>
>
«Снимайте, он меня убил!»: как я с полицией патрулировала правобережье Красноярска

«Снимайте, он меня убил!»: как я с полицией патрулировала правобережье Красноярска

06.12.2021
19
Подготовка к дежурству включает конспектирование всех происшествий прошедших суток
ППС
Патрульно-постовая служба МВД России. Ее задачами является предупреждение и пресечение беспорядков. Патрульные первыми оказываются там, где людям нужна помощь.

Каждый день в 8 часов вечера и 8 часов утра жители домов, расположенных рядом с отделом полиции на улице 60 лет Октября, наблюдают одну и ту же картину — разъезд дежурных патрулей патрульно-постовой службы. В день нашего дежурства на службу заступали сразу три экипажа, каждый по три человека. Двум из них достались старенькие «козлики», а нас посадили в новенький «Патриот».

Перед отъездом в блокноте у каждого появились записи о происшествиях последних суток. Среди них угон и кража из дачного домика, откуда, помимо инструмента, неизвестные воришки унесли 5 комплектов постельного белья.

Пока едем на заправку, я спрашиваю, действительно ли район Парашютки такой спокойный? В ответ слышим: «Да уж, лучше не придумаешь! Хотя в каждом районе свои клумбы с цветами...».

Патрулирование, объясняет старший экипажа Александр, это медленное движение по району со скоростью 30-50 км в час. Только так можно заметить подозрительную активность на улице, требующую вмешательства ППС. Темные дворы вечером становятся ещё уже от заполонивших их машин, но «уазик» движется уверенно: водитель знает район настолько хорошо, что ему не нужен никакой навигатор. А ведь в участок этих парней входит длиннющая улица им. 60 лет Октября, ул. Свердловская, Тихие зори, Базайская и даже дачные поселки на горе.

Не прошло и 15 минут, как оживает рация: нужно проехать на домашний конфликт в район ДОСААФ. «Квартира проверена, оружия не зарегистрировано», — докладывает дежурный. Значит, в подъезд можно идти без бронежилетов и другой защиты.

Пятиэтажная общага с лебедями из покрышек во дворе и скрипучими деревянными полами в коридорах встречает нас густым запахом табака. На площадке верхнего этажа, разделенной на две части дверями и шкафами, курят два небритых мужика. Первый, с загипсованной ногой, показывает жестом — нас ждут дальше. Чуть дальше уже собралась кучка парней. Один из них объясняет, что заявлял о ссоре он, потому что боялся за ребенка и жену дебошира.

Причина конфликта банальна — ребенок напутал что-то с пультом и сбил настройки телевизора. Его пьяный отец устроил скандал, а соседи вызвали полицию. Мужик ругает сожительницу за то, что та постоянно пилит из-за маленькой квартиры, а она его в ответ за то, что он пытается ее выгнать. При этом женщина признает, что руки муж не распускает. Писать заявление не о чем, поэтому все заканчивается профилактической беседой и объяснительной от женщины. Напоследок мужик обещает, что экипажу скоро придется ехать обратно, потому что он собирается выставить свою подругу на лестничную площадку, а ребенка оставить себе.

«Заявление вообще пишут не часто, только в крайних случаях. Потому что потом нужно ещё много чего сделать — побои снимать, в суд идти. Они вызвали нас — и на этом все. А потом, если что-то произойдёт, они же скажут, что это мы ничего не сделали», — ворчит Александр.

Второй вызов — снова на бытовой конфликт — поступает почти сразу же. Верхний этаж 9-этажки, дверь открывает опрятная пожилая женщина и говорит, что в комнате находится неадекватный мужчина. На вопрос, кем он ей приходится, отвечает: «Да, собственно, никем». Оказывается, пожалела, пустила к себе инвалида. Жили какое-то время спокойно, а потом он напился и начал буянить.

Мужик сначала кричит и пытается спровоцировать полицейских: «Накидывайся на меня, я ненормальный!». И тут же убеждает: «Я не кусаюсь, я всего лишь хотел спокойно жить, а она...». Пока женщина что-то пытается объяснить, инвалид падает в коридоре и одному из патрульных приходится тащить его в комнату волоком. Сопровождается все это криками: «Снимайте, меня полицейский убил! Он пинал меня, вы же видели!».

Успокаиваем его и уходим. Заявление и на этот раз никто писать не собирается. Около лифта полицейские отряхивают форму и обрабатывают руки антисептиком, после чего выключают регистраторы. Эти маленькие видеокамеры, закрепленные на кармане униформы, помогают решить многие конфликтные ситуации.

Подобных семейных разборок, по словам Александра, намного больше в пятницу и выходные. «Соскучились за рабочую неделю, вот и выясняют отношения», — шутят полицейские.

Вторая задача патрульных — проверка поднадзорных. Это люди, которые освободились из колонии, но продолжают оставаться под наблюдением МВД. После наступления темноты они должны быть дома. В списке на сегодня 13 адресов, которые надо посетить.

Материалы по теме
«Олеся, открывай, это участковый!»: как мы проверяли Водники
Один день из жизни красноярского полицейского

Они разбросаны по всему району — кто-то живет в специальном учреждении с другими такими же неблагополучными, а кто-то сторожит чью-то дачу. По поводу посещения каждого из них патрульные составляют акт. Если человека нет, ему придется объяснять свое отсутствие. В случае условно-досрочного освобождения такие «прогулы» могут дорого стоить.

Мы попрощались с ребятами и поехали домой после третьего вызова на семейный конфликт — в Тихих Зорях (которые по ночам совсем не тихие) парень избил мать своего ребенка и ее подругу. Было уже около полуночи, но работа патруля только начиналась.

Работа сотрудников патрульно-постовой службы, наверное, одна из самых сложных в полиции. Именно этим людям приходится задерживать злоумышленников — где силой, а где уговорами, и решать конфликты. Каждый из них за свою смену пропускает через себя столько негатива, сколько сложно представить обычному обывателю. И порой при этом они вместо благодарности слышат претензии в свой адрес за то, что снова не смогли сделать невозможное.

Знакомилась с работой патрульной службы Анна Кравченко,
фото Алины Ковригиной специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать