>
>
>
«Лучше езжай домой и вари борщ!»: как живется в Красноярске девушке-дрифтеру

«Лучше езжай домой и вари борщ!»: как живется в Красноярске девушке-дрифтеру

06.03.2020
32
Юлия Леонова

Развод как руководство к действию

Тем, как устроен автомобиль, я начала интересоваться всерьез, когда развелась. С деньгами всё было непросто, а моя машина требовала ремонта. Возможности обслуживать её в автосервисе не было, в итоге — сама начала её чинить, поменяла радиатор, генератор и т. д. И до такой степени меня это затянуло, что я скоро уволилась и пошла работать в сервис — так сказать, крутиться в этой обстановке.

Я работала директором по персоналу — занималась наймом сотрудников, контролем качества, работала за технического директора, когда его не было. Любовью к дрифту меня как раз и заразили мои руководители. Они занимались автокроссом — кольцевыми гонками на грунтовом покрытии.

От замены радиатора до своего автосервиса

Около трех лет назад я открыла свой маленький автосервис в Чите — мастерскую тюнинга и ремонта (вдвоем с компаньоном), которая до сих пор работает. Сначала мы занимались ремонтом других автомобилей, потом решили, что мне нужно построить автомобиль на основе «Жигулей», чтобы участвовать в соревнованиях по зимнему дрифту — это была неофициальная машина, которую совершенно не жалко было «пустить в расход». Собрали её из того, что было.

В первый год я попала на последние в сезоне соревнования по зимнему дрифту в Чите и просто провалила их. Потом поехала в соседний город, поучаствовала там и заняла уже пятое место. А вот через год, ко старту нового сезона, мы подготовили автомобиль тщательно — по итогам в личном зачете я приехала «на тумбочку», то есть на второе место, а в командном зачёте заняла первое место!

Почему я люблю дрифт? Потому что все зависит не только от машины, но и от пилота. Это техника вождения, мастерство. В автокроссе, например, ты можешь исправить свою ошибку, в любой момент нагнать упущенное и обогнать соперника. В дрифте, если ты допустил ошибку — ты сразу вылетаешь из турнирной таблицы.

Переезд из-за любви к спорту

Я очень уважаю целеустремлённых людей, которые стали топовыми пилотами в дрифте — как раз поэтому я и приехала в Красноярск. Здесь процветает зимний дрифт. То есть можно считать, что я переехала из-за любви к автоспорту — в сентябре 2019 года устроилась мастером-приемщиком в красноярском автосервисе.

К своему первому выезду на «Красное кольцо» я сама делала подвеску. На тренировку перед соревнованиями попасть мне не удалось — в итоге в списке я была 100+ по счету, мой заезд был уже в сумерках. На «сырой» машине и практически в темноте я в обеих попытках вылетала в бруствер (ограждение трассы в виде бетонной стены или насыпи из снега, земли, песка — прим. ред.).

В итоге поняла, что и с автомобилем, и со мной что-то не так.

В дрифте ты всегда понимаешь, что если что-то идет не по плану — в 9 случаях из 10 что-то не так с пилотом. Нужно всегда оглядываться назад и оценивать, правильно ли ты отработала. Нужно уметь правильно отрабатывать всеми тремя педалями, понимать, на сколько разогнаться, в какой момент совершить постановку, в какой момент и как загасить скорость, чтобы пройти точно по заданной траектории, в заносе.

Свою «семерку» гонщица латает сама, но не без посторонней помощи.

Второй этап соревнований мне очень понравился — я получила 76 баллов из ста. Вылетов было много даже у топовых пилотов. Квалификацию я все-таки не прошла, но была довольна и проездом, и автомобилем.

Третий этап я снова провалила, в том числе из-за волнения. Люди, которые живут в Чите, начали следить за мной, поддерживать. Мне звонили и кричали: «Мы за тебя болеем! Давай!». Под грузом ответственности я слишком разволновалась. Но на меня обратили внимание топовые пилоты, которые теперь меня поддерживают и помогают, потому что видят во мне потенциал.

Для меня важна не победа, а рост — как в своих глазах, так и в глазах других пилотов. В этом сезоне остается один этап, который ничего не решает, но я планирую в нём участвовать, так как это ценный опыт. «Красное кольцо» — это сердце российского дрифта.

