты. Недавно нам звонил представитель Росздравнадзора и просил помочь: одна женщина сделала аппаратную процедуру в медицинском кабинете, у нее с лицом что-то случилось, и тогда она обратилась в ведомство и написала жалобу, указав адрес, — а по этому адресу располагается офисный центр, где клиники нет. Как теперь найти человека, который повредил ей лицо?

Однажды мы узнали, что в некой компании сомнительные тренеры обучают людей процедурам с использованием препаратов корейского производства. Мы написали заявления в прокуратуру и в Росздравнадзор. Но к сожалению, в компетенцию Росздравнадзора поиск «домушников» не входит. А в это время в гостиницу N приезжают люди, их официально учат люди без специальных знаний — как и куда колоть непроверенные препараты. Таких случаев — миллион.

Кто может запретить работать косметологам на дому? Только полиция: штраф с такого «специалиста» — от 1 500 до 2 000 рублей, и он с первой же процедуры отобьет его. Это большая проблема существующей государственной системы.

Если бы я был потребителем, который решил обратиться за косметологическими услугами, то смотрел бы на несколько вещей:

  • Что за человек стоит передо мной? Он смог себе сделать красивые губы? Если у него не вышло, то что будет с моими губами? Это проверка здравым смыслом;
  • Посмотрите на работы специалиста, к которому вы пришли. Испортил он чужое лицо или нет? Есть ли у него проблемы со вкусом?
  • Многие ходят по знакомым косметологам или попадают через рекламу в интернете. Нужно посмотреть, чисто ли в кабинете, какие средства используются для дезинфекции. Понятно, что если процедуры выполняются дома, то о чистоте не может идти речи. Вы должны быть уверены, что на приеме вам не занесут инфекцию;
  • Вы должны знать, какие препараты вам собираются ставить;
  • Обязательно нужно изучить лицензию и документы клиники или медицинского центра, куда вы отправились.

В идеале спросить у человека: «Где вы учились, есть ли у вас документ об образовании в косметологии?» Людям кажется, что им повезет, и всё со здоровьем будет хорошо. А если не повезет? Человек, который вам сейчас вставит в лицо или губу шприц, сможет вам помочь, если что-то пойдет не так?

«Не может крем для лица стоить дешевле крема для обуви»

Директор института медицинской косметологии «Омекс-ИМК» Сергей Кузнецов — выпускник лечебного факультета КрасГМУ, доктор медицинских наук, профессор и член Всемирной ассоциации специалистов против старения. В медицине он провел уже более 40 лет, но до сих пор сталкивается с людьми, которые рискуют своим здоровьем, выбирая в косметологов людей с улицы.

Сергей Кузнецов
Фото: «„ОМЕКС“ — ИМК»

«Дело — в людях, которые идут к „серым“ специалистам, неизвестно куда и к кому, не спрашивая при этом диплом об образовании, доверяя свою внешность сомнительным людям затем, чтобы получить хороший результат за маленькие деньги. Но такого не бывает. Хорошие препараты для косметологических процедур — недешевые.

Я всегда говорю своим пациентам: „Не может крем для лица стоить дешевле крема для обуви“. Так и здесь: не может хороший филер стоить дешево».

Если у человека нет денег — лучше накопить нужную сумму и поставить качественный препарат, чтобы потом не бегать, устраняя недостатки, возникшие после некачественных процедур.

Например, лже-косметологи переливают сомнительные препараты из одного флакончика в другой, с наклейкой «ботокс». Говорят, что введут вам рестилайн (мировой эталон филера, который стоит дорого), а инъекцию делают непонятно чем. Когда пациенты приходят к нам и говорят, что им ввели рестилайн, и на месте введения препарата образовались шишки или узлы — мы берем оттуда биопсию, и выясняется, что никакого рестилайна у человека в тканях и в помине нет. А что ему вкололи?

