>
>
>
«И чего я здесь так боялась?»: приключения москвички, переехавшей в Красноярск для работы в РУСАЛе

«И чего я здесь так боялась?»: приключения москвички, переехавшей в Красноярск для работы в РУСАЛе

15.04.2022
0
Ольга Парфенова переехала из Москвы жить, работать и радоваться жизни в краевую столицу по программе релокации РУСАЛа.
В Красноярском крае расположены крупнейшие предприятия РУСАЛа: Красноярский и Богучанский алюминиевые заводы, Ачинский глиноземный комбинат, заводы по производству дисков СКАД и КиК, а также инженерно-технологический центр РУСАЛа, занимающийся научными исследованиями и разработкой новых технологий для алюминиевого производства, строительный дивизион. Достраиваются и запускаются новейшие предприятия компании и отрасли — Богучанский и Тайшетский алюминиевые заводы.

С прошлого года компания перенаправляет сотрудников центрального офиса в наш город. Первым об идее перенести центр принятия решений из Москвы в Красноярск высказался основатель компании Олег Дерипаска в 2011 году — на Красноярском экономическом форуме, а на Всемирном экономическом форуме в Давосе промышленник представил концепцию развития Сибири, где, по его словам, Красноярск — это промышленный и деловой центр.

Компания обеспечивает комфортные условия труда и оплачивает все расходы по переезду, включая транспортные расходы, оплату аренды жилья, а также устройство детей сотрудников дошкольного возраста в детские сады.

Ольга рассказала Newslab, с чем она столкнулась, когда решила изменить жизнь и отправиться в Красноярск в январе прошлого года, а также поделилась впечатлениями от нашего города. Выяснилось, например, что в Москве теплые вещи обычно не нужны, а в Красноярске с погодой не всегда угадаешь.

Карьерные искания

Я родилась в Московской области, жила в Подмосковье. После развода родителей уехала с мамой в Сызрань, и в 15 лет вернулась в столицу. Меня не принимали как москвичку — преподаватели в университете занижали оценки, например. Я окончила Московский социально-экономический институт — МЭСИ — и получила юридический диплом. Затем получила и второе образование — экономиста-бухгалтера.

Начала работать в пищевой промышленности, затем ушла на предприятие, которое продавало вагонные составы, позже — занималась продажами в области черной металлургии, вела документацию. В 2008 году — тогда мне было 24 — пришла работать в РУСАЛ, в департамент транспорта. Далее перешла в группу строительства Богучанского алюминиевого завода, а сейчас тружусь в департаменте контроля над бизнесом.

Наша пешая прогулка по центру Красноярска

Сейчас я слежу за тем, чтобы моя дирекция могла отчитаться перед управляющим звеном по затратам — то есть собираю их по разным отделам, контролирую правильность ведения документов, чтобы в них были соблюдены все регламенты, а также утверждаю ставки.

Ставка — это блок информации о затратах отделов, сюда входит и стоимость, и амортизация оборудования, например, или перевозка и подача сырья. По сути, наши данные позволяют понять, сколько будет стоить алюминий. Я же занята сырьевой частью общего дела. То есть основная моя роль — экономическая и аналитическая — начиная с договоров и заканчивая бизнес-схемами.

Программа релокации для работников РУСАЛа добровольная — и ты сам решаешь, готов ли ты переехать. Но это не сменить место жительства на близлежащий город, а погрузиться в жизнь другого региона со своей культурой и ценностями, познакомиться с людьми другого менталитета. Нужно задать себе вопрос — готов ли ты это принять и социализироваться?

«Одна в незнакомом городе — это большой риск»

Приехала я в Красноярск в январе 2021 года. Помню, как чувствовала себя перед поездкой — для меня был большой риск уехать из дома, но я поняла, что в Москву вернуться всегда успею, а побывать и пожить в другом регионе и узнать что-то новое — почему бы и нет? Села в самолет, это были январские праздники, а когда смотрела в иллюминатор — плакала. Приехала, здесь было −40 градусов, но меня не «заморозило». Привезли в гостиницу, и я подумала, что всё нормально, спрашивала себя — и чего я здесь так боялась?

