>
>
>
«Я себе цену знаю, поэтому в 23 уйду на пенсию»: как модель из Красноярска покоряла Индию и Китай

«Я себе цену знаю, поэтому в 23 уйду на пенсию»: как модель из Красноярска покоряла Индию и Китай

13.04.2021
35
Алина — модель из Красноярска

Пост в «Инстаграм»

Однажды моя подруга в инстаграме скинула мне историю о том, что проводится кастинг в модельное агентство в Индии. Девочка из Красноярска выложила историю, уже работая там. Я посмотрела на этот кастинг, подала свои фотографии с разных ракурсов, прикрепила свое смешное на тот момент портфолио и параметры. Мне ответили, что всё классно, я подхожу, и позвали меня в Индию. Купили билеты — и я приехала на свой первый контракт.

Всё оказалось максимально просто, хотя агентство было «на троечку». Я занималась в основном коммерческими съемками для интернет-магазинов одежды на индийской территории.

«19 лет, мозгов нет...»

В первый раз я поехала без агентства, самостоятельно, без поддержки со стороны, просто наобум. 19 лет, мозгов нет, думаю: «Ладно, справлюсь!». Там была девочка из Красноярска, которую знали мои знакомые, я с ней связалась, и она мне всё рассказала, какие там условия проживания, какой режим, как там всё проходит, скинула фотографии апартаментов и разговаривала со мной по видеосвязи. Я подумала: «Почему нет?» — меня всё утроило, и я поехала. Это было 4 года назад, в 2017 году.

На самом деле мне не было страшно, я просто поехала, доверившись этой девочке. Терять было нечего, это был сентябрь, погода в Красноярске дурацкая, слякоть, такое всё грустное... На работе мне что-то не нравилось (на тот момент я работала в «Якитории»), сессия у меня зимой, потому что я на заочном училась. И тут такой вариант — еду на 3 месяца и приезжаю к сессии уже с деньгами, сдаю экзамены, всё красиво.

Поездка «на процентах»

В первый раз деньги, конечно, я заработала смешные. Тогда я поехала «на процентах». Это значит, что принимающая компания оплачивают перелеты, проживание, интернет, и дает карманные деньги — в неделю 2 тысячи рублей.

Эти 2 тысячи никогда полностью не уходили, потому что на студии кормили завтраком и обедом, поэтому с карманных денег можно было даже что-то откладывать и привозить домой.

«30 тысяч рублей за 3 месяца»

Сумму, которую за тебя внесла принимающая компания, ты должна покрыть во время своих съемок. Например, съемка — 14 тысяч рублей, соотношение 40 на 50 — 40 % принимающему агентству, 50 % мне, но мои 50 % уходят на покрытие того самого минуса на проживание, перелёт и все остальное. Как только я минус покрываю, то есть ухожу в плюс, — оставшиеся деньги забираю домой. В первый раз за 3 месяца я привезла домой 30 тысяч рублей.

После первого опыта я нашла себе материнское агентство. Это как бы твой менеджер, который ищет контракты для тебя, занимается твоим продвижением. Я скинула им все фотографии, которые у меня были, и мы начали работать вместе.

В поисках хорошего агентства

Я снова поехала в Индию, но уже «на гарантии». То есть помимо того, что они оплатили мне перелеты и всё остальное, и я смогла забрать деньги, которые остались, когда я ушла «в плюс», мне гарантировали определенную денежную сумму, которую я получу по истечении контракта. Обещали 700 долларов в месяц — по курсу на 2019 год примерно 47 тысяч рублей.

Мы заключили контракт на 3 месяца. Если в первую поездку у меня были средненькие студии непонятных «ноунеймов», то во второй раз я снималась на индийские сайты типа «Амазона»; наши аналоги — Lamoda и Wildberries. В этот раз условия рабочие были поприятнее, но всё то же самое — плюс гарантия. Я могла покрыть минус за всё свое проживание, а могла не покрыть, но обычно я отрабатывала его последними 4-5 съёмками, просто выходило на 10 тысяч сверху к гарантированной сумме.

Распорядок дня

Например, у меня завтра съемка. Мне пишут об этом в общую группу мессенджера, в которой находятся все девочки с апартаментов. Пишут: «Алина, будь готова, завтра с вымытой головой к 9 без макияжа. Возьми с собой нюдовое бра (это которое едва прикрывает грудь)». Просыпаюсь, мою голову, меня забирает агентский водитель, он заезжает за всеми девочками, у которых есть работа, и начинает развозить по студиям. Приезжаешь на студию, завтракаешь, и примерно в 10:00 тебя зовет визажист на макияж. Тебя накрасили, сделали прическу, примерно в 12:00 начинаете фотографироваться. Рабочий день длится до 6 вечера. К этому времени нужно отснять 100 «луков».

