>
>
>
«Старая жизнь никогда не вернется»: Олег Дерипаска — о будущем российской экономики

«Старая жизнь никогда не вернется»: Олег Дерипаска — о будущем российской экономики

19.04.2022
55
Олег Дерипаска
Источник: krskstate.ru

Экономическое будущее в сложившихся обстоятельствах

Когда Россия объективно смогла начать богатеть — только с 2003 года. Только к 2003 году мы смогли гармонизировать взаимоотношения с основным нашим торговым партнером — с Европой — во всех аспектах.

Вот кому-то кажется, что это очень примитивно — экспорт. Ну, к сожалению, экспорт... У нас не так много источников. У нас экспорт, накопления граждан, государственная собственность и эмиссия. Потому что иностранных инвестиций и всех остальных вещей не будет.

И сегодня, нужно прямо сказать, я с удивлением наблюдаю, что прошло полтора месяца, а с 2014 года прошло почти восемь лет, и мы как-то не можем сдвинуться. Мы замерли и ждем. Понятно, два года пандемии настраивали на ожидание, но нужно двигаться куда-то стране. Можно ничего не делать — упадем процентов на 30, на 40. Мне кажется, нужно объективно оценить ситуацию. Нам нужно выходить на новые рынки, потому что старые рынки и спрос на товары традиционного экспорта будет закрыт.

Нам нужно формировать новую финансовую систему и вообще по-новому решить проблему доступа к долгу и капиталу для всех компаний. Система государственных банков тоже требует реформы. Их и докапитализировать нужно и в целом разобраться — они с какой целью функционируют — с точки зрения извлечения этой ренты, которую им позволяет Центральный банк, или для того, чтобы обеспечивать экономический рост и рост доходов населения? Третий вопроса — доступ к технологиям и оборудованию тоже закрыт.

У нас нет другого пути, кроме как пересмотреть и отказаться от системы госкапитализма, какие бы ни были у кого ожидания. И если мы это сможем сделать сами — понятно, что проболтаемся между небом и землей, видимо, до октября, до ноября — то обойдемся без серьезных социальных потрясений. Что нужно сделать? Нужно вернуться к той модели, которую мы апробировали, и она уже рождалась — свободная рыночная конкурентная экономика, в которой основным приоритетом является частная собственность.

Сокращение госаппарата и освобождение предпринимателей

Нужно сократить госаппарат в два раза. Зачем он? Просто взять в два раза и сократить. Отказаться от всех персональных машин, оставить в стране 100 персональных машин и, как говорится, начать всё заново. Нужно порезать эту составляющую непонятную силовую-правоохранительную в три-пять раз. Оставить армию и флот, раз это единственный оплот. Все остальное — зачем?

У нас предприниматель — это теперь единственный источник надежды. Бежать-то им некуда. И капиталу сейчас бежать некуда. Это объективно. Поэтому для меня, конечно, очень важно, чтобы мы не пытались как-то отложить это и каким-то другим способом мечтать о том, что старая жизнь вернется. Не вернется никогда.

Жилье, ипотека и инфраструктура

Первое, куда люди готовы вкладывать — это в разную недвижимость, начиная от квартир. Значит, нужно этот процесс организовать. Ну как может ипотека быть под 12-15 % в Красноярске, в Иркутске работать? Я не понимаю вообще, зачем? Это же абсурд. Она никак не влияет на инфляцию. Значит, нужно принять это решение: стоимость ипотеки на Дальнем Востоке — 2 %, в Сибири — 3 %, на Урале — 4 %, на юге — 5 %. Нужно создавать инфраструктуру для строительства.

Я противник каких-то государственных мер, кроме одного — государство должно порезать всю вот эту роскошь государственной буржуазии под нож. Кто не согласен — на пенсию, в частный бизнес. Куда угодно. И освободить предпринимателя от всего. Даже, может быть, в Конституции внести какие-то изменения, чтобы было понятно, что он основа вот этих изменений. Если мы реально хотим за счет стабилизации экономики, за счет создания устойчивого экономического роста, который приведет к росту доходов вот в этих новых условиях.

Изменения в пенсионной системе

Еще один вопрос, который, я считаю, его нужно сделать. Я имею в виду пенсионную реформу. Нужно наполнить активы пенсионной системы так, чтобы для людей старше 45 лет был источник пенсионных платежей, не зависящий от федерального бюджета. И вот как раз вот эта госсобственность.

У нас же есть эти активы госкомпаний. Во-первых, их, скорее всего, нужно как-то реструктурировать, потому что вот эти монстры, они жили прекрасно, когда был свободный доступ на рынок. Сейчас пять-шесть компаний вместо одной крупной государственной компании гораздо лучше. И собственником этой компании, скорее всего, должен стать Пенсионный фонд, и, соответственно, должно быть профессиональное управление этими бумагами для получения дохода, чтобы мы не загоняли доходы в бюджет, потом бюджет делал дотацию этому Пенсионному фонду, трансферт, и мы платили.

Нужно восстановить здравый смысл и справедливость. Я считаю, это такой очень важный шаг, который именно сейчас нужно сделать.

Что нужно налоговой системе?

Последние годы страховые взносы были снижены на фоне пандемии, зато НДС подрастили на 2%. Плюс существенно ужесточили режим налоговых сборов и, собственно, в течение, по-моему, последних четырех лет объемы собираемых налогов росли с темпом 23% при росте, как у нас было, 3-4%.

Сейчас нужно стимулировать систему, возрождать экономическую активность. Восстановление разумной экономической активности создаст предпосылки для экономического роста, вовлекая все больше субъектов, у них будут расти доходы, нужно обо всех тоже подумать. Мы назвали Пенсионный фонд как некая форма решения вопроса социальной справедливости. Нужно освободить от подоходного налога все доходы ниже, чем 400 000 рублей в год. Просто это справедливо. Какой смысл? Нужно реально сократить НДС, может быть, опять так же, как это было в Китае для этих совместных предприятий, для первых сделать нулевой НДС.

Но нужно сейчас уже восстанавливать этот здравый смысл и признать, что пересидеть не удастся. Ведь что делал Центральный банк, отвечая на вызовы 2014 года? Он соблюдал санкционный комплаенс, как-то маневрировал. То есть хотел пересидеть типа нас сейчас простят и пустят назад, но не простят. Это прямо очень надолго, то есть прямо лет на 15. И лучше заняться, чем-то, что будет зависеть только от нас. И я надеюсь, что какие-то мирные соглашения будут подписаны, и сможем как-то потихонечку восстанавливать эти взаимоотношения, но, видимо, уже на новых каких-то основах.

По материалам журнала Expert

Рекомендуем почитать