О диких расходах

Зимний дрифт я выбрала из-за его бюджетной составляющей — по сравнению с другими автогонками, это самый бюджетный вид автоспорта. Я бы с радостью занималась и летним дрифтом, но это просто черная дыра — очень дорого. Пока что пытаюсь найти спонсоров, чтобы участвовать в соревнованиях круглый год. Летом, когда я не спортсмен — я лицензированный судья Российской автомобильной федерации.

В мой автомобиль, без учета покупки машины, я уже вложила около 250 тыс. рублей — после каждого заезда что-то ломается, дорабатывается, покупается, чинится. Иногда запчастей просто нет — приходится искать и ждать. Например, на прошлом этапе я не участвовала, потому что выяснилось, что у меня погнуты полуоси и плохо работает гидроручник.

Порог входа в летний дрифт — от 500 тыс. рублей, а потом еще постоянные траты. Только комплект резины — это от 20 тыс. рублей, а менять его нужно каждые два проезда. У меня постоянно спрашивают: «Ты че — дура? Ты же никуда не приезжаешь! Тут такая конкуренция, столько пилотов, а ты вбухиваешь деньги в какую-то „Жигули“. Купи себе нормальный автомобиль». Но я этим болею — не представляю, как жить без автоспорта.

Порог входа в летний дрифт — 500 тыс. рублей, поэтому без спонсоров жить сложно.

Машина для спорта и жизни

Каждая деталь имеет свой функционал — на мой взгляд, сложно ездить на автомобиле, не понимая, как это всё работает. На своей машине я езжу не только на «Кольце», но и каждый день — до работы, до дома, по делам. Более того, «Жигули» своим ходом приехала из Читы.

О борьбе со стереотипами

Последняя фраза, которую произнес знакомый парень после того, как у меня что-то не получилось на тренировках, звучала так: «Езжай домой и вари борщ — ну не твое это!».

Помню, в первое время, когда я начала выступать, меня так поливали, что просто не понимала, откуда в людях столько желчи. Это огромнейший труд, огромное количество вложенного времени, денежных средств, риск для здоровья, хотя в зимнем дрифте скорости относительно небольшие и риски минимальны.

Меня подобные заявления подстегивают, потому что когда я заняла второе место на соревнованиях в Чите, я видела их глаза и думала: «Ну что, поняли, как девушки могут?!». Зрители, кстати, круто поддерживали меня — оставались до конца, болели, сигналили — это дико приятно. Все поняли, что девчонки могут показать мужикам!

По России вообще немного девчонок участвуют в соревнованиях. И я за то, чтобы девушки участвовали — я чувствую в них не соперниц, а союзниц. Мне хочется, чтобы мы показали, на что способны! Например, спортсменка из Екатеринбурга Екатерина Набойченко в этом году заняла четвертое место на соревнованиях по зимнему дрифту. Она огромная умничка.

Девчонкам в автоспорте однозначно сложнее — ты одна выезжаешь среди мужиков, из них большинство вылетят с трасс, провалятся, но никто про них не скажет «дурак», а если у меня случится неудача, её всегда оправдают моим полом. Я ведь смотрю трансляции и читаю эти комментарии.

По словам Юлии, не все мужчины разбираются в автомобилях так хорошо, как они думают.

Тем, кто говорит гадости, я отвечаю: «Раз ты думаешь, что сможешь — попробуй проедь трассу, да ещё и по заданию, без распрямлений и разворотов». Я работаю с мужчинами, принимаю и отдаю автомобили, отвечаю за их ремонт и прекрасно знаю, что они далеко не всегда разбираются в автомобилях. Но стереотипы — они везде.

В течение года я буду судить соревнования, запасаться запчастями и готовить свой автомобиль, а еще — искать спонсора, чтобы кого-то представлять и чтобы мне хотя бы с резиной помогали. Поддержка всегда нужна. Сейчас мне помогают коллеги из сервиса — и я очень это ценю.

Маша Русскова специально для интернет-газеты Newslab,
фотографии Алины Ковригиной

Рекомендуем почитать