«Я не знаю, кто в этом мире формирует стиль и мировоззрение „утиных губ“ и „монгольских скул“, но тот, кто это делает — плохой человек. Надо понимать, что нельзя хорошую юношескую внешность портить различными наполнителями, которые могут тебя изуродовать».
Фото: pixabay.com

Кому-то такие люди инфекцию занесли, и начался гнойный процесс. У кого-то губы заколоты до такой степени, что хирурги «гири» вытаскивают оттуда, чтобы вернуть губам адекватную форму. А ведь всё это в любом случае приводит к рубцовым изменениям.

С такими «специалистами» мы не можем бороться: пока общество не поймет, что такие люди несут в себе зло, мы ничего не можем сделать. Они выложат в соцсетях якобы свои работы, но проверите ли вы каждую фотографию?

Если вы хотите получить косметологическую услугу, то нужно отправиться в нормальную лицензированную клинику, где работают высококвалифицированные профессионалы. Время инъекционных процедур уходит, сейчас упор делается на аппаратные технологии, с их помощью можно сотворить шикарный внешний вид — не нарушая анатомические формы человека.

«Вы рискуете своей жизнью — зачем?»

«Серый рынок» стоматологов, как и косметологов, также процветает, но специалистов, которые берутся за лечение, удаление и протезирование зубов на дому — гораздо меньше, потому что здесь требуется большее количество финансовых вложений со стороны горе-предпринимателей. Дмитрий Герасимов, владелец и генеральный директор центра стоматологии «Астрея», отмечает, что «домушники» все же стараются переходить в легальное поле, но с усложнением получения лицензии в этом году может случиться всплеск некачественных стоматологических услуг вне лицензированных клиник.

На сегодняшний день нельзя сказать, что явление «серых стоматологов» глобально распространено, все-таки внутренняя политика меняется, и большая часть стоматологов пытается перейти в легальное поле, получив лицензию. Однако до последнего года ее достаточно просто можно было получить, а сейчас процесс усложнился, поэтому я ожидаю всплеск не лицензированных стоматологических клиник.

Если стоматолог работает без лицензии в не оборудованном или не до конца оборудованном помещении, проверить и наказать его за это практически невозможно, потому что Росздравнадзор не может туда зайти: нет лицензии — нет повода, такие клиники ему не подотчетны и не подконтрольны. Ведомство может отреагировать на жалобу, но «серые стоматологи» стараются решать проблемы до ее возникновения. То есть только если здоровью человека нанесен реально серьезный ущерб, тогда только люди начинают жаловаться.

Получается, что у государственных органов нет рычагов контроля — единственный, кто может проконтролировать таких специалистов — это органы полиции. Привлечь их можно только если сделать контрольную закупку — поймать человека в момент передачи денег, с поличным. Во всех остальных случаях ту же статью о незаконном предпринимательстве к ним не применишь, потому что они чеков не пробивают — доказательной базы тоже нет.

Фото: «МЕДАЛЬЯНС»

«Серые стоматологи» просто не хотят получать лицензию. Это могут быть студенты медицинских вузов, которые только начинают свой карьерный путь. Лицензия — это затраты, а китайскую стоматологическую установку можно купить за 100 тысяч рублей. Я видел объявление с такой установкой в комплекте с инструментами и наконечниками за 150-200 тысяч. Но как они могут существовать, если один наконечник для нашей установки стоит 900 евро? То есть порог вхождения в рынок — просто копеечный, а чтобы получить лицензию — нужно еще и побегать по инстанциям, потратить время.

Люди, которые приходят к нам в клинику, редко жалуются на конкретных специалистов, которые их лечили — у них в головах вшито: «Доктор — хороший человек, может быть, у него просто что-то не получилось». То есть если горе-стоматолог отнесся по-доброму к пациенту, то жаловаться на него не будут. «Я же сам виноват, что пошел к нему», — думают люди.

К «серым докторам» пациенты идут, потому что там дешевле. Мы покупаем хорошее и дорогое оборудование, делаем ремонт, платим налоги, аренду, зарплаты, получается сумма очень приличная.

«Говорят, что стоматология — это золотое дно, что тут бешеные доходы. Но это не так, время бешеных денег позади. Сейчас нужно работать, системно и правильно, тогда бизнес будет рентабельным и стабильным»
Фото: «Астрея»

У меня были знакомые, которые принимали пациентов у себя в трехкомнатной квартире — одна комната отведена под личный кабинет, человек поставил там установку и «пилил». Понятно, что в основной массе удел «домушников» — это сегмент недорогого протезирования: штампованные коронки, съемные протезы, то есть те услуги, которые не требуют дорогого оборудования. Однако я не понимаю, почему люди в таком случае не идут в государственную поликлинику. Не факт, что за небольшие деньги зубы вам сделают лучше, чем у муниципалов, ведь сама проблема санитарной безопасности и дезинфекции, особенно в связи с пандемией — выросла.

За полтора года мы закупили в свою клинику больше 200 тысяч масок. «Самодельные» врачи этого делать не будут. Рециркуляторы у нас работают круглосуточно, мы обрабатываем поверхности дезинфицирующими растворами каждый час, а дверные ручки — каждые 15 минут. У нас даже сотрудники говорят, что на работе безопаснее, чем в других местах.

Как найти своего специалиста? Есть несколько советов:

  • Первый пункт — это посмотреть лицензию стоматологической клиники. Она не обеспечивает профессионализма докторов на 100 %, но на 90 % является гарантией. Стоматологи пролицензировали свою клинику — они уже не будут рисковать понапрасну и будут работать на максимально возможный для них уровень качества;
  • Зайдите в клинику — и вы сразу увидите, что здесь есть, насколько сотрудники соблюдают нормативы;
  • Почитайте отзывы о врачах: понятно, что нельзя верить только положительным отзывам, равно как и отрицательным, потому что случаи бывают разными;
  • Нужно в принципе уметь собирать информацию — в интернете очень много ресурсов, позволяющих узнать количество работников клиники, технологии, которые там используются;
  • Есть, например, в стоматологии принцип «врача-универсала», а есть ведение больного по специализации доктора. То есть мы в нашей клинике 20 лет подходили к работе с девизом: «Каждый должен заниматься своим делом». Если врач — хирург, и он много лет оперирует, больше шансов, что он делает операции хорошо. А если утром доктор оперирует, после обеда — лечит, а на следующий день занимается чем-то другим... Непонятно, чего от него ожидать. В нашу клинику приходят стоматологи общей практики, и в процессе работы они определяются со своим основным направлением, и учатся.

Вы рискуете своей жизнью, своим здоровьем: зачем? Оно того не стоит. Если стоит вопрос нехватки денег — идите в муниципальную поликлинику, уровня выше «серые» стоматологи не дадут. У них нет ни оборудования, ни знаний, ни возможностей. Надо понимать, что на сегодняшний день современная медицина — это огромные вложения, а новые технологии не могут быть дешевыми.

«Люди уходят туда, где дешевле»

Ольга Василинич, стоматолог с 14-летним стажем из клиники «Улыбка Тари», лично «перелечивала» пациентов после их походов к «серым специалистам». По ее словам, люди неохотно признаются в том, что доверяются «домушникам», но денег на лицензированных специалистов у них не хватает.

Врач-стоматолог Ольга Василинич
Фото: клиника «Улыбка Тари»

«Например, пациент приходит и просит сделать снимок, дает мне не направление, а бумажку, на которой написано, что нужен снимок 25 зуба. Я спрашиваю, зачем человек это делает и объясняю, что сейчас в стандарт оснащения стоматологического кабинета входит рентгеновское оборудование, оно должно быть. Где вы так лечитесь, что стандарт не соблюдается? И пациент отвечает: „На дому“. Я спрашиваю, почему там? И человек объясняет, что в лицензированных клиниках дорого лечиться».

Надомников достаточно много, потому что уровень жизни падает — и люди уходят туда, где дешевле, есть скидки или рассрочка. Они всё же больше таким специалистам доверяют, чем муниципальным поликлиникам, видимо, у них уже сформирован некий негативный опыт. И люди доверяют таким домашним докторам, а они в свою очередь не только лечат, они еще и протезируют, и удаляют зубы на дому.

