>
>
>
Сергей Стакутис: «Не хочу, чтобы государство по мелочам вмешивалось в мою жизнь»

Сергей Стакутис: «Не хочу, чтобы государство по мелочам вмешивалось в мою жизнь»

17.07.2012
15

В рамках проекта, посвященного гражданскому обществу, очередным гостем интернет-газеты Newslab.ru стал старший преподаватель кафедры управления человеческими ресурсами Института экономики, управления и природопользования СФУ, политолог Сергей Стакутис. В своей статье он размышляет, почему одни сравнивают государство с библейским чудищем, а другие считают, что народ без государства станет неуправляемым.

Гражданское общество как противовес государству

Для начала нужно разобраться в вопросе, что такое «гражданское общество». Парадокс в том, что все слышали о нем, но мало кто может дать точное определение. Некоторые честно говорят, что не знают, что это такое. Некоторые вообще считают, что это «общество, состоящее из граждан» (!). В учебной литературе дается очень громоздкое понятие этого феномена.

Сергей Стакутис

Самое простое определение для меня выглядит следующим образом: гражданское общество — это структура, отделенная от государства, но тесно связанная с ним. Государство состоит из двух основных элементов. Первый — это аппарат управления (министерства, ведомства и т.д.). Второй — аппарат подавления, хотя из соображений политкорректности его называют «аппарат принуждения» (армия, милиция-полиция, суды, прокуратура, спецслужбы). Это и есть государство, а все остальные институты — гражданское общество, то есть все то, что не входит в государство. Например, семья, кружки вязания, спортивные секции, ТСЖ, профсоюзы, церковь (кстати, по Конституции она отделена от государства), общественные организации, политические партии.

Теперь, когда мы разобрались с понятием необходимо рассмотреть следующий важный вопрос. Для чего нужно гражданское общество и нужно ли оно вообще? Дело в том, что между народом (гражданское общество) и государством существуют диалектические отношения. Народ, как субъект истории, создает государство в качестве инструментального объекта. Но впоследствии государство смотрит на народ, как на нечто преодоленное и нуждающееся в опеке, контроле и начинает этим злоупотреблять все больше и больше — превращается в Левиафана (библейское чудище, которое вылезло из воды, да как давай людей тиранить!). Народ, когда это осознал, в качестве защиты начал создавать гражданское общество. Я сторонник сильного государства, сильной вертикали власти. Государство должно выполнять две главные функции: защищать от внешних опасностей и поддерживать внутренний общественный порядок. Но я не хочу, чтобы оно по некоторым мелочам вмешивалось в мою жизнь — указывало мне, в какой одежде ходить, на каком автомобиле ездить, в какое кафе водить свою барышню. Это, простите, я сам решаю. Но государство назойливо — «я его в дверь — оно в окно». Люди в одиночку не могут противостоять этому натиску, поэтому они вынуждены объединяться в сообщества, ассоциации, что и является гражданским обществом.

Более того, сейчас во всем мире наблюдается тенденция усиления роли государства. Оно все больше и больше пытается поставить людей под контроль. Речь идет о новой опасности — неототалитаризме. Здесь мы и отвечаем на главный вопрос — гражданское общество выступает в противовес государству. Оно не дает государству создать общество тотального контроля и безраздельной власти. А тенденция эта, повторяю, очень хорошо наметилась во всем мире.

Однако не нужно считать, что гражданское общество и государство — это антагонисты, непримиримые враги. Скорее это некий симбиоз — государство должно понимать необходимость гражданского общества и всячески его поддерживать для своего же процветания. Мы, в свою очередь, должны понимать необходимость существования государства и способствовать его укреплению.

Что должно быть выше: точки зрения

Теперь еще один важный вопрос — что должно быть выше? Гражданское общество, которое призвано контролировать государство, или государство, которое должно быть выше и контролировать гражданское общество? Однозначного ответа нет. В развитии государства и гражданского общества наметились две противоположные тенденции: либо государство выступает как тень народной воли, как инструмент народа, либо — как аппарат управления и подавления.

Основоположник либерализма Джон Локк впервые поставил личность выше государства, а свободу — выше других ценностей. Свобода — это, в первую очередь, свобода от вмешательства со стороны государства. Будучи разумными, люди заключают между собой общественный договор, то есть создают гражданское общество, которое образует ряд защитных структур между индивидом и государством. Известный философ и политический деятель Антонио Грамши сравнивал гражданское общество с окопом во время войны, с надежным убежищем в случае опасности. Именно оно защитит от неурядиц, в том числе, создаваемых государством. Известные мыслители Адам Фергюсон, Томас Пейн, Алексис де Токвиль считали, что государство — «зло», а гражданское общество — «благо», которое соответственно, должно стоять выше государства и контролировать его «злые» намерения. Интересно, что при этом Томас Пейн стал одним из создателей государства США.

Противоположный взгляд — за приоритет государства над гражданским обществом. Человек, в диком природном состоянии не знающий ни цивилизации, ни государства, развивается в хаосе взаимной вражды и непрерывных войн. Государство же олицетворяет порядок и гражданские отношения. Так, Томас Гоббс видел в государстве «владычество разума безопасность, богатство, благопристойность, изысканность, знание и благосклонность».

По Гегелю движущей силой исторического прогресса является не гражданское общество, а государство. Примат государства по отношению к гражданскому обществу был связан с тем, что, как считал Гегель, основой развития всего выступает «Мировой дух». И именно государство воплощает «Мировой дух», олицетворяет все добродетели. Оно наиболее совершенное воплощение мировой саморазвивающейся идеи, защищает человека от случайностей, обеспечивает справедливость и реализует всеобщность интересов. В обществе всегда будут конфликты. Большинство конфликтов гражданское общество не в состоянии разрешить, это может сделать только государство.

Указать власти на ошибки и предложить пути развития

В России элементы гражданского общества наметились еще в Древней Руси. Так, в Великом Новгороде было создано купеческое объединение «Иваньское сто». А практическое оформление гражданского общества началось в XIX веке. При Александре I появляются салоны, кружки. При Александре II — земства, корпорации предпринимателей и т.д. Многие считают, что при советском тоталитарном режиме гражданского общества не было. Однако это не совсем верно. Семья, «диссидентские кухни», церковь, профсоюзы — эти элементы гражданского общества существовали. Хотя понятно, что государство пыталось их контролировать.

Сейчас перед Россией стоит задача укрепить институты гражданского общества. Зрелое гражданское общество должно указать власти на ошибки и недостатки, предложить оптимальные пути развития. Но, что важно, не вступать при этом в противоправные конфликты с властью, с государством. В современной России существует опасность того, что гражданское общество может попасть под влияние определенных политических сил, преследующих свои интересы, которые могут использовать людей в качестве инструмента для достижения своих целей, идущих вразрез с интересами нашей страны и общества.

***

Кстати, на Болотной площади в 1775 году казнили Емельяна Пугачева...

Сергей Стакутис

По заказу агентства по реализации программ общественного развития Красноярского края в рамках долгосрочной целевой программы «Содействие развитию гражданского общества и поддержка социально ориентированных некоммерческих организаций в Красноярском крае» на 2012–2014 годы.

Рекомендуем почитать