Сто футболок отфотографировать, например, ничего сложного. Но обычно снимаешься в разной одежде — например, начинаешь день со спортивной. Обувь, верх, низ — постоянно меняются. Потом тебе переделывают макияж, и ты снимаешься в какой-нибудь повседневной одежде. К концу смены индусы любят отснять какие-нибудь сари, индийские такие платки, в которых ты заматываешься и стоишь, не шевелясь, только руки меняя.

«Хотите больше — платите больше»

В Индии я всегда проверяла до начала съемки, сколько они мне принесли одежды, чтобы не надевать больше, потому что оплата именно за 100 примерок. Хотите больше — платите больше. У них распространена привычка обмануть. Они думают, что они самые умные: «Пришла девочка, ничего не понимает, мы её сейчас быстренько отфотографируем, всё, что нам нужно — сделаем, и на следующий день приедет, пускай она всё это сделает». А ты приходишь и говоришь: «Всё, 6 часов, мой рабочий день закончен». Я сталкивалась с девочками, у которых, например, это первая поездка, и они ничего не знают, — их можно обмануть. Но меня-то предупредили, как нужно себя вести. Они могут сказать: «Ну давай хотя бы 15 минут еще», но я всегда отказывала.

«А может быть куда-нибудь еще попробуем?»

Я вернулась с третьей поездки из Индии и сказала своему менеджеру: «Слушай, а может быть куда-нибудь еще попробуем?». Она разослала мое портфолио, и откликнулось агентство из Китая, из города Ухань, откуда к нам прибыл коронавирус. Я им понравилась, мы подписали контракт, я сделала рабочую визу, приехала — но условия заметно отличались от индийских.

В Индии было 3 комнаты по 3 человека в каждой, общий зал и кухня. А в Китае мы жили в многоэтажном здании, где 70 этажей, а мы жили на 40-м, и в апартаментах было 12 девочек: кровати двухэтажные, очень-очень маленькая кухня.

В Китае любят бейби-фейс — миленькие личики с большими глазками, поэтому в качестве моделей поехали маленькие девочки, которые обсуждали, какой им мальчик в школе нравится, и какие предметы они будут сдавать на ЕГЭ. И прилетела я — тётя, которой уже 21.

«Самый лучший клуб — в Китае»

У меня не было работ, кроме свадебных съёмок, я рекламировала свадебные платья. Теперь, после Китая, я не хочу собственной свадьбы, потому что перемерила миллионы свадебных платьев, переделала миллионы причесок.

Поскольку это была моя первая поездка в Китай, принимающее агентство никакой гарантированной суммы мне не предложило, и я поехала «на процентах», так как очень хотела попасть в Китай. Но был один интересный момент...

Это клубы, в которых тусуются модели с десяти до часу ночи. Парням и девушкам европейской внешности можно было просто там тусоваться: стоять у столика, танцевать, есть или пить, создавать толпу — за это можно было получить 4 тысячи рублей в один поход. Эта сумма равнялась нашим карманным деньгам в неделю. За 4 тысячи рублей ты там просто находишься со своими же европейскими подружками и друзьями.

В неделю получалось заработать 8 тысяч рублей только на этих вылазках. Это для них реклама, в клубах фотографировали, там всегда велись какие-то съемки. Выкладывают и пишут: «Приглашаем вас в самый лучший клуб в Китае — тут постоянно отдыхают европейцы!». В Китае и правда классные вечеринки, нигде больше таких не видела.

Однако очень сложно было попасть на такие вечеринки, потому что у нас был комендантский час (он в каждой стране и в каждом агентстве). В десять ты должна быть дома, это проверяется, потому что с тобой в апартаментах помимо моделей живет менеджер, чтобы вас контролировать, чтобы ни у кого никаких проблем не было. Мы придумывали обходные пути, пробирались, выбегали, пока кто-то спит, выключали свет, потому что камера на входе стоит.

Китайцы мне не очень понравились, для них что естественно — то не безобразно. Мой менеджер, китаянка, например, всегда стояла на стуле на корточках. То есть забиралась на стул, становилась на корточки, и не отрывая стопы от сидения, — ела. В кафе они тоже все так сидели.

О модельной конкуренции

В апартаментах жили разные девочки: из России, Украины, Польши. Я стараюсь не общаться с русскими моделями, потому что они злые, а европейки — хорошие. Наши девочки, возможно, чувствуют какую-то конкуренцию, но я этого не понимаю, потому что конкуренция в моем понимании может быть на показах мод в Европе, например, там каждая грызет за свое место, а тут обычная коммерция, съемки для «Таобао», чего смеяться-то?

