>
>
>
«Зовут врача на дом из-за собственной лени»: как молодому терапевту работается в красноярской поликлинике

«Зовут врача на дом из-за собственной лени»: как молодому терапевту работается в красноярской поликлинике

26.04.2022
42
Альбина, терапевт одной из красноярских поликлиник

Альбина еще в ноябре 2020 года рассказала Newslab трогательную историю мамы и дочки, заболевших коронавирусом. Видео с ее откровенным монологом появилось на сайте — в нем на тот момент студентка 6 курса Красноярского государственного медуниверситета делилась опытом работы в «красной зоне» краевой больницы № 2.

Этот видеоролик в 2020 году стал участником и призером проекта «Вместе медиа» — профессионального конкурса для журналистов. Альбина же за эти два года вышла из «красной зоны», окончила университет — и теперь трудится в одной из красноярских поликлиник в должности участкового врача-терапевта. И на этот раз рассказывает о буднях в новой реальности — после отступившей пандемии.

«После медуниверситета меня тянуло поработать доктором — до выпуска я трудилась и санитаркой, и медсестрой в обсерваторе, но настал момент, когда захотелось настоящей врачебной работы, — рассказывает Альбина. — Я решила повременить с ординатурой, потому что проще всего пойти туда и выучиться, а после — отправиться в стационар. Не терпелось именно поработать обычным врачом, на практике испытать свои силы. Поэтому я устроилась в одну из красноярских поликлиник и сейчас там работаю».

«Серьезная проверка на прочность»

Работа в поликлинике — это интересно, потому что люди приходят разные. И такая работа — это серьезная проверка на прочность, потому что пациенты, которые обращаются за помощью, обладают разными характерами, заболеваниями, настроениями, это и люди совершенно разных возрастов. Но я ведь тоже человек, и попытаться ладить со всеми — сложная задача.

Другое «испытание» — бесконечные очереди пациентов, атакующих поликлинику. Если ты принимаешь чуть больше среднестатистической нормы пациентов в день, то становится тяжело сохранять спокойствие. Люди часто не понимают, что нагрузка на терапевта, узких специалистов, медсестер, заведующих, работников регистратуры — огромная.

Пациенты расстраиваются и злятся, если приходится долго ждать в коридоре и проводить время в очередях, но когда они уже попадают на прием, то не понимают, почему через 15 минут разговора я пытаюсь их отправить домой. Выходит, что прием других людей я задерживать не могу, а разговор с ними может и должен оказаться долгим.

В поликлинике бывает так много пациентов, что людям приходится проводить в очередях несколько часов, потому что терапевтов иногда попросту не хватает — кто-то в отпуске, другие — на больничном, некоторые уволились из-за перенапряжения. И люди не хотят этого понять.

Очень многие пациенты также приходят с мыслью, что мы им не медицинскую помощь оказываем, а услугу — как будто они пришли в магазин, и здесь им «все должны». Я согласна, мы обязаны помочь человеку, и делаем всё — консультируем, записываем к узким специалистам, даем направления на обследования и выписываем рецептурные препараты, если необходимо. И этот процесс может занимать время, человеку просто придется подождать. Некоторые пациенты заходят, считая, что мы, во-первых, именно им обязаны, а во-вторых — садятся в раскрепощенную позу и ждут скорости метеора.

Чем вообще занимается врач-терапевт?

Терапевт — это врач, который может лечить самостоятельно многие заболевания — ОРВИ, грипп, остеохондроз, цистит, панкреатит и гастрит, например. Есть определенный набор заболеваний, с которыми может справиться терапевт. Бывает, что и мы встречаемся с нестандартной ситуацией, и тогда пользуемся помощью узкого специалиста.

Например, при артериальной гипертензии, то есть заболевании сосудисто-сердечной системы, терапевт может человеку помочь, назначить стартовую терапию. Именно большое количество пациентов и недостаток знаний врача делают из участкового терапевта своего рода координатора — то есть специалиста, который просто передает людей другим докторам. Бывают и случаи, когда нам просто некогда разобраться с конкретным «извилистым» случаем пациента, потому что в коридоре сидит 20 человек, и все, как правило — недовольны.

Но так происходит не всегда, есть большой набор заболеваний, которые и терапевт может вылечить, отправив на необходимые обследования — анализы крови, мочи, или ЭКГ, например. Данных анализов и собственных знаний должно хватить, чтобы пациенту стало лучше.

«Знаний всегда не хватает»

Иногда люди приходят и видят, что я молода, и могут, наверное, подумать, что я мало в чем разбираюсь, однако другим то, что я молодой специалист, наоборот, нравится — потому что у нас, «молодняков», еще не пропал запал, есть огромный интерес к новым клиническим случаям и имеются свежие знания из университета.

