>
>
>
«Одни кутили, другие — созидали»: жизнь и дела «олигархов» Енисейской губернии

«Одни кутили, другие — созидали»: жизнь и дела «олигархов» Енисейской губернии

10.12.2020
44

Братья Мясниковы: сгинувшая империя

Никита (1781-1847) и Николай (1793-1855) Федоровичи Мясниковы происходили из богатейшей семьи потомственных купцов. В 1830-х годах братья переехали в Енисейскую губернию и вложились в золотодобывающую промышленность.

На первых порах Мясниковы основательно раскошелились, потратив на новый бизнес больше 250 тысячи рублей из доходов своей семьи — многие миллионы в пересчете по сегодняшнему курсу. К 1840 году все вложения окупили себя многократно. 70 приисков в окрестностях Енисейска приносили братьям по 50-60 пудов (примерно тонну) чистого золота каждый год. Свои доходы Никита и Николай приумножали через инвестиции в судоходство.

В 1840-х годах красноярцы воспринимали Мясниковых если не богатейшими, то уж точно самыми эпатажными среди земляков. В 21 веке уже трудно установить, где граничит ложь и правда в сохранившихся рассказах о причудах братьев. И если Никита Федорович был просто человеком со странностями (например, никогда не спал в одной комнате две ночи подряд), то Николай — настоящим кутилой.

Одни свидетельствовали о сделанных из чистого золота его визитках, другие — о вымытых во французском шампанском лошадях. Третьи рассказывали, что Николай Федорович раскуривал свои сигары только от бумажных купюр, а четвертые — что слуги Мясникова перед каждым воскресеньем перекладывали участок деревянной мостовой по Воскресенской улице: чтобы их барин потом шел в церковь по свежему чистому дереву.

В те годы в Красноярске губернаторствовал Василий Падалка —известный своей неподкупностью чиновник. При нем действовал порядок: все подарки губернатору от благодарных сибиряков должны были обязательно согласовываться. И Николай Мясников перед очередной поездкой в Санкт-Петербург предупредил, что привезет супруге Падалки лапти. Подаренная обувь оказалась выкованной из золота.

«Империя Мясниковых» оказалась недолговечной. Енисейские прииски иссякли, из двух построенных на купеческие деньги пароходов один затонул, другой — разобрали после пожара. В 1847 году не стало Никиты, а в 1855 году — Николая Федоровича. Младшего из братьев в последние годы жизни, вдобавок, уличили в подделке векселей. Кончину он встретил, отбывая наказание.

Сидор Щёголев: человек, который построил храм

Этот не менее легендарный красноярский толстосум 19 века совсем не походил на Мясниковых. В Америке такого человека назвали бы self-made-man: богатство Щёголев (1807-1869) сколотил себе сам. Изначально Сидор (Исидор) Григорьевич был «маленьким человеком», переехавшим в Сибирь из Владимирской губернии в поисках лучшей жизни.

Он вел мелкую торговлю товарами повседневного спроса, пока не поддался «золотой лихорадке». В начале 1840-х годов Щёголев случайно открыл крупное месторождение золота и вмиг стал одним из богатейших сибиряков своего времени. Спустя несколько лет купец не только владел приисками, магазинами и водочными заводами от Мариинска до Нижнеудинска, но и вел прибыльную торговлю с Китаем.

В 1859-1861 годах Щёголев занимал пост городского головы, затем в разное время занимал другие общественные посты — например, помогал ссыльным и заключенным в Красноярске. Современники знали Сидора Григорьевича и его жену Татьяну как одних из главных городских меценатов. Щёголевы материально помогали переселенцам и погорельцам; при участии семьи в губернской столице появились детский дом, ремесленное училище и женская гимназия.

В 1849-1861 годах Щёголев потратил 550 тысяч рублей (почти 60 млн руб. по современному курсу) на строительство кафедрального собора в Красноярске. За это купец получил орден Святой Анны и личное благодарственное письмо от императора Александра Второго. Появившийся в 1861 году Богородице-Рождественский собор, при котором действовали школа и публичная библиотека, стал крупнейшей церковью во всей азиатской части России и главной достопримечательностью Красноярска.

В крипте этого храма и похоронили сначала Татьяну, а затем и Сидора Щёголевых. В 1936 году, когда новая советская власть уничтожила собор, останки супругов были сожжены.

Геннадий Юдин: тонны книг — в никуда

Говорим «Юдин» — подразумеваем библиотеку, говорим «крупнейшее собрание книг» — подразумеваем Юдина. В глазах современников и потомков главным делом водочного промышленника Геннадия Васильевича Юдина (1840-1912) действительно стал не бизнес, а собирание редких изданий по истории Сибири.

Многолетний специфический труд Юдина в итоге обернулся прахом. В 1907 году бизнесмен неожиданно продал всю коллекцию в библиотеку Конгресса США за 100 000 рублей (около 130 миллионов в российской валюте по нынешнему курсу). 519 ящиков с книгами общим весом около 50 тонн в пяти вагонах отправились в путешествие к германскому Гамбургу, а оттуда — морским путем в Новый свет.

