>
>
>
«Не знаешь татарский — должно быть стыдно!»: грустный рассказ красноярки о переезде в Казань

«Не знаешь татарский — должно быть стыдно!»: грустный рассказ красноярки о переезде в Казань

30.07.2021
43
Нодира и её муж Андрей, переехавшие в Казань

«Сначала свадьба, потом переезд»

В Красноярске я занималась организацией мероприятий, увлекалась дизайном, фотографировала и преподавала. В какой-то момент мы с парнем решили переехать, планировали вообще перебраться за границу. Этого не случилось, и мы захотели остаться где-нибудь в своей стране. В августе прошлого года мы сидели и думали, куда бы нам податься, и мой теперь уже муж получил предложение по работе в Казани. И вот — мы переехали сюда.

Так получилось, что сначала пришлось пожениться, а потом уже переезжать, в том числе из-за моих семейных традиций. В феврале мы перебрались в Казань, два дня жили в хостеле, искали квартиру — очень нервно, потому что была зима на дворе, холодно.

Так как здесь нет гор, а значит, и преград для бешеного ветра — зимой реально холоднее, чем в Сибири: нас не спасли даже наши теплые зимние куртки.

Через пару дней мы нашли жилье и благополучно переехали в новостройку, в квартиру, где до нас никто не жил. Понравившуюся квартиру нужно успеть «отхватить», потому что людей в Казани больше, чем в Красноярске, здесь много студентов, и дешевые и оборудованные квартиры здесь нарасхват. Но так как наш жилой комплекс находится рядом с лесом (в сравнении с Красноярском мы живем как будто в Солнечном) — здесь еще холоднее. В центре города жилье снимать дороже, но если искать в отдаленных жилых комплексах — квартиры недорогие, мы снимаем за 10 тыс. руб. в месяц и живем в хорошей «однушке» с балконом, кухней и мебелью: нам повезло.

«Когда говорила, что я не татарка — никто не верил»

Первое, что бросилось в глаза — небо ниже, чем в Красноярске, оно кажется огромным, будто падает на плечи, а в автобусах и метро все остановки говорятся и пишутся на трех языках — татарском, русском и английском. Мы уже почти выучили татарский — по крайней мере, название остановок.

Здесь много кто говорит на татарском. Бабушки на нем судачат в автобусах. Я никогда раньше не оказывалась по ту сторону — так как по национальности я таджичка, то могла разговаривать по-таджикски: я-то понимаю, что говорю, но когда ты находишься там, где разговаривают на незнакомом тебе языке — чувствуешь себя странно. Однако татарский похож на таджикский, и иногда я даже что-то понимаю.

На одной из работ первые несколько дней со мной все пытались разговаривать по-татарски, потому что принимали меня за татарку, но когда я говорила, что не татарка — мне никто не верил. Из-за разреза глаз и цвета кожи я похожа для них на «свою». Мне говорили: «Ты не знаешь татарский, тебе должно быть стыдно», — а я и правда его не знаю.

Здесь даже у русских есть какой-то акцент, у них такое «цоканье» своё — меня это очень сильно удивило. Вдобавок к акценту они еще могут резко заговорить на татарском — уже трудно отличить их от живущих здесь же татар.

Мытарства по поиску работы

Я долго не могла найти себе нормальную работу. Хотела пойти в молодежную политику, но там мне пообещали зарплату в 19 тысяч рублей. Полагаясь на свой прошлый опыт, пошла в детский садик, отработала там два дня и поняла, что уже сильно выросла — и не смогла. Не хотела идти туда настолько, что заболела, организм отказался. Там зарплата была 20 тысяч, при том что в Красноярске у моей мамы на этой должности зарплата 30-35 тысяч. Потом пыталась устроиться в курьерскую службу просто выдавать посылки, но там на эту вакансию был дикий отбор и зарплата в 30 тысяч, и я не прошла.

Здесь просто ужасно низкие зарплаты. Мой муж зарабатывал в Красноярске на той же должности 40-45 тысяч рублей, а здесь 20-25, это очень странно. Недавно муж сменил банк, и если там нас ожидает та же денежная участь, то мы переедем в другое место. Разница зарплат большая, а цены выше красноярских. Общественный транспорт, например, на 4 рубля дороже, а если ты едешь с пересадками?

Сейчас я работаю декоратором в компании, которая занимается изготовлением фотозон для мероприятий. Это самая нормальная работа из всех. Когда устраивалась, думала будем делать в день одну-две фотозоны (их заказывают на праздники и юбилеи), а татары оказались небедными людьми, и за день может быть более 50 заказов. Они любят отдыхать — но я не понимаю, где они работают, чтобы зарабатывать на всё это. Они скрытные.