Доктора постарше имеют огромный опыт, они могут быстрее понять ситуацию, но молодые врачи пытаются изучить всё досконально. Конечно, иногда приходят предвзято настроенные люди, но во время разговора они меняют свое отношение ко мне, так часто случается. Пациенты слышат, что я разбираюсь во многих вещах — и не просто так обучалась 6 лет.

«Выйдя на работу врачом-терапевтом, я почувствовала, что знаний мне всё равно не хватает. В университете было много теории и практики, но когда ты встречаешь человека с заболеванием, о котором только читал — это совсем другое. Каждый человек индивидуален, и одно и то же заболевание может протекать совершенно по-разному. И терапию подбирать нужно, опираясь на конкретного пациента. То есть в университете нам дали основы основ, а сейчас нужно самим во всем разбираться»

Я каждый вечер читаю различные медицинские статьи и вспоминаю темы прошедших занятий. Уверена, что этим занимается каждый доктор — как молодой, так и опытный. Знаний никогда не будет достаточно в нашей профессии. Появляются новые исследования и препараты для лечения различных заболеваний — эту информацию нужно постоянно отслеживать.

Интересно посещать различные медицинские конференции, потому что в поликлинике некогда поделиться опытом с коллегами. А здесь опытный доктор рассказывает об интересных клинических случаях, делится, как он «выкрутился» из нестандартной ситуации. Очень здорово, что есть коллеги, иногда очень нужна поддержка или совет.

«Важно развеять страхи»

Пациенты к нам в кабинет заходят разные. Встречаются и люди конфликтные, они чаще всего уже имели плохой опыт коммуникации с поликлиникой — или успели поругаться с другими пациентами в коридоре. Они долго ждали, уже разозлились и настроены на конфликт. Приходят, начинают рассказывать, что их беспокоит, мы начинаем общаться, осматривать пациента, проверять показатели — и люди сразу же расслабляются. Видят заинтересованность доктора, и враждебность проходит сама собой.

Встречается много мнительных пациентов. Врач — это доктор, который лечит не только таблетками, но и словом. То есть нужно уметь успокоить человека, развеять его страхи. Иногда это получается, но лишь тогда, когда человек сам настроен на позитив, просто переживает за свое здоровье, вдруг с ним случилось что-то страшное? Тогда я объясняю, что пациенту достаточно правильно питаться, почаще гулять, хотя бы минимально заботиться о своем организме — соблюдать режим труда и отдыха, например.

Но многим станет легче только после ряда обследований, и с такими людьми случаются недопонимания. Я вижу, что у человека нет показаний для того, чтобы делать МРТ головного мозга, невролог со мной согласен, но пациент уже вычитал в интернете, что его симптомы — это самое прямое показание для обследования. Сложно доказать, что не всё так просто.

«Многие хотят сделать УЗИ всего тела, но количество врачей-диагностов в поликлиниках ограничено. И мы должны отсеивать пациентов, которые хотят сделать УЗИ без весомых причин. Обследования должны помогать в выставлении врачом диагноза или проверять, работает ли имеющееся лечение. Например, при язвенной болезни желудка — после терапии и диеты — нужно повторить ФГС, чтобы узнать, не начала ли язва кровоточить. Здесь два варианта — госпитализация или успешный процесс выздоровления. И это реальная проблема, а не желание „разобрать собственный организм по полочкам“»

Однажды пришла ко мне на прием пациентка — молодая девушка, она записалась планово и рассказала, что у ее мамы, бабушки и прабабушки была опухоль определенной локализации. Девушка пришла без конкретных жалоб, но с огромным страхом — она не хочет умереть от рака, как и многие женщины в ее роду. К таким людям мы относимся с пониманием — человек переживает, он может заболеть не только наследственно, но и «накрутить себя» психосоматически.

Мы обследовали пациентку на онконастороженность (готовность увидеть в каждом из симптомов болезни указание на возникший или прогрессирующий рак), у нее ничего не нашли, и моя рекомендация в ее случае — обследоваться каждый год. Ведь если обнаружить онкологию на ранней стадии — это признак того, что ты не просто так сидишь на месте терапевта.

За мою практику я наблюдала много людей, столкнувшихся с онкологией — это пациенты разных возрастов, они должны приходить к онкологу за плановой консультацией. Множество пациентов приходит с сердечно-сосудистыми заболеваниями; больные бронхиальной астмой и сахарным диабетом наведываются за рецептами на льготные препараты. Остальные — люди, пришедшие перед плановой диспансеризацией.

Меньше всего в мой кабинет попадает работяг — как правило, они приходят с конкретной жалобой и сдают анализы в поисках причины своего недуга. Чаще всего собственным здоровьем им некогда заниматься, и для них поликлиника работает с восьми утра до восьми вечера — доктора работают в две смены.