«Учитель английского — Алина из России»

В поездках, конечно, нужен хороший английский. В первый раз в Индии я подумала: «Ужас, как вообще разговаривать?». Сначала было тяжело, ничего сказать не можешь, только слушаешь. Я всё прекрасно понимала, но выразить свои мысли не могла. У меня в апартаментах жили тогда полячка, две бразильянки, несколько русских девочек и я. Мы ходили в зал, за продуктами в магазин, начали общаться между собой; постепенно страх языка проходит, и ты вливаешься. У меня была очень хорошая школьная база английского, а в последние поездки я уже учила ребят из других стран. Забавно: учитель английского — Алина из России.

Модельная «пенсия»

Модели начинают работать рано — с 16 лет, я же начала в 19, то есть по меркам этого бизнеса достаточно поздно. Сейчас мне 23 года, и в этом году я хочу съездить в Индию в последний раз. Однажды я сказала себе, что именно в этом возрасте съезжу напоследок. Молодость и красота проходят, но что-то ещё должно обязательно остаться. Со мной как с моделью легче работать в плане организации процесса, но я себе цену знаю, поэтому считаю, что в 23-24 года уже нужно уходить «на пенсию». Я уже скоро уйду.

Что дальше делать, чем зарабатывать? Моделинг — это больше хобби, я не представляю, чтобы в 30 лет я зарабатывала этим на жизнь. Нужно где-то осесть без этих поездок на несколько месяцев. Я получила диплом по специальности «Производственный менеджмент», дальше собираюсь заниматься чем-то по образованию, может, это будет что-то связанное с управлением персоналом — или с индустрией красоты. Я еще не решила, поеду в Индию, у меня там будет много времени, чтобы подумать.

Кого любят в Европе и Азии?

В Индии модельный типаж — это девушка с темными глазами и волосами, с обычным коммерческим симпатичным лицом, высокого роста. Блондинок там совсем нет, им таких моделей не нужно. В Китае это миленькие девушки с большими глазами, миниатюрные, там очень любят блондинок, хотя я видела и темных девушек. Всё зависит от агентства.

Европа — в моём понимании это фэшн-история, она ассоциируется у меня больше с показами. Это очень худенькие модели с простенькими лицами, потому что нужно, чтобы на тебе всё смотрелось хорошо — девушки не должны отвлекать внимание от одежды своими лицами.

«Худеть, чтобы поехать в Европу»

Конечно, попасть в Европу — это невероятный шанс, чтобы тебя заметили, увидели, оказаться на обложках, где-то засветиться. В Европе большое количество агентств, но там не так распространены гарантии. Мне из России лететь туда невыгодно, скорее всего, я даже не покрою минус. К тому же я не подхожу по параметрам, у меня широкие бедра. Худеть, чтобы поехать в Европу — я могу съездить туда на каникулы!

Но почему же все охотнее стремятся в Азию? Тут деньги, платят за час работы. В Китае можно зарабатывать бешеные суммы. Один час, например, может стоить 4 тысячи рублей, и все стараются отработать максимально быстро. Визажисты, стилисты — профессионалы, им нужно отснять как можно больше, затратив как можно меньше времени, соответственно всё делается оперативно. С тебя пылинки сдувают, чтобы ты не чувствовала себя уставшей, выглядела хорошо на фотографиях — с минимумом обработки и макияжа.

«Полуживые, зато худощавые»

У каждой модели свое отношение к работе над собой. Я сталкивалась с девочками, которые приезжали с кухонными весами и взвешивали всё подряд, но при этом не ходили в зал. А были такие, как я — я ем всё, что хочу, просто больше занимаюсь спортом, хожу. Девочки с весами полуживые — ничего не хотят, ничего не могут, зато худощавые. Совсем худеньких девочек из Индии отправляли домой, потому что на них не сидела одежда.

Я считаю, что подтянутость симпатичнее смотрится и более выигрышна, с ней открыто больше дорог. С худобой в моем понимании можно отправиться только в Европу, а с тонусом — поработать в любой коммерции.

Моей заслуги в модельной внешности нет никакой. Спасибо маме с папой, что вот такая я получилась. Я могла себя запустить, много есть, не заниматься, но я не такой человек, мне важно нравиться себе. Если вижу, что мне нужно похудеть, то похудею. У меня нет кубиков пресса и «банок», просто аккуратненько за собой слежу без фанатизма. Моя заслуга только в том, что мне нравится видеть что-то приятное в отражении зеркала.

«Съедим по круассанчику?»