У меня была жуткая акклиматизация — теряла геолокацию, не понимала, в какую сторону идти, не могла ориентироваться по картам — такое было со мной впервые, хотя в других городах и даже странах со мной такого не приключалось. А здесь я потерялась, будто по волнам плавала — идешь прямо, а внутри тебя штормит. Однажды села в автобус и уехала в противоположную сторону, телефон из-за мороза разрядился, я расстроилась. Чуть позже моя руководительница помогла мне найти квартиру, я переехала.

Одна в незнакомом городе — смогу ли я социализироваться и найти людей, с кем я смогу общаться и дружить? Как ни крути, мы живем в обществе, а не сами по себе. Примерно через четыре месяца уже начала присматриваться к городу, гулять, съездила на остров Татышев. Появились сотрудники, которые захотели со мной дружить — прямые коллеги и ребята из других отделов. Так я начала потихоньку вливаться в новую жизнь.

В Красноярске тоже есть интересные места!

Затем съездила в Москву, перевезла вещи, машину и собаку. Жизнь в этот момент началась реальная — и мне понравлюсь. В этот раз я уже с удовольствием летела в Красноярск. Даже больше — на следующие новогодние праздники я снова отправилась в столицу, но очень хотела вернуться в Красноярск. Сказала всем: «Не хочу быть здесь, поеду домой, где я буду читать книжки рядом с собакой, а потом отправлюсь в поход». Поэтому с улыбкой и большим желанием я вернулась в краевую столицу не седьмого января, а третьего.

Родители переезд тоже поддержали, а мама приедет летом в гости, присмотрится к жизни в Красноярске. Она радостная и счастливая сейчас — хочет и по грибы, и по ягоды сходить, она очень воодушевлена, а я уже нашла ей компанию. Вообще я обратила внимание, что здесь это в норме вещей — отправиться на природу за чем-нибудь вкусным. А у местных мужчин частое хобби — охота, рыбалка или экстремальные виды катания на мотоциклах.

«Решила, что хочу домой, но поход всё изменил»

В Красноярске — множество занятий для души. Здесь много спортивных площадок, например, а я спортом всегда занималась. Когда я только собралась переезжать, меня почему-то запугивали сами сибиряки, спрашивая, зачем я вообще собираюсь сюда ехать? Будто бы здесь жизни нет. А москвичи наоборот говорили мне, что я ничего не теряю, и всегда можно посмотреть на город и в случае чего вернуться домой.

Я начала ходить в походы и стала знакомиться с другими красноярцами. Однажды меня пригласили сходить на Китайскую стенку (одна из скал нацпарка Столбы). Там я услышала, что походники постоянно куда-то ездят по субботам и воскресеньям, и меня это очень заинтересовало.

После переезда есть полгода принятия — и многие люди, не пережившие этот момент, вновь меняют место жительства. Это приключилось и со мной — решила, что хочу домой, мне здесь тяжело. Нашла уже новую работу в Москве, а потом снова сходила в поход. Там и поняла, что столицу я обошла вдоль и поперек, а в Красноярске еще так много не видела... И решила остаться.

Теперь каждую субботу или воскресенье по возможности я выбираюсь с походниками на вылазки, была уже на Урманской и Есауловской петлях, покорила Чёрную сопку. В феврале съездила на Байкал, но была только в одной из его частей. Подумала — сколько зим еще нужно, чтобы просмотреть один только Байкал?

Хочу съездить на хакасские озера. В прошлом году не сложилось, но в этом, надеюсь, удастся. У моей мамы большая мечта — побывать на Алтае. У меня будет отпуск в начале августа, и я очень хочу исполнить ее давнюю мечту. Тем более, что с экономической точки зрения отправиться из Москвы на Алтай или Байкал — дорогостоящие удовольствия. А сейчас я могу себе это позволить, потому что потрачу адекватные деньги на поездку.

Нельзя просто взять и отдохнуть в Москве, город заполняет всё пространство, ты не можешь отдохнуть от шума, даже если уедешь за 150 километров, все равно он будет тебя преследовать. А в Красноярске — 20-30 минут на машине или 10-15 км, как начинается тишина природы. Она меня успокаивает, на этих выездах я релаксирую.

Плюсы жизни в Красноярске

Изначально из-за привычного темпа Москвы и постоянного движения ты себя по-другому чувствуешь в Красноярске. Постепенно становишься спокойным и уравновешенным человеком, но привыкнуть сразу — сложно. Размеренность жизни здесь мне больше всего нравится. Никто никуда не торопится, суббота и воскресенье — спокойные для людей дни.