Я точно знаю, что в Кировском районе работает несколько «серых стоматологов». Недавно мне коллега прислал фотографию: висит огромный баннер с объявлением о протезировании на дому. Я отправила фотографию в Союз частных медицинских организаций «МЕДАЛЬЯНС», потому что люди не боятся никакой ответственности. Мы отвечаем за администратора, который случайно оказался без маски на ресепшене, а там «специалисты» на дому работают. А страдают пациенты, которые никаким образом не защищены. Человек не может потом подать жалобу на доктора ни за качество лечения, ни если ему внесут инфекцию, потому что доказать, что он там был — невозможно.

Я позвонила по телефону, который был указан на баннере, мне представился молодой человек. Тогда я выдумала историю про то, что моей маме необходимо сделать зубные протезы на дому, а она у меня не транспортабельная. Он пообещал помочь. Что дальше делать? Факт договоренности по телефону случился, осталось пригласить правоохранительные органы и провести контрольную закупку. То есть дождаться, пока «стоматолог» окажет услугу, сделает слепок, получит деньги, все это зафиксировать, тогда зайдет полиция и поймает человека. Только после этого домушника ждет штраф за административное правонарушение (за незаконную предпринимательскую деятельность). Человек заплатит «3 копейки», но не бросит свое дело.

То есть нужно на законодательном уровне повышать ответственность таких специалистов, они ведь могут серьезно навредить людям — а в косметологии это явление куда опаснее. Однажды мы встретили с главными врачами частных клиник, обсуждали этот момент, и кто-то сказал: «Ребят, посмотрите правде в глаза — если у физлица умрет человек от анестезии, например, то ничего ему за это не будет. Пациент сам пришел и попросил ему поставить какой-то препарат. Как откроют уголовное дело, так и закроют».

«Стоматолог — это человек, которому вы доверяете свое здоровье. В идеале, врач должен быть другом, которому можно доверять — и не разово, а регулярно»
Фото: «Улыбка Тари»

Я бы хотела, чтобы доктор не только лечил меня, но и профилактировал, предупреждал заболевания. Если пациент непрерывно лечится — это недоработка врача, и я бы подумала о смене такого доктора. Выбрать надо такого специалиста, который был бы нацелен не на зарабатывание денег, а на ваше здоровье.

Пациент сейчас должен быть юридически грамотным: в выбранной им клинике как минимум должна быть действующая лицензия, доктор должен быть трудоустроен, а не приходить по совместительству. Нужно, чтобы его документы были в порядке — и диплом, и сертификаты. Когда по телефону вы записываетесь к доктору и вам говорят, что запись у него свободна только на следующей неделе — это хорошо, потому что ситуация, когда можно подъехать в любое время — доктор не востребованный, к нему не возвращаются пациенты.

Материалы по теме

В Красноярске из руководителей и сотрудников медицинских клиник — членов «МЕДАЛЬЯНСа» — создан специальный комитет по борьбе с «серыми» специалистами, а также открыта и работает горячая линия для пострадавших от рук косметологов и стоматологов на дому.

«МЕДАЛЬЯНС» — объединение частных медицинских организаций Красноярского края и Республики Хакасия — принимает звонки от пострадавших пациентов. Они могут обращаться каждый понедельник и четверг с 14:00 до 16:00 по телефону 8 (391) 270-99-52.

Анастасия Гнедчик специально для интернет-газеты Newslab.ru

ООО «„ОМЕКС“ — ИМК», лицензия № ЛО-24-01-000430 от 6.12.2007
ООО «Альтра», лицензия № ЛО-24-01-003000 от 9.11.2015
ООО ЦС «Астрея», лицензия № ЛО-24-01-004138 от 11.10.2018
ООО «Стоматология Улыбка Тари», лицензия № ЛО-24-01-004020 от 14.06.2018

Кузнецов Сергей Робертович
Директор Института медицинской косметологии «Омекс-ИМК»

На правах рекламы

Рекомендуем почитать