«Людям иногда просто лень идти в больницу»

Терапевта, как правило, можно вызвать на дом, и мы отправляемся на вызовы в определенные дома нашего участка. Случается, что врача вызывает лежачий пациент, который просто не имеет возможности самостоятельно прийти в поликлинику. Я прихожу к нему домой, осматриваю и обследую его, слушаю жалобы. Но есть и люди, которые просто знают, что есть такая функция у врача — прийти на дом — и доктора можно спокойно вызвать даже без весомой причины.

Бывает часто, что вызывают на дом терапевта взрослые мужчины 30-35 лет, выясняется, что у них три года назад стало покалывать в области сердца. То есть они ходят на работу, живут активной жизнью, но доктора вызывают на дом. Я пытаюсь в таком случае узнать — в чем дело? Почему после шести лежачих пациентов я прихожу к взрослому мужчине, который решил, что врач ему обязан? Это попросту неприятно — время на посещения я делю на количество вызовов, то есть другие люди получают меньше моего участия. А им оно необходимо.

«Людям просто лень иногда идти в больницу. Вызывают с болью в пояснице или в области грудной клетки. То есть человек, по сути, не хочет идти в поликлинику, но спускается, чтобы открыть мне дверь, предлагает заварить чай. Бывает, что нас вызывают и пьяные — по приезде просят открыть им больничный лист. Я слушаю его, смотрю и объясняю, что показаний для открытия больничного листа попросту нет. Часто таким горе-пациентам кто-то подсказывает, что это рабочая схема — вызвать терапевта и открыть больничный: мы должны прийти в этот же день и оказать помощь»
Фото: pixabay.com

Также в поликлинике имеется отдельная запись для неотложной помощи. Некоторые люди записываются на прием за неделю и приходят с плановыми проблемами, но случается, что человеку резко стало плохо, и мы должны ему оказать помощь. Пациент, записанный на прием сверх установленной нормативной нагрузки врача, получает талон без указания времени — «нулевой» талон. Таких пациентов принимают, по возможности, между теми, кто идет по обычному талону с указанием времени, или уже после окончания основного приема.

Случаются и курьезы, когда люди воспринимают свою ситуацию как острую. Например, они хотят попасть к неврологу поскорее, потому что давно у него не были, записываются по «нулевому» талону и возмущаются, что долго сидят в очереди.

Однажды молодой человек записался «нулевым» талоном, пришел ко мне на прием, расслабился, облокотился на спинку стула и сказал: «Вы сделайте так, чтобы я через 20 минут уже освободился». Но он, разумеется, за это время не успел...

«В поликлинике от ковида не защититься»

Сейчас в нашей поликлинике сократили количество докторов и медсестер в ковидной бригаде из-за снижения заболеваемости коронавирусом, но расслабляться рано — бригада работает, а пациенты — изолированы. В некоторых поликлиниках есть кабинет неотложной помощи, или имеется специальный человек, который следит за «температурящими» пациентами. В некоторых поликлиниках обустроили специальный вход с улицы для пациентов с подозрением на заражение.

Случалось, что по незнанию люди с подозрением на коронавирус приходили в поликлинику и отправлялись к терапевту, сидели в очередях и лишь на приеме признавались, что у них на лицо многие из симптомов ковида. Я не могла их не осмотреть — назначала лечение, отправляла на карантин. Потом оказывалось, что у них — положительный мазок, в такие моменты было сложно работать. Здесь же не «красная зона», защиты в разы меньше.

Среди «обмундированных» коллег из «красной зоны» Альбину найти сложно
Фото предоставлено героиней материала

Мой самый любимый вид пациентов — это люди благодарные. Радует, когда они к тебе приходят. Помню, перед 8 Марта у нас был сокращенный рабочий день, в коридоре — огромная очередь, и я слышу, что люди начали возмущаться — кто-то хотел без очереди ко мне «пролезть». Открывается дверь, забегает парень — мой бывший пациент. На него кричат в коридоре, но он произносит классическую фразу «мне только спросить», врывается и поздравляет с грядущим праздником. Затем уходит.

Приятные слова — это важно. Пациентов много, возникают конфликты, недовольства, и очень приятно просто услышать слова благодарности, иногда пробирает до слез, когда человек просто тебя поддерживает. Хотя в этой ситуации становится и немного грустно — обычное «спасибо» должно быть в порядке нормы, на мой взгляд.

В будущем я планирую и дальше работать терапевтом, развиваться, потому что в этой профессии я не всему научилась — хочется общаться с коллегами, изучать разные клинические случаи. Далеко не каждая профессия научит общаться с разными людьми и ладить с ними — и врач в этом смысле профессия познавательная — мне нравится.

Анастасия Гнедчик специально для Newslab

Рекомендуем почитать