>
>
>
«Всегда есть туристы со страхом высоты, воды и аллергией на комаров»: как я работала гидом-инструктором на плато Путорана

«Всегда есть туристы со страхом высоты, воды и аллергией на комаров»: как я работала гидом-инструктором на плато Путорана

09.11.2021
20
Виктория Рефас летом 2016-го работала инструктором на плато Путорана

Турбаза, питание и прочий быт

Наша турбаза располагалась в самой дальней восточной точке Ламы — окраинного озера Путоран, на границе буферной зоны одноименного заповедника. Забрасывались туда и сотрудники, и туристы на «каэсках» (небольшие катера КС — Костромского судомеханического завода, — прим. Newslab) — это 6 часов пути от причала Валёк, что на Норилке. База расположена в дельте реки Векхикай, так что недостатка в воде — и питьевой, и для купания, у нас не было. Туалеты и умывальники на улице, ежедневно для всех — баня. Электричество — от генератора. Стратегический запас рефтамида (репеллент от комаров) — на складе.

Для туристов на базе построен трехэтажный деревянный дом на 40 мест и небольшие коттеджи для мизантропов, — все жилые помещения оборудованы системой отопления, потому как с середины августа по ночам уже случается минус. Предусмотрено постельное белье, одеяла, подушки, так что нет нужды везти с собой спальники. Обстановка в номерах спартанская: койка, крючки для одежды, табуретка. Сотрудники жили в отдельных домиках в 300 м от базы, что очень удобно — песни, гитара и народные гуляния не мешали нам спать.

Питание было организовано на высшем уровне — блюда нганасанской, долганской и русской кухонь, большие порции, причем питались все одинаково — и туристы, и работники. Туристы завтракали и ужинали в большой столовой с камином, персонал трапезничал в «кают-компании», там же мы смотрели кино на большом экране, и просто собирались пообщаться, попить чаю с плюшками в неурочное время. Когда гнус и комары не особо зверствовали, можно было посидеть на улице — в открытых беседках, на качелях или на веранде у большого дома, любуясь красотами. Интернета и сотовой связи на Ламе нет, так что медитации по вечерам исцеляли гостей от зависимости от гаджетов.

Инструктор на все руки

Работа инструктора на турбазе особых сложностей не представляла. Хорошее здоровье, отличная физическая форма, туристический опыт, крепкая обувь, олимпийское спокойствие, вот, в общем-то, и все, что ему/ей было нужно. Инструкторов было шестеро — четверо из Красноярска, один из Перми и один из Талнаха. Главной нашей задачей было каждый день после завтрака уводить туристов как можно дальше от пищеблока и изматывать их походами по горам и каньонам до самого ужина. Шутка, ну ладно, почти шутка.

Группу делили на три части, каждую из которых сопровождали два инструктора. Обеденный сухпаек, чай и сахар, сладости, аптечка, бумажные стаканы, легкие чайники — всё это мы разбирали по рюкзакам и после короткого инструктажа отправлялись с народом в путь. Если один-два гостя заказывали индивидуальное сопровождение, то ушедшего с ними инструктора подменял кто-то из работников базы, как правило, это были парни, работающие с лодками, они жили на базе почти круглый год и тоже хорошо знали маршруты.

Выходных у нас не было, условно выходным днем считалось воскресенье — день смены заезда, пока одни туристы грузились в катера, а другие обедали по прибытии, мы помогали другим сотрудникам базы: девушки — кастелянше на корпусе, а парни — хозработникам на других объектах. Если гостей приезжало не очень много, то двух инструкторов забирали на подсобные работы, которых всегда хватало: гладить белье, чего-нибудь строить, красить, чинить, ковыряться в теплице.

В начале сентября мы всем коллективом ездили заготавливать бруснику, шикшу, голубику и иван-чай на следующий сезон — в общем, скучать было некогда. Не могу сказать, что мы сильно уставали, ну, разве что от однообразия маршрутов под конец сезона, но зарплата + премии + чаевые снимали усталость как рукой.

За месяц выходило в среднем около 50 тысяч на человека, плюс питание, проживание и все трансферы за счет работодателя. Штрафы не практиковались, максимум, устный разнос. В общем, отдохнули, нагулялись на год вперед и заработали на отпуск, конечно.

Маршруты на Ламе и расценки

Все маршруты начинались от берега озера. Шесть с половиной дней дней — шесть с половиной маршрутов: пешеходные, водно-пешие и восхождение на плато. Максимальный километраж одной пешей радиалки составлял 13 км, в среднем же за день мы проходили от 5 до 9 км, правда, почти всегда с приличным набором высоты и по пересеченной местности — с болотами, мшистыми долинами, буреломом, бродами, каменными хаосами и разбоями.

Всех заранее предупреждали о наличии в гардеробе трекинговой обуви и соответствующей одежды, и большинство гостей к рекомендациям прислушались. Выходы совершались в любую погоду, но маршруты можно было «двигать».

Например, если ветер штормовой, то лодочные заброски на дальние точки, понятно, отменялись, и мы вели группу в каньон через живописную лесотундру или на террасы с купанием в водопадах. Если шел дождь (а он в то лето шел всего раза четыре), то выбирали радиалку на открытой местности, без захода в лес и высокую траву, зато с бродами, раз сверху льет, то и снизу вода не страшна. На плато поднимались только в хорошую погоду, курумник живой, много сыпух, в туман или в морось туда лучше не соваться.