Точные причины поступка Юдина остались неизвестными. Историки выдвигали разные версии: от страха промышленника перед революционным движением до душевного помешательства после смерти сына-наследника. Главным условием сделки Юдин поставил сбережение единства коллекции. Но американцы по прибытии книг это требование нарушили, поделив «приз» между разными библиотеками и частными собраниями.

В советское время утверждалось, что Геннадий Юдин якобы долгое время отказывал американцам, желая из патриотических побуждений продать книги императорскому двору, и только личный отказ Николая II сделал это невозможным. Но нет никаких документальных подтверждений этой «воле» последнего императора России.

Абсолютно точно, что в деньгах у промышленника нужды не было. Его водочные заводы и золотые прииски процветали, и полученных средств хватило на новую коллекцию редких книг. Она осталась в Красноярске, но судьба её постигла примерно та же: разобрали по частям в первые послереволюционные годы.

Николай Гадалов: техногик, «вписавший» у себя цесаревича

От самой этой фамилии — Гадалов, будто веет богатством, славой и величием. По одной из версий, именно Гадаловы стали реальным прототипом литературных Приваловых из «Приваловских миллионов» Дмитрия Мамина-Сибиряка.

Материалы по теме

Самый известный из Гадаловых, Николай Герасимович (1835-1898), был свободным человеком только во втором поколении. В 1858 году его отец Герасим Петрович, по происхождению крепостной крестьянин, выкупил у помещика себя и всю семью. Затем Гадаловы переехали в Сибирь, на накопленные деньги занялись бизнесом. Разные члены семьи обосновались в Красноярске, Томске, Енисейске и Канске, ведя общее дело.

Главным источником гадаловских миллионов стала золотодобыча. В 1880-е годы семья занялась судоходством, впервые организовав регулярное грузовое и пассажирское сообщение по Енисею: от Енисейска и до Минусинска. Гадаловы никогда не скупились на инвестиции в свои дела, покупая нужную технику и в Великобритании, и в Германии, и даже в Новой Зеландии.

В 1890-е годы с интервалом в несколько лет пассажирами гадаловского парохода «Святитель Николай» по разным причинам становились два будущих правителя России: последний император Николай Второй (тогда еще цесаревич; возвращался в Петербург из путешествия по миру) и первый советский вождь Владимир Ленин (отправлялся к месту ссылки в Шушенское).

Николай Гадалов вошел в историю Красноярска как щедрый меценат. Он спонсировал самые разные начинания: от понятного землякам-современникам возведения церквей до совершенно невероятной для Сибири конца 19 века вещи — первого кинотеатра «Патеграф». Сегодня бы Николая Герасимовича назвали техногиком, ведь именно он познакомил Красноярск также с электричеством и телефонной связью.

Гадалов профинансировал строительство сразу нескольких домов, без которых невозможно представить современный центр Красноярска. Это здания и «Детского мира», и музея В. И. Сурикова, и Аграрного университета. В конце 19 века они считались роскошными даже по столичным меркам. В 1891 году красноярские власти во время визита царевича Николая Александровича поселили высокого гостя как раз у Гадалова.

Петр Кузнецов: трижды мэр и первый из первой гильдии

Петр Иванович Кузнецов (1818-1878) — пример насколько успешного, настолько и социально ответственного бизнесмена. О его коммерческих талантах говорит хотя бы то, что в 1835 году он стал первым красноярским коммерсантом, которого приняли в первую купеческую гильдию. Во всей России необходимым для этого требованиям тогда соответствовало меньше трех тысяч людей.

В партнерстве с Сидором Щёголевым Кузнецов добывал золото и вел прибыльную торговлю с китайцами. Большие доходы нередко ссорят самых лучших друзей, но эти два купца до конца жизни сохраняли между собой теплые отношения, соревнуясь разве что в благотворительности.

И если главное дело Щёголева, Богородице-Рождественский собор, разрушили в 20 веке, то построенная на средства Кузнецова часовня Параскевы Пятницы стоит на Караульной горе и в наши дни. Петру Кузнецову красноярцы должны быть благодарны и за другой местный бренд: купец проспонсировал учебу молодого Василия Сурикова в Санкт-Петербурге.

Правда, Воскресенский собор на месте современного БКЗ, приходским старостой которого был Кузнецов, до наших дней тоже не сохранился. Старейшее каменное здание Красноярска советская власть разрушила в 1960-х годах.

О доверии и уважении красноярцев к Кузнецову говорит хотя бы то, что в 1853-1875 годах его трижды избирали городским головой. На такой должности Петр Иванович совсем не боялся выглядеть политически неблагонадежным, не делая тайны из дружбы с ссыльными декабристами и польскими повстанцами.

Память о Кузнецове осталась в городской архитектуре: Дом семейных торжеств на проспекте Мира, 24г некогда был офисом купца.

Максим Рычков специально для Newslab.ru

Рекомендуем почитать