В поездках мне очень нравятся люди. У меня почти в каждой точке мира есть знакомый, с которым можно встретиться. Ты по несколько месяцев живешь с людьми, привыкаешь к ним, как в детском лагере, и вы становитесь очень близки. Приеду я когда-нибудь во Францию, напишу в инстаграме девочке, с которой жила: «Привет, пойдем по круассанчику съедим?», и останусь у нее — уже кто-то родной в чужой стране. Знакомиться с новыми людьми, узнавать разные менталитеты — это круто!

Я до сих пор поддерживаю общение с подругами по всему миру. Скоро поеду в Москву и там встречусь с одной девочкой, потом поеду в Питер к другой. В Индии меня ждет модель, с которой я однажды работала, она продлила свой контракт с 3 до 6 месяцев просто чтобы увидеться со мной, когда я приеду. С девочками мы поддерживаем общение, переписываемся и созваниваемся, дружим.

Ромео и Джульетта на новый лад

Богатых женихов искать некогда и негде, но мне запомнилась прекрасная история любви между моделями. Парень из Сербии и девочка из Бразилии встретились на контракте, находясь в разных агентствах. Познакомились в студии, между ними пробежала искра, а через 2 месяца они уже работали в одном агентстве, и теперь катаются по контрактам вдвоем, как пара. Они уже ездили друг к другу в гости, он был у нее в Бразилии, она — у него в Сербии. Они нашли друга друга, хоть и жили в разных концах света. Вместе занимаются йогой, вместе тренируются, всегда в гармонии. Это невероятная редкость.

Драка из-за нижнего белья

Однажды парни в апартаментах подрались из-за трусов. У нас было две комнаты девочек и две — мальчиков, а также общая гостиная, в которой стоит сушилка с одеждой. Португалец и испанец — парни с горячей кровью. Один подумал, что другой взял его трусы, они начали перепалку: а язык у обоих плохой, они понимают друг друга примерно как русский понимает украинца. Потом они начали друг друга толкать, а в итоге испанец разбил дверь. И всё из-за трусов. Их потом расселили в разные апартаменты, чтобы не было никаких конфликтов.

Каждый шаг под контролем

В начале меня удивляло, что когда у тебя выходные — нужно отписываться, куда ты идешь, где и с кем ты будешь гулять. Ты в другой стране, за тебя ответственность несет принимающее агентство. Нужно написать в общую группу, подождать, пока тебе разрешат куда-то пойти. Приезжаешь — взрослая девочка, но нет, отписываешься. «Мы пойдём туда, зайдем в этот парк и в этот парк, а потом зайдем в молл». Конечно, мы могли план не соблюдать, но для своей безопасности мы отписывались.

«Нужно обязательно проверять агентства»

Проверять агентства нужно через знакомых. Хорошие агентства у всех на слуху. В какой аккаунт модельного агентства я ни зайду — у меня кто-нибудь будет подписан. Очень много есть сайтов типа «Черный список модельных агентств», в инстаграме есть несколько подобных аккаунтов с тысячами и миллионами подписчиков. Всё можно найти в интернете и разузнать.

«Бабулечка всегда переживает»

В Красноярске к моим поездкам уже привыкли. Подруги знают, что я могу пропасть на пару месяцев. Недавно одна из подруг рассказала, что она обиделась на меня в мою первую поездку, потому что я окунулась в другую жизнь и перестала с ней общаться, писать, узнавать, как дела. Тогда вообще пропал интерес к людям, которые ждали меня в Красноярске. Но так было только в первую поездку, потом я поняла, что это неправильно.

Сейчас я скучаю, находясь где-нибудь далеко. Однажды у меня в поездку приключились отношения. Мальчик ждал меня в Красноярске и дождался, но что-то поменялось, видимо, в наших чувствах за то время, пока меня не было, и ничего не вышло.

Моя бабуля всегда переживает за меня очень сильно во время моих путешествий. Она всегда думает, что меня продадут в рабство или на органы. А потом я приезжаю, фотографии ей печатаю, и она восхищается, в рамочки эти фотографии ставит. Бабушка — мой самый главный фанат.

Родители примирились с моим краткосрочным отсутствием. Был классный год, когда я уехала на 3 месяца за рубеж, затем вернулась, новый год отметила, сессию закрыла — и снова уехала. Получился такой нон-стоп, вот так мне нравится, здорово, когда не сидишь дома, но из-за этой пандемии я провела целый год в Красноярске, и так долго с тех пор, как ушла в моделинг, я здесь еще не была.

Жизнь одна, и возможность поехать в другую страну, где тебе всё оплачивают, всё для тебя — это сказка. Хочешь попробовать — надо пробовать, если ничего не останавливает.

Беседовала Анастасия Гнедчик специально для Newslab, фото из личного архива героини статьи

Рекомендуем почитать