Когда я прилетела в Красноярск, впервые начала много ходить по театрам — в Москве такой возможности не было. Столица большая, расстояния между районами тоже немалые, и достаточно затратно по времени просто раз в неделю сходить в театр. А в Красноярске после работы спокойно можно поехать и посмотреть какой-нибудь спектакль.

Мне очень нравится Театр оперы и балета — я была на многих представлениях, в ТЮЗе смотрела выступление Ингеборги Дапкунайте (она приезжала в ноябре прошлого года со спектаклем «Sveiki sulaukę» («Привет дождавшимся»), — прим. ред.), однако мне посоветовали и другие постановки. Впереди — драматический театр имени Пушкина и Музыкальный театр. У меня тут обширная программа.

Уровень жизни и заработной платы здесь меня более чем устраивает — я могу себе позволить даже больше, чем в Москве. А вкуснее, чем в Красноярске, я пока еще нигде не ела — здесь очень вкусная рыба, мясо и фантастические овощи. Предпочитаю ларьки большим магазинам — и не ошибаюсь. Купила яблоко — и оно пахло яблоком, я его попробовала и почувствовала настоящий фруктовый вкус! После столичных овощей и фруктов для меня это что-то удивительное. Как-то мы купили картошку, порезали на дольки, и я хотела ее сварить, а мне сказали: «Тут только жарить, развалится». Я такое только у бабушки в деревне видела. Мне в Красноярске очень классно живется — как любителю еды. И цены те же, что и в Москве, но всё вкусно.

«Планирую здесь задержаться»

Красноярцы отличаются от москвичей душевностью, готовностью помочь и поддержать, мужчины здесь имеют внутренний стержень, рядом с ними хочется помолчать и довериться им. Местные выслушают, помогут. В Москве сейчас — а я не говорю про ту Москву, которую я знала в детстве — это люди, которые готовы «рвать», идти по головам, растаптывать чью-то гордость. Там нет теперь важных для меня ценностей, они постепенно исчезают. В Красноярске они есть, и, надеюсь, останутся — потому что ими нельзя пренебрегать.

В Красноярске я прожила уже больше года, и сейчас меня постепенно пускают в круг близких друзей, но сначала многие проверяли, что я за человек. Сейчас мне говорят: «А ты осталась такой же душевной и доброй, как и когда только приехала», — люди ждали подвоха. Думаю, что это зависит от воспитания — я выросла там, где ценилась семья, в нашем доме принимали друзей, организовывали праздники, поэтому для меня семья — большая ценность.

Мне очень понравился Красноярск, и я планирую здесь задержаться. Хочу запустить вместе с одной девушкой волонтерский благотворительный проект, мы уже начали строить планы и надеемся, что летом всё свершится. Хотим заниматься росписью детских больниц на постоянной основе. Все желающие художники (и простые красноярцы) с разрешения больниц будут расписывать стены коридоров или палат. Это отличное решение, чтобы успокоиться, например.

Есть аналогичный благотворительный проект в Москве, который продолжает работу, и я видела людей, которые после росписи выходят умиротворенными и добрыми, хотя изначально приходили, как ежики — сначала молчали, через несколько часов становились более улыбчивыми, хотели разговаривать, а к концу уже обнимались, рассказывая, как им всё понравилось. Проект поможет и детям, и взрослым, потому что стресс — всегда и везде

Работа в РУСАЛе дает уверенность в завтрашнем дне. Ты можешь развиваться как личность и специалист в разных направлениях — например, не обязательно уходить из компании, чтобы поработать в другой сфере — можно найти себе место в другом дивизионе. У меня было так. На работе в этой компании я продолжаю учиться и очень довольна тем, что я расту, каждый раз узнаю что-то новое, впитываю новую информацию, решаю интересные задачи — и сейчас их полно.

В компании устраиваются мероприятия для сплочения коллектива, проходят выездные события, организовываются командные игры. Все друг друга узнают, общаются, даже если трудятся в разных департаментах. Работа дает возможность дружить — я до сих пор общаюсь со многими московскими коллегами из департамента транспорта РУСАЛа, как и с ребятами из проекта БЭМО, у нас есть общие чаты. Часть этих людей уже переехали в Красноярск, остальные пока решаются. Но я свой выбор уже сделала.

Беседовала Анастасия Гнедчик специально для интернет-газеты Newslab

Рекомендуем почитать