За шесть дней туристы знакомились с озерами Лама и Капчук, каньонами рек Хойси, Нералах и Векхикай, брОдили огромную дельту реки Бунисяк, смотрели с вершин плато на долину Бучарамы, заныривали в ванну молодости и прочие водопады, рыбачили, набирали на сувениры кальцит, сердолик и черный вулканический песок, в августе паслись на ягодных плантациях, в сентябре восторгались северным сиянием, фотографировались со старыми деревянными эвенкийскими идолами, бёрдвотчили (фотографировали птиц), наблюдали за пищухами (зверьки эти похожи на хомяков, но на самом деле родственники зайцев).

Всё это вместе с проживанием, трансферами и питанием обходилось тогда в 93 тыс. рублей с человека (в 2021 году — в 134 тыс.). Дополнительно можно было купить вертолетную экскурсию, тут цена зависела от времени полета и человекомест в вертолете. Час без посадок с пятью пассажирами стоил около 30 тыс. с человека, 8 часов на МИ-8 (20 пассажиров) с несколькими посадками в разных точках плато — около 2 миллионов рублей за всю машину. Также дополнительно можно было купить выход на пару дней в горы с палаткой, спальником, едой и инструктором в комплекте.

Про разных туристов

Большинство гостей приезжали на Путораны из Москвы, Питера и других крупных городов Зауралья. Встречались краснодарцы, крымчане. Одна пара была из Новосиба — это единственные сибиряки, которые в тот сезон побывали на нашей базе. Люди самые разные, как очень состоятельные, так и умеющие копить на путешествия мечты, а Путораны для многих, и правда, были мечтой.

Впрочем, были гости, которые вообще не понимали где они находятся и не интересовались этим местом, просто в проверенной турфирме им сказали: «О, смотрите, можно поехать на плато Путорана, это щас модно!», и они поехали, «чисто пофотаться для инсты». Встречались люди самых разных профессий (от сотрудников администрации президента до школьного учителя), возраста (от 5 до 80 лет) и физической подготовки. Матерые советские дедушки-туристы с брезентовыми рюкзаками-шариками ставили скайраннерские рекорды по забеганию на вершину, а бойкие дамы «на фитнесе» не всегда могли пройти пару километров по курумнику или моховым кочкам.

Вообще, как выяснилось, далеко не все читали программу тура в турфирме, где его приобретали, поэтому некоторые искренне удивлялись отсутствию деревянных и щебеночных экотроп и мостиков через реки. В каждой группе (а они заезжали каждое воскресенье с 20 июня по 20 сентября) обязательно был человек, боящийся высоты или поездок на лодке, с аллергией на укусы комаров, потенциальный турист со спицей в ноге, или только что вставший с коляски, а иногда чуть ли не прямиком с операционного стола.

Что заставляло их пускаться в экспедицию, где планировались приличные пешеходные нагрузки, было не всегда понятно. Но, к счастью, таких было меньшинство. В целом народ приезжал адекватный, интересный, попадались и любители походов, и айронмены, и просто общительные, эрудированные женщины и мужчины, с некоторыми я до сих пор поддерживаю хорошие отношения.

Фотосессии и художники на плэнере

В отличие от других турбаз, где мне доводилось работать, инструктора на Ламе пересекались с туристами только на маршрутах. Все остальное время мы были свободны, а гостей на базе занимал сам хозяин. В жилом корпусе он оборудовал музей нганасанской культуры, проводил там экскурсии, читал по вечерам лекции и показывал фильмы для всех желающих. Кое-что из экспонатов музея можно было взять для фотосессий, чем публика активно пользовалась.

Приезжали на базу художники на пленэр, заглядывали сотрудники Путоранского заповедника, работавшие «в поле» — гляциологи, бриологи, ботаники, от которых можно было узнать много чего интересного о плато в частности и Заполярье в целом. В один из заездов нагрянула целая съемочная группа, они снимали серию проекта как будто про экстремальный туризм с известными актерами и рекламу продукции разных тематических и не очень брендов. С ними мы бродили по горам в поисках локаций и даже немного помогали в процессе съемок. Да и вообще на берегах Ламы попадалось много занятного народу: туристы водники и пешики, москвичи-отшельники, адепты учения Йонаса Герви и члены Космопоиска.

Озеро очень популярно и у норильчан, у многих есть лодки, катера, ехать недалеко, постоянно кто-то заглядывал на огонек, так что одичать за три месяца мы не успели. Зато успели застать полярный день, когда солнце жарило круглосуточно и температура почти целый месяц была под 30 ºС, поучаствовать в тушении страшного пожара, понаблюдать в бинокль за снежными баранами — эндемиками Путоран, увидеть первый летний закат, первый снег в конце августа и первое северное сияние.

Сейчас, по прошествии времени, о том лете на Ламе вспоминается только хорошее, хотя, плохого-то и не было в общем. Если и случались какие-то размолвки в коллективе, то они быстро забывались, так, рабочие моменты. С туристами вообще все было замечательно, курьезов хватало, но каких-то серьезных происшествий не припоминаю.

А что касается самих Путоран, то, если честно, Саяны гораздо интереснее в плане пешеходного туризма и разнообразнее в части ландшафтов и достопримечательностей. Вся красота и необычность рельефа Путоран открывается с воздуха. С воды или земли ты видишь постоянно одно и то же: столы гор, каньоны, водопады разной степени мощности, лиственничный лес. Красиво, но быстро приедается. Я даже больше скучаю по той атмосфере легкого безумия, которая царила на базе, чем по пейзажам плато. Но увидеть его хотя бы один раз, наверное, стоит.

Виктория Рефас специально для Newslab
Фото: Андрей Тонких, Дмитрий Гусев, Михаил Челышев

Рекомендуем почитать