«Много людей, которые любят поругаться»

Если честно, то люди здесь мне не нравятся. Сначала я очень долго привыкала к климату, потом — к вопросу «Почему здесь такой огромный город, но такие маленькие зарплаты?», а недавно уже начала понимать, что и люди здесь своеобразные. Очень много тех, кто любит поругаться. Меня это всегда очень раздражало, а здесь это в какой-то степени больше распространено, чем в Красноярске, и мне почему-то кажется, что люди в принципе здесь злее, что ли, они могут с щелчка завестить и поссориться. Это часто здесь происходит.

Например, я езжу на работу на одном и том же автобусе, и здесь постоянно все ссорятся. Однажды утром битком набились пассажиры, тогда была весна и жарко, и тут автобус останавливается, в салон заходит водитель и говорит: «Если вы не перестанете нажимать на эту долбанную кнопку, которая мне мешает, я включу батареи, и вы будете ехать до Казани как в сауне». Может, мне, конечно, только кажется, что здесь люди злее, но...

Я всю жизнь общалась с сибиряками и поняла, что татары в какой-то степени интроверты. В банке, например, когда я работала в отделе обслуживания клиентского чата, абсолютно никто друг с другом не разговаривал. Сидим за отдельными столами, за перегородками, дико скучно. Думала, перейду в другую компанию, и всё изменится, но я так и не нашла себе людей, с кем можно общаться — они как будто вообще ничем друг с другом не делятся, не едят вместе, не спрашивают, как прошли выходные.

В компании, где я сейчас нахожусь, есть традиция — раз в три месяца коллектив выезжает на корпоратив куда-нибудь на природу, а по пятницам здесь обед за счет начальства — заказываем всё что хотим, но на определенную сумму. Но когда у нас по такому случаю общий обед, все сидят по отдельности.

Я пыталась найти себе друзей и много чего испробовала — ходила в разные места, проводила съемки на бесплатной основе за рекламу — но ничего не вышло. Мужу нормально, у него есть друзья детства, и он с ними дружит вне зависимости от того, где бы кто ни находился.

Нодира — фотограф, и это одна из её работ на новом месте.

«Здесь многое сделано для людей»

Туристов в Казани легко узнать. Здесь татары не ходят в тюбетейках, и татарки или мусульманки ходят с непокрытой головой. То есть во внешнем виде они никак не отличаются — одеваются просто, а девочек-татарок красивых и вовсе очень много, они ухоженные. Ходишь по центральным улицам, девушки в платьях, накрашенные, с распущенными волосами. А туристы сплошь в тюбетейках — и на себя наденут, и на детей, их сразу видно.

Первое время, когда я переехала, были моменты, когда я хаяла Казань: «Вот это в Красноярске лучше!», потому что я здесь никого не знала и эмоционально было тяжело, поэтому обращала внимание на недостатки. Однако здесь крутая набережная, которая подсвечена тысячей гирлянд — или невероятно красивая национальная библиотека с интерактивными досками, и всё бесплатно. Много чего здесь сделано для людей — то есть не просто для того, чтобы что-то построить. Поражает здешняя чистоплотность — везде чисто, хорошо, и не только в центре города, но и на окраинах.

А вот в кино сходить — удовольствие дорогое, причем это не зависит от времени посещения кинотеатра. Нет такого места, как красноярский «Луч», например, где билет стоит 80 рублей в понедельник, а по скидке и вовсе 65. Зато столовых очень много — больше, чем в Красноярске, и они нормальные, с национальной едой, низкой ценой и ярким колоритом. Стоят рядом «Макдональдс» и столовая — и в большинстве своем в столовой больше народу, и там действительно вкусно кормят.

«В Казани — не очень, но и домой неохота»

Материалы по теме
С чем осталась Казань после Универсиады-2013? Гуляем, проверяем и сравниваем с Красноярском
11 станций метро, исторический квартал и Студенческая деревня

С моей мамой у меня довольно тесные отношения, и она иногда в меланхолических настроениях зовет меня домой. В Казани — не очень, но и в Красноярск возвращаться всё равно не хочется. Из-за экологии — здесь воздух чище даже при том, что это мегаполис. Иногда по пути в центр города проезжаешь мимо какой-нибудь ТЭЦ и чувствуешь тот запах, который в Красноярске стоит везде. Стоит отъехать на 5-7 километров — и уже нет этого запаха.

А еще — здесь невкусная вода, потому что нашей «Лели» тут нет. Остальная покупная вода в бутылках невкусная, а из-под крана воду пить невозможно.

Если честно, то я всё же пока не понимаю, как здесь успешно люди живут. Однушка стоит от 4-х миллионов, жилье покупать дорого. Здесь всё классно для туристов, но работы не так много, как хотелось бы, и цены высокие. Возможно, тут есть перспективы для творческих людей — много танцоров, певцов, они как-то продвигаются и нормально живут. Но как простые люди выживают с такими зарплатами — мне непонятно, поэтому, наверное, навсегда мы здесь не останемся.

Беседовала Анастасия Гнедчик специально для интернет-газеты Newslab, фото из личного архива героини статьи.

Где живут бывшие красноярцы

Рекомендуем почитать